Линки доступности

Докладчик по России в ПАСЕ о перспективах возобновления парламентских контактов с Москвой

На прошедшей неделе Совет Европы и Россия провели целую серию контактов, направленных на то, чтобы достичь взаимопонимания по украинскому кризису и участию в нем Москвы. 4 сентября Россию посетил генеральный секретарь Совета Европы Турбьерн Ягланд, а за два дня до этого председатель Госдумы Сергей Нарышкин прилетел в Париж для участия в заседании Президентского комитета Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ). Напомним, что ПАСЕ была единственной международной организацией из тех, где Россия обладает полноправным членством, наложившей санкции на российскую делегацию из-за российской аннексии Крыма.

Что может измениться в результате столь интенсивных контактов России и Совета Европы? Вернется ли Россия в ПАСЕ во время предстоящей этой осенью сессии Ассамблеи в Страсбурге? На эти вопросы в интервью корреспонденту Русской службы «Голоса Америки» ответил докладчик ПАСЕ по России швейцарский парламентарий Андреас Гросс.

Данила Гальперович: Есть ли, по-вашему, у ПАСЕ возможности хоть как-то способствовать примирению России и Украины? Ведь обе страны представлены делегациями в Ассамблее.

Андреас Гросс: Многие международные организации обладают некоторым потенциалом и возможностями для того, чтобы разрешать такие конфликты, но чем дальше происходит эскалация этого кризиса (а там сейчас уже идет война), тем меньше международные организации и тем больше именно державы, вовлеченные в конфликт, могут помочь остановить войну. Но даже в такой момент Парламентская ассамблея Совета Европы может внести свой вклад, организуя дискуссию, в ходе которой представители обеих сторон могли бы установить, в чем именно у них есть расхождения. Но для того, чтобы такое происходило, нужно встречаться.

Д.Г.: Как же встречаться, если ПАСЕ ограничила российскую делегацию в правах?

А.Г.: Да, это произошло в апреле из-за того, что Россия нарушила множество принципов международного права, поставив под вопрос саму основу существования таких организаций, как Совет Европы. Нельзя силовыми способами сдвигать границы государств, нужно обязательно уважать суверенитет и территориальную целостность других стран, в особенности – той страны, которая является партнером по международной организации. Вот почему мы приостановили право голоса делегации России в ПАСЕ. Но в ответ российская делегация вообще покинула сессии ПАСЕ, и мы больше даже не встречаемся. Вот почему на прошедшей неделе Президентский комитет ПАСЕ пытался преодолеть эту ситуацию отсутствия контактов друг с другом. Без нормального разговора невозможно понять, что делать дальше, в частности, для того, чтобы преодолеть конфронтацию и насилие. Я лично очень хотел бы как-то убедить и господина Путина, и господина Нарышкина в том, что нам нужно восстановить диалог в рамках парламентской дипломатии.

Д.Г.: Насколько у вас получается достучаться до ваших российских партнеров?

А.Г.: Кое-что получается. Господин Нарышкин приезжал 2 сентября в Париж на заседание Президентского комитета ПАСЕ, и у нас был содержательный разговор, продолжавшийся около 4 часов, в том числе и во время обеда. Все участники разговора согласились с тем, что нам нужно такое обсуждение. Мы явно расходимся в нашем восприятии ситуации и ее анализе, но мы договорились о том, чтобы продолжать такие встречи с тем, чтобы возобновить этот самый канал парламентской дипломатии, о котором я говорил. Это могло бы привести к тому, что полномочия российской делегации в ПАСЕ могли бы быть восстановлены в январе будущего года.

Д.Г.: Но не сейчас?

А.Г.: Да, сейчас это не может состояться, потому что сейчас большинство в ПАСЕ настроено против действий России даже сильнее, чем то было в апреле этого года. Нужно заметить, что, конечно, все происходящее восстанавливает состояние «холодной войны», возвращает в политику ее менталитет, который, как мы думали, был уже 25 лет как в прошлом. И существует огромный риск того, что война опять станет инструментом политики в Европе, чего не было со времен Второй мировой войны.

Д.Г.: Надеетесь ли вы, что в нынешней ситуации может быть достигнут компромисс, если даже прекращение огня на востоке Украины толком не соблюдается?

А.Г.: Мне кажется, что с господином Нарышкиным вполне можно разговаривать и договариваться о некоей общей платформе. Началом этого как раз и послужила беседа на Президентском комитете в Париже, и в течение сентября российские парламентарии будут принимать участие в заседаниях различных комитетов ПАСЕ. Мы составим список наших предложений по украинской проблеме, после чего посетим Москву по приглашению господина Нарышкина. Председатель Госдумы, мне кажется, не похож на других руководящих людей в Думе, которые способны лишь высмеивать Совет Европы и говорить об организации, в которой сами же состоят, лишь что-то негативное.

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG