Линки доступности

Переговоры министров «Нормандской четверки» в Германии не приблизили урегулирования на востоке Украины

МОСКВА – Очередной раунд переговоров министров иностранных дел «нормандской четверки» – Германии, России, Украины и Франции – не привел к какому-либо сближению позиций Москвы и остальных членов квартета.

После заседания, прошедшего 11 мая в Берлине, министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что, по его мнению, именно отсутствие политической воли в Киеве является препятствием к решению проблемы восточных территорий Украины: «Все аспекты – выборы, статус, конституционная реформа и амнистия – они взаимосвязаны. По нашему убеждению, пока этот пакет не согласован и не одобрен, а одобрять его, конечно же, должна Верховная Рада, выборы проводить будет практически невозможно». Лавров также сообщил, что обратился «к украинской стороне с просьбой не уходить от обязательств по выполнению Минских договоренностей».

При этом одним из главных действий, как следует из текста Минских соглашений, должно быть возвращение российско-украинской границы под контроль украинских пограничников, однако российский министр не остановился в общении с прессой на том, когда этот вопрос будет решен. Также Сергей Лавров вновь заявил, что «решаться все эти проблемы должны в прямом диалоге между Киевом, Донецком и Луганском», поскольку, по его словам, Россия – «не сторона конфликта».

Следует напомнить, что международные организации, в частности, ОБСЕ и Совет Европы, приняли документы, в которых прямо говорится о присутствии российских войск на востоке Украины. Эта информация также подтверждается многочисленными свидетельствами журналистов, работавших в этой горячей точке.

Украинская сторона предложила план урегулирования

Министр иностранных дел Украины Павел Климкин, общаясь с журналистами после встречи с коллегами, сообщил о плане урегулирования с предполагаемым участием специальной мониторинговой миссии ОБСЕ (СММ), предложенном Киевом: «Мы предложили трехступенчатый план, который содержит организацию ряда баз для СММ, с которых можно будет контролировать границу, обеспечение размещения соответствующего оборудования, чтобы контролировать точки риска, в частности, автомобильные и железные дороги, и, конечно, разместить сотрудников ОБСЕ на пунктах пропуска с нашей стороны, а также некоторые другие детали».

Павел Климкин подчеркнул, что для Киева вопрос контроля над границей является одним из ключевых. По его словам, на встрече рассматривались способы того, «каким образом продвигаться далее в направлении разминирования, каким образом все-таки принудить Россию и поддерживаемых Россией боевиков предоставить доступ для миссии ОБСЕ, чтобы каким-то образом все-таки контролировать ситуацию на Донбассе, и конечно же, ключевой вопрос – мониторинг границы».

Министр иностранных дел Украины также добавил, что участники встречи пришли к согласию о необходимости присутствия «международного компонента» на местных выборах в Донбассе: «Мы согласились, что этим компонентном может быть СММ ОБСЕ. Мы также дискутировали, каким может быть мандат этой миссии, какими могут быть правила для данной миссии, а также компонент вооружения. Я рад, что есть общее понимание того, что данный вопрос необходимо и в дальнейшем обсуждать».

Однако Сергей Лавров в своих комментариях для прессы после встречи заявил, что не приемлет обеспечения вооружением сотрудников СММ: «Мы убеждены, что вполне можно безопасность в ходе выборов обеспечить без какой-либо военизированной структуры».

Федор Лукьянов: Минские соглашения пока живы

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов в интервью Русской службе «Голоса Америки» сказал, что «Минск-2» жив, потому что заменить его нечем: «Он жив, потому что если он умрет, то тогда вообще никто не знает, что делать. Подписание этих соглашений в 2015 году позволило, во-первых, прекратить войну, во-вторых, создать какую-то квазиправовую реальность, за которую все ухватились. Все как мантру повторяют, что альтернативы нет – ее действительно на сегодняшний день нет, если, конечно, не считать таковой возобновление боевых действий, но это, по-моему, сейчас не является желанной целью ни для кого из участников».

При этом политолог считает, что вопрос о границе Россия согласится решать только после того, как Киев примет некоторые необходимые документы: «По поводу границы в Минских соглашениях, конечно, все написано довольно обтекаемо, но все-таки из них достаточно логично вытекает последовательность действий: сначала – меры по политическим гарантиям (закон об особом статусе, выборы, амнистия, то, что должно создать некие гарантии для всех этих активистов и сепаратистов), а потом уже передача контроля над границей, отрезание их от России иными словами. В любом случае Россия это трактует именно так: сначала – политический процесс, а потом – передача границы, и от этой позиция Россия не отступит ни в каком случае, это совершенно очевидно».

Федор Лукьянов, являющийся председателем президиума неправительственной российскойорганизации «Совет по внешней и оборонной политике», вслед за российским МИДом возлагает ответственность за отсутствие прогресса в урегулировании в Украине на украинские власти: «Даже если считать, что украинские власти хотят продолжать этот минский процесс, им невозможно ни принять эти законы при нынешней политической расстановке сил, ни сформировать соответствующее общественное мнение, политическую атмосферу. А в это все упирается. Поскольку там не принимаются те документы, которые требуются по «Минским соглашениям», Россия, естественно, говорит: ну, давайте, принимайте».

Марк Урнов: «Минские соглашения» нужны России, чтобы уходить, «сохранив лицо»

Известный российский политолог Марк Урнов, в прошлом – руководитель Аналитического управления при президенте России, напротив, не считает, что выполнение «Минска-2» тормозится Киевом. По его мнению, в том, чтобы соглашение заработало, в первую очередь не заинтересованы пророссийские сепаратисты: «Они обязательно попробуют срывать эти соглашения, точно так же, как палестинцы интенсивно срывали соглашение между Египтом и Израилем в свое время. Есть очевидные механизмы в такого рода конфликтах, когда образуется группа с определенными интересами, которая боится, что ее бросят, потому что она наделала очень много. И выхода у них никакого нет, как только драться до последнего или сдаваться, что им тоже плохо, или прибежать в Россию прятаться, как это сделал Янукович».

Марк Урнов при этом уверен, что сами «Минские соглашения» – это документ, существование которого необходимо, но выполнение практически невозможно: «В таком виде, в каком они сформулированы, они, с моей точки зрения, нереализуемы, просто потому что есть формулировки, по которым никак к компромиссу не прийти. Но они – это такой недостижимый идеал, который способствует, на самом деле, снижению интенсивности огня и, что самое главное, дает возможность России начать медленно вытягивать свои силы из тех зон, которые нынче именуются «ДНР» и «ЛНР».

По мнению Марка Урнова, в нужности проекта «Новороссии» Кремль убедили в свое время лояльные политологи: «Совершенно очевидно, что влезла Россия туда, совершенно не подумав и, с моей точки зрения, будучи сбитой с толку бредовыми конструкциями разного рода аналитических центров, которые убеждали руководство страны, что Украина вообще не устоит, что туда только влезь – и все развалится, что восточные области тяготеют к России и будут счастливы. На самом деле весь такой псевдоаналитический бред и сработал. В Кремле и вокруг него по этому поводу – тоже бешеное столкновение интересов».

Эксперт уверен, что российское руководство хочет покончить с поддержкой сепаратистов, но при этом не желает «терять лицо»: «Понятно, что, войдя туда, Россия не может себе позволить роскошь просто публично сказать, что мы ошиблись и, вообще, все это не надо было делать. Значит, нужна какая-то такая атмосфера, в которой можно было бы делать это постепенно, убеждая всех, что все было правильно сделано. Собственно, от этого, я думаю, единственная польза в Минских соглашениях для России и есть».

Марк Урнов подметил еще одну возможную пользу от Минских соглашений – они не позволяют оставить конфликт на востоке Украины в замороженном состоянии: «В замороженном виде этот конфликт, с моей точки зрения, не может существовать. У сепаратистов сил нет для того, чтобы обеспечить свою автономию. Если Россия прекратит так или иначе их поддерживать, то в обозримой перспективе, я думаю, что все это закончится».

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG