Линки доступности

Зачем России Приднестровье?


Приднестровье. Здание Верховного Совета в Тирасполе

Приднестровье. Здание Верховного Совета в Тирасполе

Накануне переговоров по приднестровскому урегулированию в Москве эксперты пытаются понять стратегические интересы РФ в регионе

Ситуация в Приднестровье напоминает поведение России в Южной Осетии и Абхазии, считают участники слушаний Хельсинкской комиссии Конгресса США, в ходе которых они попытались вернуться к истокам конфликта и понять стратегические интересы России в Приднестровье.

Слушания прошли накануне неформальных консультаций по урегулированию конфликта в Приднестровье в формате «5+2» (Россия, Украина, ОБСЕ, США, ЕС, Кишинев и Тирасполь), которые состоятся во вторник 21 июня в Москве. Напомним, что официальные переговоры по приднестровскому урегулированию в данном формате были прерваны в 2006 году.

«На протяжении 20 лет приднестровский конфликт, в котором нет ни этнической, ни религиозной подоплеки, остается неразрешенным, прежде всего из-за участия российской стороны, – утверждает Владимир Сокор, старший научный сотрудник неправительственной исследовательской организации Jamestown Foundation, базирующейся в Вашингтоне. – Приднестровье вошло в лексикон международного сообщества как конфликт между двумя частями Молдовы, и это можно назвать величайшей заслугой российской дипломатии».

Объясняя свою точку зрения, эксперт напомнил, что конфликт берет свое начало в 90-х годах прошлого века, когда российские войска, дислоцированные в Приднестровье, заняли территорию левого берега Днестра и позднее, в 1992 году, перешли на правый берег реки. Владимир Сокор назвал этот маневр «наглядным примером иностранного военного вмешательства», в результате которого был подписан договор между Российской Федерацией и Республикой Молдова.

«Договор был подписан президентами Борисом Ельциным и Мирчей Снегуром. Представители Приднестровья не участвовали в этом договоре, – пояснил эксперт. – Таким образом, российская дипломатия искусственно создала конфликт, который с тех пор вошел в лексикон международного сообщества как конфликт между двумя частями Молдовы, в то время как РФ стала исполнять роль посредника или миротворца. Это и есть главное препятствие на переговорах в формате “5+2”, так как проблема сегодня воспринимается как гражданский конфликт».

«У России в Приднестровье есть стратегические интересы. Ее программа “минимум” состоит в создании подконтрольного ей анклава, наподобие Калининграда, а программа “максимум” заключается в достижении того, чтобы Тирасполь получил необходимое для вето количество мест в молдавском парламенте и смог имплементировать поручения Кремля», – такое мнение высказал на слушаниях в Хельсинкской комиссии Конгресса США Влад Спану, президент Молдавского фонда в Вашингтоне.

На официальном сайте Министерства иностранных дел РФ в связи с предстоящими переговорами опубликовано следующее сообщение для СМИ, где объясняется официальная позиция России: «…МИД России подтверждает неизменность российской позиции, которая последовательно исходит из признания суверенитета и территориальной целостности Республики Молдова при уважении закрепленного в ее конституции принципа нейтралитета. Именно на этой основе мы выступаем за согласование долгосрочного взаимоприемлемого политического урегулирования, которое обеспечит гарантированный особый статус Приднестровья в составе Молдавского государства».

Эксперты неоднократно обращали внимание на так называемый «российский аспект» конфликта. В частности было отмечено, что руководители Приднестровья имеют крепкие связи с РФ, многие являются российскими гражданами, а приднестровское МВД считается «филиалом» СВР России.

«Реинтеграция Приднестровья невыгодна прежде всего правящей элите региона, так как это лишит их значительных привилегий, – считает заместитель директора российской и евразийской программы Фонда Карнеги Мэтью Роджански, напоминая, что в регионе дислоцировано порядка 1500 российских солдат. – Кроме того, военное присутствие в регионе весьма символично для Москвы, которая таким образом получает стратегически важное положение перед Западом и рычаги психологического давления на Украину».

«Ситуация в Приднестровье напоминает поведение России и в других регионах постсоветского пространства, например, в Южной Осетии и Абхазии, – говорит Влад Спану. – Я вижу в этом попытки Москвы закрепить за собой своеобразную монополию на мирное урегулирование конфликтов в бывших республиках СССР, а в конечном итоге – установление там сфер влияния. Международное сообщество никогда официально не признавало этой роли России, однако своим молчанием Запад содействует России в достижении ее целей».

Адвокат Линдон Алин, бывший советник по политическим вопросам при посольстве США в Молдове, советует не забывать, что Россия финансово поддерживает Приднестровье, выделяя 25 млн долларов в год. «Есть мнения, что экономика региона без российских субсидий сможет просуществовать всего 2-3 месяца, – отмечает он. – Поэтому властям Молдовы необходимо сделать реинтеграцию экономически привлекательной для Приднестровья».

В этом процессе, по мнению эксперта, важная роль принадлежит Соединенным Штатам, которые должны будут серьезно рассмотреть возможность отмены поправки Джексона-Вэника в отношении Молдовы, наладив, таким образом, нормальные торговые отношения со страной.

Другие материалы о происходящем в республиках бывшего СССР читайте в рубрике «СНГ и регионы»

XS
SM
MD
LG