Линки доступности

Эксперты считают опасность прямого столкновения военных США и России вполне серьезной

МОСКВА — Российские официальные представители в четверг ответили жесткими заявлениями на прозвучавшие накануне слова представителя Госдепартамента США Джона Кирби, обрисовавшего опасность терактов и жертв среди военных, возрастающую для России после ее действий в Сирии, в частности – после бомбардировок Алеппо, которые ранее многие представители западных стран назвали «военными преступлениями».

Джон Кирби

Джон Кирби

Наиболее резким был комментарий заместителя министра иностранных дел России Сергея Рябкова: он назвал слова представителя Госдепа «определенным эмоциональным срывом на фоне неготовности администрации Обамы выполнить свою часть договоренностей». Рябков обвинил Вашингтон в поддержке терроризма и натравливании террористов на Россию: «Мы не можем по-другому это охарактеризовать, как де-факто поддержку террористов со стороны нынешней администрации США. Неприкрытые приглашения США применить против России террористическое оружие – это показатель того, до какой политической низости в своих подходах к ближневосточным делам, конкретно к нынешней ситуации в Сирии, дошла нынешняя администрация США».

Сергей Рябков заявил, что «с Россией нельзя говорить языком ультиматумов, это неприемлемо никогда, а сейчас тем более». Позже в интервью «Интерфаксу» замминистра иностранных дел России был еще менее дипломатичен, комментируя возможность «силового сценария» в Сирии. «Мы всегда знали, что американцы этот камень за пазухой держат. Но именно сейчас, когда решается судьба договоренностей от 9 сентября и перспектива их реализации теми же самыми американцами ставится под сомнение, появление такого рода вбросов – это подтверждение линии на срыв, на то чтобы поставить крест на дипломатических усилиях» – сказал Сергей Рябков, добавив, что «маски отброшены».

Про «маски» говорил в четверг и представитель российского министерства обороны Игорь Конашенков, реагируя на слова Джона Кирби: «Его слова – самое откровенное признание американской стороны, что вся, якобы ведущая гражданскую войну в Сирии оппозиция, –является подконтрольным США международным террористическим интернационалом. Маски сброшены, господа?»

Дмитрий Песков

Дмитрий Песков

Несколько более сдержанная реакция последовала от пресс-секретаря президента России Дмитрия Пескова. Назвав слова представителя Госдепартамента «достаточно неуклюжими», Песков обвинил Вашингтон в неспособности контролировать действия сирийской оппозиции: «В настоящий момент восточная часть Алеппо контролируется террористами, они там полностью доминируют. Какого-то отделения этих террористов от умеренной оппозиции нет. Соединенные Штаты не обеспечили этот процесс». При этом представитель Кремля заметил: «Мы, конечно, не хотели бы видеть ситуацию, когда неспособность выполнить взятые на себя обязательства наши коллеги из Вашингтона камуфлируют словесными нападками на нашу страну и камуфлируют абсолютно несостоятельными обвинениями России во всех смертных грехах».

Перемирие в Сирии сорвано, и взаимные обвинения Вашингтона и Москвы звучат весьма резко. Запад в претензиях к Москве занимает единую позицию: по словам представителей Франции и Британии, именно Москва ответственна за массовую гибель мирных жителей и постоянные бомбардировки в Алеппо. Может ли словесное столкновение перерасти в реальное противостояние?

Андрей Пионтковский: Изменение тона в отношении Москвы – общее решение Запада

Политолог Андрей Пионтковский, вынужденный покинуть Россию из-за преследований со стороны властей, говорит в интервью «Голосу Америки», что перемены в лексике Запада в отношении России начались чуть раньше: «Это началось не вчера, а на заседании Совета Безопасности в воскресенье. Все видно по первым четырем выступлениям – послов США, Великобритании, Франции и потом (представителя России Виталия — Д.Г.) Чуркина. Перед этим в субботу было то, что западная пресса назвала «ультиматумом западных держав России». А в выступлениях уже посол Франции назвал абсолютный террор Сирии и России в отношении жителей Алеппо военными преступлениями. «Это не борьба с терроризмом, это варварство» – это сказала Саманта Пауэрс от США. Да, и самое жесткое заявление посла Великобритании – что Россия становится международным изгоем. Мне совершенно ясно, что на этом совещании в субботу было принято решение – резко изменить отношение и к первому лицу в России, и ко всей российской власти».

При этом Андрей Пионтковский критически оценивает высказывания Джона Кирби: «Я, как российский гражданин, имею право такое сказать, а господин Керби не имеет, мне кажется, это не тактично и не дипломатично. Это немедленно используется российской пропагандой в плоскости «нам угрожают американцы, которые стоят за всеми взрывами террористов, за всей их деятельностью, они нас шантажируют, они нас заставляют идти на какие-то уступки». Стилистика выражений господина Кирби неудачна».

По мнению политолога, сейчас страны, поддерживающие сирийскую вооруженную оппозицию, могут начать поставки ей зенитно-ракетных комплексов: «Бомбить войска Асада американцы не будут, но закроют глаза на то, что страны Залива будут передавать повстанцам ПЗРК. Это активизирует попытки Сирии и России уничтожить Алеппо полностью и взять формально то, что те развалины, которые от города останутся. Однако поражение Асада неизбежно, и в окружении Путина могут задавать друг другу вопросы – а в чем позитивные результаты для России сирийской авантюры? Самые дерзкие, возможно, и его самого об этом спросят».

Алексей Арбатов: ответственность за нынешнее обострение лежит на США

Эксперт Московского центра Карнеги Алексей Арбатов в разговоре с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» с беспокойством отмечает, что риторика в заявлениях США и России возвращает отношения двух стран к самым мрачным временам: «У нас отношения явно пошли вразнос. Градус риторики уже вполне на уровне самых острых периодов «холодной» войны. Если США реально начнут применять авиацию по войскам Асада, Россия будет применять авиацию – в еще большей степени – по умеренной оппозиции. Мы можем дойти до прямого вооруженного столкновения. Тогда мы вернемся прямо на 50 с лишним лет назад в эпоху Карибского ракетного кризиса. Я считаю, что это очень опасное развитие событий».

Эксперт по вопросам безопасности считает фразы, которые использовал Джон Кирби в своем комментарии по поводу последствий сирийского кризиса для России некорректными: «Нагнетать напряженность и кипеть благородным гневом, на мой взгляд, со стороны пресс-секретаря Госдепа совершенно неразумно и непрофессионально. Во-первых, здесь логики никакой нет: террористы могут свои акты совершать как в условиях перемирия, стороной которого террористы не являются, так и в условиях боевых действий. Во-вторых, нужно понимать господину Кирби, что если произойдет какой-нибудь террористический акт в России, или с российским самолетом или судном, то сразу же будет сказано: «Вы помните, Кирби угрожал? Вот куда тянется след…»

Александр Гольц: Для Москвы это может быть хуже, чем Афганистан

Независимый военный эксперт Александр Гольц говорит, что предвидел нынешнее обострение между Россией и США: «Я недавно писал о том, что еперь надо думать не о военном сотрудничестве России и США, а о том, как избежать прямой конфронтации. Совершенно очевидно, что обвинения России в действиях, связанных с гибелью людей в Сирии, основательны, коль скоро Россия поддерживает режим Асада. Понятно, что никакого сотрудничества России и США в Сирии не было, нет и не будет, и подписанные Керри и Лавровым документы были мертвы уже в момент подписания по той простой причине, что нет никакого доверия, что это доверие находится на уровне ниже нуля».

Эксперт уверен, что Джон Кирби высказывался не только о том, как Россия может пострадать от исламистов, но и о возможности инцидентов между американскими и российскими военными: «В его словах, я думаю, речь шла об угрозе возможного столкновения боевых самолетов России и США в сирийском небе – вот что на сегодняшний день представляет наибольшую опасность, на мой взгляд». При этом, по мнению Александра Гольца, США не будут поставлять зенитно-ракетные установки сирийской оппозиции: «Это было бы то же самое, что открыть «ящик Пандоры», когда эти ПЗРК потом найдутся где-нибудь у палестинцев».

Александр Гольц видит развитие ситуации в Сирии так: «Единственное, что может делать Россия в Сирии – это усиливать воздушные удары по тем, кого она называет террористами, с дальнейшим подключением стратегической авиации. Никаких существенных результатов эти удары принести не могут. Даже если случится чудо, и Алеппо падет, эта победа совсем не означает победу Асада в этой гражданской войне. Неизбежно встанет вопрос о наземной операции: силы, которые действуют против оппозиции в Сирии, довольно ограничены, войска сирийского правительства измотаны, остаются силы «Хезболлы» и Ирана. Далеко не факт, что этого достаточно, чтобы одержать победу. Поэтому в Москве люди, ответственные за операцию, будут настаивать на том, что нужна наземное вмешательство – это будет катастрофой для России, потому что эту войну выиграть невозможно».

Военный эксперт предполагает, что в случае наземного вмешательства России в конфликт на территории Сирии последствия для Москвы будут хуже, чем для СССР с его афганской кампанией: «С Афганистаном была прямая граница, и можно было поддерживать очень большую группировку с постоянными поставками всего необходимого. В Сирии все иначе: 2000 километров отделяют нас от Сирии, и обеспечение этой операции все-таки ограничивает размеры группировки. Это будет долгая война с потерями – и с ограниченными силами».

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG