Линки доступности

Президент ПА ОБСЕ: Санкции останутся, пока Россия не выполнит Минские соглашения


Глава МИД РФ Сергей Лавров и президент Парламентской ассамблеи ОБСЕ Иллка Канерва. Москва, Россия. 4 сентября 2014 г.

Глава МИД РФ Сергей Лавров и президент Парламентской ассамблеи ОБСЕ Иллка Канерва. Москва, Россия. 4 сентября 2014 г.

Илкка Канерва дал интервью Русской службе «Голоса Америки»

ХЕЛЬСИНКИ. На Финляндию как на страну, принимающую в этом году сессию Парламентской ассамблеи ОБСЕ, в течение всех дней работы Ассамблеи сыпались упреки в том, что ее правительство не пустило на сессию председателя Госдумы Сергея Нарышкина и тем самым поставило российскую делегацию в положение жертвы. Между тем, президентом ПА ОБСЕ сейчас тоже является представитель Финляндии — Иллка Канерва, которому пришлось вместе с руководством страны отвечать на критику по поводу отсутствия российских депутатов в Хельсинки. С этой темы Русская служба «Голоса Америки» и начала интервью с действующим президентом Парламентской ассамблеи ОБСЕ.

Данила Гальперович: Можно сказать, что состоявшаяся в Хельсинки сессия была осложнена скандалом с неприездом российской делегации. Это дало повод говорить о том, что обсуждать решения, касающиеся России, в отсутствие России было неправильно. Как вы оцениваете эту ситуацию?

Илкка Канерва: На самом деле, я бы хотел с самого начала подчеркнуть, что мы полностью приветствовали приезд российской делегации в Финляндию, и мы очень надеялись на то, что они приедут, мы приглашали их, но проблема состояла в том, что некоторые лица находятся в «черном списке» Евросоюза. Для российских депутатов оказался неприемлемым способ, предложенный Евросоюзом (те, кто в «черном списке», не могут приехать, остальные члены делегации могут — Д.Г.). Окончательное решение бойкотировать эту сессию Ассамблеи было принято самой российской делегацией – несмотря на то, что это очень нужно, чтобы все важные участники присутствовали на обсуждениях таких существенных вопросов, как, например, ситуация в Украине. Мы надеялись, что они приедут в Хельсинки, к сожалению, они этого не сделали. Сейчас мы намерены сделать все для того, чтобы они все же участвовали в нашей деятельности различными способами. Мы, конечно, очень надеемся на то, что такие инциденты, как это произошло в Хельсинки, не будут повторяться. Нам нужна каждая из 57 стран-членов ОБСЕ в качестве участников таких обсуждений, как, например, уже упоминавшаяся мной дискуссия по Украине.

Д.Г.: Парламентская Ассамблея на этой сессии приняла несколько важных резолюций. Какую силу они имеют? Какие последствия у таких решений, для кого они принимаются?

И.К.: Это хороший вопрос, действительно, Ассамблея одобрила несколько решений, касающихся, в частности, украинского кризиса. Они являются руководящими указаниями для политических лидеров и для руководства ОБСЕ для работы после этой сессии. Это, в то же время, рамки и правила, которыми я и вся наша команда будут руководствоваться в нашей работе над тем, как выйти из ситуации с кризисом в Украине и как его разрешить, мы будем опираться на них непосредственно в нашей практической деятельности.

Д.Г.: Я задам вам сейчас вопрос, который уже задавал различным высокопоставленным лицам в международных организациях. Что можно сделать, если какая-то страна, в данном случае Россия, с одной стороны – является образующей для определенной международной организации, в частности, для ОБСЕ, ее базовой частью, без которой эта организация теряет смысл, а с другой – нарушает основные принципы существования самой этой организации?

И.К.: Конечно, когда мы принимаем решения о ситуации в Украине и вокруг Украины, то, как я уже сказал, они являются правилами, как нужно действовать. И когда какая-то страна нарушает эти правила и идет против этих решений на государственном уровне, нарушает наши принципы, то мы осуждаем это, и все равно стараемся достичь хорошего результата различными путями. Например, мы очень высоко оцениваем соглашение «Минск-2» и стараемся способствовать его выполнению. Эти соглашения были в одной логике с нашими решениями, принятыми год назад на сессии ПА ОБСЕ в Баку (тогда Ассамблея приняла первую резолюцию с осуждением действий России в Украине — Д.Г.), и теперь мы стараемся развить эти идеи в новой нашей резолюции. Такие резолюции всегда являются серьезным мандатом странам-участницам на принятие решений, хотя на практике это во многом решается переговорами.

Д.Г.: Хорошо, я переспрошу: за невыполнение требований резолюции Ассамблеи не будет наложено санкций?

И.К.: Но санкции против них уже есть! Да, от нашей организации санкций не последует, но они уже введены Евросоюзом и США. Экономические санкции есть, они хорошо работают сегодня, Евросоюз настроен решительно, чтобы эти санкции выполнять, и каждая отдельная страна в Евросоюзе также вполне настроена в пользу этих санкций. Если будет сделано хоть что-то для выполнения Минских соглашений, возможно, тогда настанет время для пересмотра решений, в частности, Евросоюза, о санкциях — но не ранее. Ситуацию можно будет рассмотреть заново только тогда, когда Минские соглашения, как я уже сказал, начнут выполняться.

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG