Линки доступности

«Минск-2» и планы создания демилитаризованной зоны – комментарий экспертов

МОСКВА — Незадолго до запланированного на 11 февраля саммита в Минске по урегулированию конфликта на востоке Украины с участием лидеров Украины, России, Германии и Франции один из них – французский президент Франсуа Олланд раскрыл одну из деталей пока еще засекреченного плана. В интервью телеканалу France 2 он сообщил, что планом предполагается создание демилитаризованной зоны на востоке Украины шириной 50-70 километров, которая разделила бы воюющие стороны — украинскую армию и пророссийских боевиков.

Французский лидер также сказал, что регионы востока Украины должны получить значительную автономию. Кроме того, официальный представитель МИД Германии Мартин Шефер заявил о необходимости проведения на территориях, подконтрольных российским сепаратистам, новых выборов, для легитимности которых граница Украины и России должна быть закрыта.

Создание буферной зоны возможно, если там будут миротворцы

Российские эксперты, к которым «Голос Америки» обратился с вопросом, возможно ли в нынешней ситуации создание разделительной демилитаризованной зоны на востоке Украины, ответили на него положительно, но подчеркнули, что это достижимо лишь при определенных условиях.

Военный аналитик Павел Фельгенгауэр уверен, что без направления в зону конфликта в Украине миротворческих сил не обойтись: «Любые перемирия, чтобы они были устойчивыми, нуждаются в демилитаризованной зоне. А демилитаризованную зону кто-то должен патрулировать, нельзя оставлять зону, где совсем нет никаких нейтральных вооруженных людей и, значит, нет закона и порядка».

Эксперт говорит, что на востоке Украины уже есть большое количество наблюдателей ОБСЕ, и их число можно расширить. Кроме того, Павел Фельгенгауэр напоминает, что «в разных конфликтных зонах вводились миротворческие силы, и не обязательно под мандатом ООН – были и миротворцы СНГ на Кавказе, правда, известно, чем это закончилось».

С другой стороны, считает аналитик, есть и слабые стороны идеи разделительной зоны: «Если наблюдатели под мандатом ООН, то нужно согласие Киева и голосование в Совете безопасности, где будет определен мандат, и будет определено, кто может там принимать участие, а кто не может. Функция миротворцев ООН - только наблюдение: если стороны не хотят что-то выполнять или что-то делают плохое, наблюдатели это регистрируют в протоколе, протокол отсылают в Нью-Йорк, в ООН. А в Нью-Йорке у России есть право вето, и по этому протоколу не будет никакого действия, если Россия не согласна».

Профессор Высшей школы экономики Николай Петров полагает, что «сейчас самое важное, наконец, прекратить убийства, и, действительно, демилитаризованная зона позволила бы эту проблему решить».

Однако, по словам политолога, «с демилитаризованной зоной есть проблемы, они связаны с тем, что это — довольно широкая полоса, если речь идет о 50-70 километрах, и непонятно, насколько захотят отодвигаться обе стороны от своих нынешних позиций, потому что для весьма узкой полоски, которую сейчас занимают самопровозглашенные республики, это означает, что она дойдет фактически до границы с Россией».

Вопрос также, по мнению Николая Петрова, «в том, кто и как будет следить за выполнением условий перемирия, потому что отвести вооружение на такую глубину без какого-то жесткого контроля побоятся обе стороны».

«Пойдет ли Украина на какие-то международные миротворческие силы, согласится ли Россия на свое неучастие в этих силах – это большой вопрос, хотя, казалось бы, процедурный, который тоже может проходить очень и очень длительный период согласований» – говорит эксперт.

Буферная зона не приведет конфликт к концу

При том, что буферная зона может положить конец кровопролитию на некоторое время, оба эксперта уверены: цели Кремля в Украине таковы, что Москва не даст конфликту угаснуть.

По словам Павла Фельгенгауэра, именно по политическим причинам не заработали прежние Минские соглашения, и кровопролитие продолжилось в начале этого года: «Нынешнее наступление сепаратистов, начавшееся в середине января, планировалось 2 месяца. После выборов в Раду Москва решила, что «Минский процесс» мертв, потому что предполагалось, что Порошенко выиграет выборы с большим перевесом, и с ним можно будет вести торговлю. А выиграли Яценюк с Турчиновым, которые совершенно не приемлемы для Москвы, их даже называют «партия войны». Эксперт считает, что Москва в результате происходящего на востоке Украины добивается политических изменений в Киеве.

Поэтому, говорит Павел Фельгенгауэр, «будет очень серьезная торговля за условия перемирия, потому, что Путину хочется вызвать политический кризис в Киеве, а для этого нужно представить «Минск-2» как стратегическое поражение нынешнего украинского режима».

Николай Петров также считает, что долгосрочного мира в результате установления режима прекращения огня на востоке Украины не получится: «Стратегически Кремль устраивает только статус-кво, а именно – сохранение напряженности, которая будет то утихать, то разгораться, но позволит постоянно держать в страхе и контролировать действия украинского правительства».

«Никакой вариант изменения статус-кво для востока Украины – будь то особые федеральные права, будь то автономия полная – Кремль не устраивает. Это место должно быть очагом нестабильности, тем рычагом, который позволяет контролировать украинскую власть», – таковы, по мнению эксперта, приоритеты российской политики в регионе.

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG