Линки доступности

Независимые эксперты считают, что за этим может последовать одобрение потенциальной наземной операции в Сирии

МОСКВА - Две палаты российского парламента, Государственная Дума и Совет Федерации, собрались 20 ноября на совместное заседание, посвященное борьбе с терроризмом, в особо торжественной обстановке Колонного зала Дома Союзов в центре Москвы. Подобное мероприятие последний раз проходило полтора года назад, когда депутаты в марте 2014 года собирались по поводу присоединения Крыма к России. Нынешнее заседание было, по данным российских СМИ, достаточно неожиданным: как сообщается, о том, что оно состоится, депутаты обеих палат узнали лишь 18 ноября.

В заседании, продолжавшемся чуть более двух часов, кроме депутатов Госдумы и Совета Федерации, приняли участие несколько руководителей регионов, представители некоторых религиозных конфессий, а также представители провластных общественных организаций.

Предложения российских парламентариев: международный трибунал и смертная казнь

Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко, которая вместе со своим коллегой из Государственной Думы Сергеем Нарышкиным вела собрание депутатов обеих палат, предложила учредить международный трибунал для террористов: «Вместе с нашими партнерами мы должны добиться создания международного трибунала, чтобы сурово покарать террористов и их пособников, совершивших чудовищные преступления против человечности». Также спикер Совета Федерации считает, что нужно расширить полномочия спецслужб: «Предлагается расширить полномочия спецслужб, правоохранительных органов в этой сфере, усилить уголовную ответственность не только за террористическую деятельность, но и за ее моральную, финансовую, информационную и иную поддержку».

Вице-спикер Совета Федерации Ильяс Умаханов уверен, что для террористов нужны отдельные места заключения: «Есть необходимость создания специальных исправительных учреждений для лиц, осужденных за терроризм. Нельзя сажать их вместе с осужденными по другим статьям. Они там продолжают вербовку боевиков».

Глава фракции «Справедливой России» в Государственной Думе Сергей Миронов заявил о необходимости применения смертной казни в отношении террористов «как исключительной меры». Это предложение было встречено аплодисментами, хотя позже в беседах с журналистами его раскритиковали другие депутаты Госдумы и Совета Федерации, а в Кремле заявили, что исходят из действующего моратория на смертную казнь.

Хороший Путин и плохой Запад

Практически во всех выступлениях выходившие на сцену Колонного Зала в различных выражениях высказывали безоговорочную поддержку президенту России Владимиру Путину. Начала эту череду упоминаний руководителя страны Валентина Матвиенко: «Нужна консолидация власти и общества, всемерная поддержка усилий президента по защите национальной безопасности нашей страны... Мы, члены Совета Федерации - мне поручили это сказать - поддерживали и будем поддерживать главу российского государства».

После этого в выступлениях в отношении Путина звучали слова «политическая воля Владимира Владимировича Путина» (вице-спикер Совета Федерации Ильяс Умаханов),

«Владимир Путин сумел сплотить весь народ» (вице-спикер Государственной Думы Владимир Васильев), «наш лидер действует, и его действия направлены на сохранение мира от терроризма» (предприниматель Александр Бречалов), и так далее. Практически все выступавшие превозносили роль Владимира Путина и говорили о необходимости сплотиться вокруг его личности для «укрепления единства».

В то же время, несмотря на то, что в последнее время верховная российская власть снизила градус враждебности в отношении Запада, на собрании депутатов в Колонном Зале это никак не чувствовалось: многие выступавшие обвиняли Запад в том, что он спровоцировал волну терроризма тем, что, по мнению российских политиков, вмешивался в дела арабских стран.

Также на заседании вспоминали и о санкциях Запада в отношении России, в частности, это прозвучало в речи председателя Госдумы России Сергея Нарышкина: «Даже сейчас на Западе вновь рассуждают о продлении так называемых санкций против России. На фоне сегодняшних жутких трагедий это выглядит не просто нелепо, но прямо скажу - дико и глупо, и, как минимум, свидетельствует о проблемах с моралью и совестью у политических элит некоторых западных стран».

Константин Косачев: поддержка президента и была главной целью

Председатель комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев в эксклюзивном интервью Русской службе «Голоса Америки» прокомментировал состоявшееся совместное заседание палат российского парламента.

Данила Гальперович: Зачем понадобилось совместное заседание двух палат парламента — в принципе экстраординарный формат, какова была цель?

Константин Косачев: Главным, на мой взгляд, была демонстрация общенационального консенсуса по поводу тех действий, которые сейчас предпринимает президент России, демонстрация готовности различных политических сил, различных общественных структур, различных конфессий, различных ветвей власти уйти от каких-то традиционных привычных споров и оказать президенту России консолидированную поддержку его позиции. Это очень важно и для президента, это очень важно для страны, это очень важно для окружающего мира. Вот это главное, центральное, ради этого, собственно говоря, мы и собирались. И я думаю, что эта задача выполнена. Кроме того, состоялась интересная, содержательная дискуссия, где было озвучено больше десятка новых или хорошо забытых старых идей, инициатив. Дальше, по моему глубочайшему убеждению, с этими идеями должны поработать профессионалы, и возвратить их нам в виде законодательных инициатив в тех сферах, где им, этим профессионалам, пока не хватает законодательных решений.

Д.Г.: Если сегодняшнее собрание было чем-то вроде подтверждения мандата Владимиру Путину на дальнейшее развитие борьбы с терроризмом, на дальнейшее применение силы, может ли это означать, что Россия и ее лидер могут пойти на более серьезные действия в смысле участия в сирийском конфликте, например, на наземную операцию? Многие ожидали чего-то подобного от этого заседания.

К.К.: Как вы выражаетесь, «многие» ожидали дискуссии на этот счет и на сегодняшнем заседании. И, как известно, она не состоялась, никто эту тему не затрагивал. Я совершенно уверен в том, что мандат, который уже был запрошен президентом России у Совета Федерации, действует в том объеме, в котором он был запрошен, и просто считал бы сейчас неуместным спекулировать по этому поводу. Мы находимся в ситуации, где уже хода назад нет, нужно идти только вперед, нужно решать те задачи, которые будут возникать на этом пути. Если они будут возникать дополнительно, мы будем дополнительно рассматривать любые возможности, сюжеты для наших дополнительных действий.

Но на данном этапе, насколько я могу судить по тем докладам специалистов, которые я вижу, та операция, в том формате, в котором она реализуется сейчас, достигает своих целей. Она эффективна, и она не нуждается в какой-то такой радикальной корректировке. Никто ничего не может исключать, «никогда не говори никогда». Но на данном этапе, и сегодняшняя дискуссия это подтвердила, мы обсуждаем ситуацию в тех параметрах, которые были заданы президентом, его представителем на дискуссии 30 сентября в Совете Федерации.

Игорь Бунин: Путину дали карт-бланш на любые действия

Президент фонда «Центр политических технологий» Игорь Бунин уверен, что и без объяснения целей собрания депутатов они были ясны тем, кто наблюдал за мероприятием: «Главная идея — показать, что все едины в борьбе с терроризмом. Вторая идея: раз французы провели такое заседание в Версале, то и мы должны тоже провести такое заседание, мы не хуже французов. И третья идея: мы дадим все необходимые средства, если потребуется нашим силовым структурам, для того, чтобы они справились с терроризмом, и вообще, со всеми врагами государства».

Говоря о регулярных ссылках выступавших на Владимира Путина, Игорь Бунин высказывает мнение, что так, скорее всего, и было задумано: «Поскольку 90 процентов населения по опросам за Путина, то, казалось бы, можно было обойтись и без этого выражения преданности и единства. Но, поскольку не очень приятная история была с самолетом, то, чтобы никто никаким образом не связывал начало наших действий в Сирии с гибелью самолета, лучше подтвердить это. У нас не происходят такие вещи без высшей государственной воли, это невозможно. Путин дал санкцию на это - ему, конечно, могли принести эту идею, но он дал санкцию. И на самом деле, предоставили полный карт-бланш».

Политолог видит в высказанных на заседании в Колонном Зале претензиях к Западу инерцию, которая не преодолена даже интенсивными контактами Владимира Путина с Бараком Обамой и Дэвидом Кэмероном в Анталье: «Я думаю, что там есть сила инерции. В первые дни после G20 мне показалось, что смягчение вполне возможно, потому что был ВЦИОМовский опрос, где говорилось, что многие россияне любят Запад, и было странно - до этого все было наоборот. Но потом, по-видимому, было решено, что это чересчур, тем более, что Запад санкции не снял. Логика была такая: ну, раз вы с нами так, ну, и мы с вами так».

Дмитрий Орешкин: это - одобрение потенциальной наземной операции

Член Комитета гражданских инициатив, политолог Дмитрий Орешкин предполагает, что карт-бланш, о котором говорит Игорь Бунин, депутаты дали Владимиру Путину именно на тот случай, если он все же решит проводить в Сирии наземную операцию: «Путину необходимо заставить Запад считаться с собой, это для него идея фикс. Его сторонники уже заявили, что на «двадцатке» Путин был самый главный, самый интересный. Но проблема заключается в том, что Путину, чтобы быть реальным игроком, мало влезть в Сирию. Бомбить ИГИЛ могут и американцы, и англичане, и французы, и могут это делать даже лучше, потому что у них больше самолетов и бомб».

«Какой у него есть золотой ключик для того, чтобы с ним стали считаться, как с союзником? Ключик у него только один: ни Америка, ни Франция, ни Британия не могут позволить себе наземной операции. И две недели назад Путин тоже не мог позволить себе наземной операции. Но для того, чтобы с ним считались как с реальным игроком, единственный козырь у него, единственный ключ - это то, что он может своих людей туда послать» - предполагает Дмитрий Орешкин.

Эксперт говорит, что полное одобрение Путину понадобилось именно для того, чтобы он мог прибегнуть к любому маневру: «Возможно, еще там стратеги думают о том, что таким образом удастся приподнять цены на нефть, как традиционно это делалось еще в советские времена. И в принципе, нужно военные настроения взвинчивать, чтобы народ сам уже сказал «царь-батюшка, введи ты в эту Сирию войска, а то террористы сюда придут». Я думаю, что Кремль такой вариант рассматривает всерьез».

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG