Линки доступности

Адвокат арестованного в России украинского журналиста рассказал корреспонденту Русской службы «Голоса Америки» о первом визите к подзащитному

МОСКВА – Известный российский адвокат Марк Фейгин вечером 4 октября после долгих проволочек со стороны российских официальных лиц был допущен к арестованному в России журналисту украинского агентства «Укринформ» Роману Сущенко. Роман Сущенко находится в следственном изоляторе «Лефортово», формально подчиненном Министерству юстиции России, но традиционно используемом российскими спецслужбами для содержания там заключенных, следствие в отношении которых ведет Федеральная служба безопасности России.

Украинский журналист был задержан 30 сентября сотрудниками ФСБ, которые не дали ему оповестить никого из близких о задержании. О том, что он находится в «Лефортово», лишь случайно узнали правозащитники из Общественной наблюдательной комиссии, которые и придали этот факт гласности в начале этой недели. 1 октября суд в Москве арестовал Романа Сущенко на два месяца по подозрению в шпионаже.

В интервью корреспонденту Русской службы «Голоса Америки» Марк Фейгин рассказал о своем посещении украинского журналиста.

Данила Гальперович: Как произошла ваша встреча с Романом?

Марк Фейгин: Я попал к Роману Владимировичу уже во второй половине дня во вторник, перед самым закрытием, на 15 минут. Я так понимаю, что пришла бумага из Следственного управления ФСБ о моем допуске к делу, и, таким образом, меня допустили до встречи с ним. Роман Владимирович подписал соглашение о том, что я его защищаю. Он уже знал, что я его адвокат, поскольку у него есть радио в камере, и он услышал в новостях, что ко мне обратилась его жена с просьбой, чтобы я его защищал.

Д.Г.: В те несколько суток, которые он находился без вашей юридической помощи, что происходило?

М.Ф.: Он раньше был в карантинной камере, теперь уже нет, и одет в обычную одежду, не в робу. Роман еще в понедельник отказался от адвоката по назначению, услышав по радио, что я буду его защищать. Адвокат, которого ему предоставила ФСБ, дама, говорила ему, что надо сотрудничать со следствием, и так далее – именно такие у ФСБ адвокаты по назначению. Он не признал вину. Одну единственную подпись он поставил – лишь об ознакомлении с постановлением о возбуждении уголовного дела, ничего такого критичного он не сделал. Для адвоката здесь есть, чем заниматься. Он рассказал, что приехал с частным визитом. Для него самого было шоком то, что задержали, что он оказался в этой ситуации. Он этого не мог предполагать.

Д.Г.: Каково психологическое состояние вашего подзащитного?

М.Ф.: Он журналист, и он не считает себя виновным. Он не в подавленном состоянии, бодро держится и готов воевать. Я ему сказал, что это надолго, что надо приготовиться к долгой борьбе. Это может быть не дни и даже не месяцы – Бог знает, сколько это займет. Но нужно готовиться и бороться за свою невиновность. Меня очень порадовало, что он к этому готов. Есть бытовые сложности, которые мы обсудили: у него ничего нет – только та одежда, в которой он был. Сейчас мы это решаем. Он действительно передавал привет и благодарность тем, кто его поддержал, беспокоился о жене и дочке, как у них дела. На него оказывалось психологическое давление: Роман сказал, что следователь ему предлагал сделку с признанием вины, говорил, что «не надо адвоката Фейгина, мы вам своего дадим, очень хорошего по соглашению адвоката». Но это всегда они так им говорят, во всех таких делах.

Д.Г.: Каковы ваши дальнейшие шаги?

М.Ф.: Мы готовимся к предъявлению обвинения, о чем ему сказал следователь. Оно будет в пятницу, 7 октября, ему будет предъявлено обвинение по 276-й статье УК о шпионаже, естественно. По этой же статье возбуждено дело, по которому он пока проходит подозреваемым. Меру пресечения, которая ему избрана 1 октября, сразу на следующий день после задержания 30 сентября, – арест, я уже обжаловал двумя разными способами. Я читал документы, связанные с тем, что ему вменяется. Не могу рассказывать об этом, но то, что я прочитал, то, что ему вменяется, – это нонсенс, страшная ерунда. Я, конечно, предпочту, чтобы ФСБ сама обнародовала все, что у них есть, поскольку это составляет гостайну, – пусть сами и обнародуют, пусть доказывают убедительно доводы о его виновности. Я также сейчас намереваюсь приобщить еще несколько ходатайств, в частности, справки из Минобороны Украины, которое заявило, что он не являлся никаким штатным сотрудником разведки.

Д.Г.: Предыдущие суды над украинскими гражданами, захваченными российскими спецслужбами, неизменно заканчивались обвинительным приговором и сроками лишения свободы. Как вы думаете, возможен ли иной исход в случае Романа Сущенко?

М.Ф.: Мы, конечно, будем спорить и работать в суде, хотя исход этого суда предсказуем. Я считал и считаю, что без международного давления в нашей стране человеку, попавшему в такое положение, не спастись.

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG