Линки доступности

Эксперты говорят, что возможность этого велика, как никогда прежде

Российская общественность горячо обсуждает тему переименования Волгограда в Сталинград – в очередной раз, поскольку эта тема множество раз поднималась политиками, журналистами и ветеранскими организациями в России за последние десять лет. Разговоры о таком шаге возникали с каждым юбилеем победы во Второй мировой войне, коммунисты России вносили требование возвращения городу имени Иосифа Сталина в свои предвыборные программы.

Последний всплеск интереса возник из-за слов президента России Владимира Путина. «В соответствии с нашим законодательством переименование – дело субъекта или муниципалитета. Жители самого города должны провести референдум, где определиться», – сказал Владимир Путин на встрече с ветеранами войны во французском Довиле 6 июня. «Как скажут жители, так и сделаем», – пообещал он.

Позже пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков попытался смягчить впечатление от слов президента, сообщив, что медиа неверно истолковали ответы российского лидера на настойчивые вопросы одного из ветеранов: «Отвечая на вопрос ветеранов в Нормандии, Путин отметил, что это не входит в его прерогативы – принимать решение о переименовании города или населенного пункта».

Российские правозащитники сразу же выступили с критикой слов Путина. Председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева сказала, что для нее такое переименование «было бы личным ударом».

Русская православная церковь, к удивлению многих, отнеслась к возможности референдума о названии «Сталинград» положительно: глава синодального отдела по взаимоотношениям церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин заявил, что «не видит причин, почему не позволить людям высказаться на эту тему». «Слово “Сталинград” уже живет жизнью, независимой от имени Сталина, ассоциируется с победой в известной битве, с некоторой частью нашей истории», – добавил представитель РПЦ.

Почему тема, которая на фоне событий в Украине, преследования НКО и неясного экономического будущего России кажется второстепенной, вызвала бурную общественную дискуссию? Эксперты, опрошенные «Голосом Америки», говорят, что причина одна: на этот раз переименование действительно может состояться именно в силу общественно-политических факторов.

Лилия Шевцова: это признак военно-патриотической мобилизации

По словам ведущего научного сотрудника Московского центра Карнеги Лилии Шевцовой, идея о переименовании Волгограда в Сталинград возникла потому, что «сейчас Россия оказалась в состоянии военно-патриотической мобилизации, причем более успешной, чем дважды за последние 20 лет».

«Военно-патриотических мобилизаций было уже две: в 1999 году во время второй чеченской войны, которая вбросила Путина в Кремль, и в 2008 году, во время российско-грузинской войны, когда то же общество удалось объединить вокруг государства на идее войны. Мобилизация 2008-го была даже более сильной, интенсивной, хотя и более краткосрочной, чем сегодня, в 2014 году» – отмечает Лилия Шевцова в интервью Русской службе «Голоса Америки».

Эксперт сравнивает пропагандистские приемы российской власти с разбрасыванием наркотика в толпе: «Сейчас, когда Путин вбросил в общественную жизнь, в нашу ментальность последнюю долю наркотика – военный наркотик, ему нужно либо поддерживать эту мобилизацию постоянными вбросами, либо уходить. Потому что это самое сильнодействующее средство, после этого российское общество уже ничто не возьмет».

С другой стороны, Кремль, по мнению Лилии Шевцовой, опасается крайностей в отношениях с Западом: «Очевидно, Кремль сейчас находится в состоянии поиска. С одной стороны, нужно как-то замириться с Западом, потому что санкции серьезны, других допустить нельзя. А одновременно нужно поддерживать наркотическое состояние общества. Поэтому Кремль ищет. Эта встреча с военными, с ветеранами, эта сама идея, естественно, была подготовлена, запланирована».

При этом Лилия Шевцова полагает, что идея с переименованием Волгограда в Сталинград в принципе неудачна.

«Такой шаг может только разъединить. Поэтому Песков – на всякий случай – добавил нотку неопределенности», – резюмирует Шевцова.

Александр Проханов: название “Сталинград” – мистическое

Публицист и писатель Александр Проханов уверен, что название «Сталинград» на самом деле имеет много общего с христианством. Об этом он сказал в интервью «Голосу Америки»: «Я настаивал на возвращении этого имени городу десятилетия назад. В Сталинграде произошло не просто военное столкновение, не просто идеологическая или геостратегическая схватка Германии и России, там произошла схватка света и тьмы, фашистской тьмы и мистического света, который не отрицает того чертежа, по которому был создан мир Господом. Поскольку в этой войне победил свет, победил советский солдат, то, может быть, даже эта крамольная моя мысль – в этой схватке участвовал Иисус».

Писатель горячо приветствовал слова Владимира Путина о референдуме.

«Городу был дан псевдоним, – говорит он. – Этот колодец, из которого Россия черпала энергию победы, был закупорен, а может быть, даже осквернен. Эти энергии были закупорены Хрущевым. Возвращение этому городу его мистического имени “Сталинград” является в историческом смысле возвращением сегодняшней России огромных исторических энергий. Этим мы и объясняем это, на этом мы и настаиваем. И близкие к Путину люди транслируют эту идеологию ему. Мне кажется, он к ней неравнодушен».

Николай Сванидзе: слова Путина прозвучали как одобрение

Телеведущий и член Совета при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека Николай Сванидзе в беседе с «Голосом Америки» высказывает предположение, что сейчас возможность переименования Волгограда в Сталинград серьезно увеличилась: «Шансы изменились, потому что изменилось общее настроение, естественно. А на общее настроение во многом ориентируется руководство страны, которое не хочет идти с ним вразрез. Другой вопрос, что руководство страны эти настроения само в значительной степени и раскачало».

Николай Сванидзе уверен, что Владимир Путин своим ответом подал совершенно определенный сигнал: «У Путина очень хорошая реакция, он очень опытный. Он бы мог по-другому сформулировать свою позицию: мог бы сказать, что, например, не считает, что это будет хорошо для имиджа, для репутации России. Или – что очень много людей против, и мы должны уважать их мнение. Либо он мог сказать: “У меня нет уверенности, что большая часть жителей Волгограда хочет именно этого”. И – все, тема закрыта. А он конкретно сказал про референдум. Это звучало как предложение, как благословение».

Телеведущий говорит, что в этих условиях, если референдум состоится, его результат можно во многом считать предрешенным.

«Хотя социологические цифры показывают, что там далеко не большинство в Волгограде за переименование, тем не менее, тот, кто будет считать, тот и сделает результат, а местная администрация и будет считать, и если она восприняла слова Путина как благословение, то результат она обеспечит», – констатирует Николай Сванидзе.
  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG