Линки доступности

Российские политические активисты и эксперты разделились – нужно ли было идти голосовать на выборах Госдумы

МОСКВА — Российская политическая среда, оппозиционная Кремлю и «партии власти», разделилась в отношении того, нужно ли было участвовать в голосовании 18 сентября. Известные политические активисты, правозащитники и журналисты спорят друг с другом о том, можно ли считать в авторитарном государстве выборы выборами, и что является более четким выражением гражданской позиции: голосование за оппозиционных кандидатов или полный бойкот организованного российскими властями голосования, сопровождавшегося массовыми нарушениями.

Представители российской власти – президент Владимир Путин и руководство лояльных Кремлю партий – уже выразили удовлетворение итогами выборов в Госдуму, что только подогрело спор в оппозиционных кругах России.

В интервью Русской службе «Голоса Америки» представители разных точек зрения по поводу необходимости голосования в нынешних российских условиях выдвинули свои аргументы. Они также дали свои прогнозы того, как будет развиваться в России ситуация после выборов, на которых «партия власти» получила в Госдуме самое большое количество мест за всю постсоветскую историю.

Александр Подрабинек: не участвовать в фальсификации

Известный российский правозащитник и диссидент советских лет, публицист Александр Подрабинек говорит, что участие в прошедшем 18 сентября голосовании, независимо от намерений участвовавших, придало ему больше легитимности, а этого делать, по его мнению, было нельзя: «Когда вы принимаете участие в заведомой фальсификации, зная, что она будет такой же, какой была много раз подряд, вы становитесь ее соучастником. Вы можете быть убедительным, самым яростным противником власти, но соглашаясь участвовать в выборах, вы признаете систему, которая дает власти легитимность».

«Кроме того, люди, которые шли в Госдуму и те, кто голосовал на этих выборах, помогали создать для мира «потемкинскую деревню» в Охотном ряду. Давали возможность представлять во всем мире дело так, что в России есть демократические выборы, а оппозиция принимает участие в выборах, но, к сожалению, настолько слаба, что не может получить ни одного места. А то, что все это - жульничество и фальсификация, надо потом доказывать» - считает Александр Подрабинек.

Публицист считает, что прошедшие выборы в Госдуму были еще одним шагом по приближению нынешней российской реальности к реальности советской: «Участвуя в профанации выборов, люди волей-неволей способствуют реставрации советской системы - именно той системы, при которой выборы были абсолютно профанированы, абсолютно бесполезны, абсолютно декоративны, потому что с каждым годом выборы в России принимают все больше и больше черты выборов советского времени».

Кроме того, напоминает Александр Подрабинек, Госдуму избирали и на территории оккупированного Россией Крыма, и те, кто участвовал в голосовании, по его мнению, опосредованно легализировали и незаконные выборы в Крыму, которые уже, как заявили США и Евросоюз, никогда не будут признаны.

Александр Подрабинек уверен, что даже если бы небольшое число оппозиционеров прошло в парламент, то они бы там не смогли заниматься тем, для чего в парламент идут: «Люди, которые пытались попасть в Госдуму, не были намерены заниматься законотворчеством. Даже если их было бы несколько человек, это невозможно – они не смогут проводить законы. И они в качестве оправдания говорят, что занимались бы какими-то второстепенными делами, частными случаями. Это как если бы человек шел в оперу – но не смотреть оперу, не слушать ее, а поесть в буфете и показать свой последний наряд».

Известный диссидент предполагает, что усилившаяся монолитность российской власти может подвигнуть ее на новое закручивание гаек из-за ощущения отсутствия сопротивления: «Власть может двигаться либо в сторону авторитаризма, либо в сторону демократизации. Застой, стагнация для нее равносильна потере инициативы, и тогда инициативу возьмут в свою руки другие политические силы, может быть, самого разного характера. Я думаю, что власть будет идти по пути ужесточения, по пути реставрации советских норм управления. Намерение возродить Министерство государственной безопасности, о котором сейчас говорят, свидетельствует о том, что они настроены вполне серьезно».

Сергей Пархоменко: вменяемые депутаты в Госдуме были бы нужны в любом случае

Приглашенный эксперт Института Кеннана, журналист Сергей Пархоменко придерживается точки зрения, что в выборах нужно было участвовать обязательно: он и сам голосовал, и наблюдал за подсчетом результатов голосования. В интервью Русской службе «Голоса Америки» он говорит, что голосование было единственным способом поведения при предопределенном результате: «Человек участвует в выборах по факту наличия у него российского гражданства даже в том случае, если он уклоняется от одной из фаз выборов - от участия в голосовании. Он в них участвует и тем, что он на них не пошел. У него просто чуть другая роль в этой игре, но она есть, он – такой же участник этой игры. Поэтому все разговоры про то, что «вы играете в наперстки» - вы тоже играете в наперстки, только вы заранее в них проигрываете, вы даже отказываетесь от своего права приподнять один из наперстков и посмотреть, есть ли шарик. Вы просто приходите, отдаете деньги, и все».

«Практически вышло вот что: есть округ, где баллотировался Дмитрий Гудков (депутат нынешней Госдумы, выдвинутый в следующую Думу партией «Яблоко» - Д.Г.), и этом округе 460 с лишним тысяч зарегистрированных избирателей. Гудкову не хватило для победы примерно 8 тысяч голосов. У нас нет с вами никаких оснований полагать, что среди этих 460 тысяч избирателей нет 8 с половиной тысяч человек, которые понимают, чем Гудков в Думе лучше, чем Геннадий Онищенко (кандидат от «Единой России» - Д.Г.) в Думе. Они есть, но они послушались тех, кто призывал не ходить на выборы. И единственным результатом того, что они послушались тех, кто призывал не ходить на выборы, явилось не то, что они не «поучаствовали в игре в наперстки», а то, что их голоса не получил Гудков» - рассказывает Сергей Пархоменко.

Эксперт считает, что мнение о необходимости самоустранения демократов от какого бы то ни было присутствия в нынешней российской Госдуме, имеет право на существование, но сам ее не разделяет: «Я исхожу из того, что наличие в Госдуме голоса в буквальном смысле, голоса человека, который произносит с трибуны Думы важные вещи, иногда очень краткие, иногда очень эмоциональные, иногда содержательные – это полезная вещь, что называется, для протокола должно оставаться. С точки зрения технологии власти и разного рода административных процедур, присутствие вменяемого человека в статусе депутата Госдумы является, на мой взгляд, тоже полезным. В частности, я отношусь к числу тех людей, которые получили от наличия Дмитрия Гудкова в Госдуме на протяжении последних 5 лет много пользы, я знаю много историй, когда присутствие этого человека и полномочия этого человека были использованы на пользу нам с вами».

Сергей Пархоменко полагает, что изменение состава Госдумы никак не повлияет на политическую линию Кремля: «Мне кажется, что нет никакой разницы между новой Думой и предыдущей, нет никакой новой ситуации. Предыдущая Дума и так была полностью подчинена Кремлю, и то, что она делилась на фракции – это все вещь техническая, не более того. Раньше надо было четыре телефонных звонка делать, а теперь достаточно будет делать один, вот и все».

Александр Морозов: Госдума и ее изменения для Кремля роли не играют

Политолог Александр Морозов, комментируя возможность изменения политики российской власти под влиянием результатов выборов, говорит, что они маловероятны: «Для Путина никогда поддержка парламента не значила так мало, как сейчас: после Крыма, после «путинской мобилизации», когда сам Путин забрал на себя энергию и легитимность всех возможных институтов, стянул ее на себя, роль парламента резко понизилась. В этом смысле от результатов парламентских выборов для Кремля очень мало что зависит, потому что дальнейшая президентская кампания и дальнейшие планы Путина по укреплению и своей власти, и государственности, как он ее видит, связаны не с парламентом».

Вместе с тем, по словам политолога, результат «Единой России», получившей в Госдуме конституционное большинство с большим запасом, говорит о том, что на нее как на политическую силу Кремль намерен опираться: «Единая Россия» в том виде, в каком она имеется сегодня, полностью удовлетворяет Кремль как «партия власти». Правильно отмечают, что «Единая Россия» все равно остается более важным инструментом, чем «Общероссийский Народный фронт». Ротация молодых кадров, как это показали выборы одномандатников в парламент, идут через «Единую Россию». И процент, полученный «Единой Россией», вполне удовлетворительный, с точки зрения Кремля».

При этом, уверен Александр Морозов, дальнейшие важные шаги российской власти с парламентом связаны не будут: «Дальнейшие изменения в политической системе связаны теперь не с Госдумой, которая вообще отодвинута и отошла в сторону, а, конечно, с силовыми структурами и «борьбой против коррупции».

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG