Линки доступности

Эффективность деклараций ряда членов нефтяного картеля вызывает серьезные сомнения у экспертов

МОСКВА — Во вторник агентство Bloomberg сообщило со ссылкой на заявление министра нефти Катара Мухаммеда бин Салех аль-Сада, что представители России и стран ОПЕК – министр энергетики России Александр Новак, министр нефти и минеральных ресурсов Саудовской Аравии Али аль-Наими, министр нефти Катара Мохаммед аль-Сад и министр нефтяной и горнорудной промышленности Венесуэлы Эулохио дель Пино – договорились на встрече в Дохе о заморозке добычи нефти на уровне 11 января.

Цены на нефть накануне этой встречи пошли вверх, но после того, как результаты разговора стали известны, развернулись вниз: наблюдатели ждали более радикальных решений. Точно такое же колебание пережил и курс рубля по отношению к мировым валютам — сначала немного вверх, потом – к прежним значениям и ниже.

Более того, позже Александр Новак сделал сообщение, после которого стало ясно, что договоренности России и ОПЕК вообще мало на что повлияют. Российский министр заявил: «Россия, Саудовская Аравия, Катар и Венесуэла готовы заморозить добычу нефти на уровне января, если другие производители присоединятся к этой инициативе». Информированные источники сообщают, что Иран намерен рассмотреть заморозку производства нефти лишь после того, как добыча достигнет предсанкционных уровней. Это значит, что и участники переговоров в Дохе вряд ли реализуют свои декларации, освобождая рынок для дешевой иранской нефти. По последним данным, не планирует снижать добычу нефти и Азербайджан.

Российская финансовая система жизненно связана с ценой на нефть. В год выборов в Государственную Думу власти России меньше всего хотят сокращать социальные расходы, однако в бюджете из-за явно недополучаемой валютной выручки за «черное золото» может образоваться серьезный дефицит, который можно будет заполнить, лишь дав рублю просесть еще ниже.

Что может ждать Россия от своих попыток стабилизации нефтяных цен, насколько договоренности с ОПЕК ей помогут, и какова прочность российских финансов при постоянно проседающих ценах на углеводороды?

Михаил Крутихин: «рынок потребителя» сохранится в нефтяной отрасли еще лет десять

Партнер консалтингового агентства Rusenergy Михаил Крутихин отмечает, что договоренность в Дохе была заключена людьми, уровень которых для того, чтобы отнестись к этому решению серьезно, явно недостаточен: «От России это подписал министр энергетики, но министерство энергетики не регулирует добычу, потребление и экспорт нефти – оно собирает бумажки и отчеты нефтяных компаний, и делает какие-то сводные документы, или рисует ни к чему не обязывающие энергетические стратегии. То есть, от министерства объем добычи, объем экспорта и потребления никак не зависит вообще. Новак не имел никакого права давать какие-то обязательства».

Зачем же этот шаг был предпринят? Михаил Крутихин уверен, что это было сделано для хоть какого-то пиар-эффекта по просьбе Москвы и Каракаса: «Это была, судя по всему, просьба Венесуэлы и России. У Венесуэлы отчаянное положение, естественно: леваки довели экономику страны и нефтяную отрасль до такого состояния, что дальше уже ехать некуда. Своими социальными обязательствами, которые они все равно не в состоянии выполнять, они сделали бюджет, который нуждается в цене нефти в 140, а то и в 180 долларов за баррель, что невозможно совершенно. Венесуэла в кризисном положении, и Россия, в принципе, тоже: малые нефтяные цены очень сильно ударили по российской экономике, по российской валюте. Вот эти две страны ужасно хотели бы, чтобы кто-то сократил добычу, и тогда бы цены повысились. Ну, арабские страны их послушали и сказали – ладно, подпишем с вами какую-то там бумажку, хотя она кого ни к чему не обязывает».

На нефтяной рынок договоренности в Дохе, уверен эксперт, не окажут никакого влияния: «Компании, которые выходят со своей нефтью на рынок, гонятся за объемом поставок даже в ущерб цене нефти, то есть отстаивая свои нефтяные рыночные ниши, им уже наплевать, почем продавать эту нефть. Если Иран предлагает свою нефть в Европе продавать по 17 долларов за баррель, то это значит, что идет драка за объемы сбыта, а на цены уже никто внимания даже не обращает. Никакого картеля, который мог бы манипулировать ценами, давно не существует, какую бы свою роль ОПЕК ни декларировала. Сейчас каждый за себя, как только кто-нибудь решит снизить добычу и уйти, его нишу немедленно займет кто-то другой, в том числе, и внутри самой ОПЕК».

Михаил Крутихин уверен, что такая ситуация сохранится на длительное время: «Рынок в нефтяной отрасли, на котором условия диктуют покупатели, думаю, останется не меньше лет десяти, если не произойдет что-то, нарушающее добычу и экспорт нефти – вроде войны в Персидском заливе или чего-то еще. Если не будет таких непредвиденных обстоятельств, то предложение будет еще очень долго превышать спрос».

Владимир Осаковский: нефть еще может подняться, а рубль – укрепиться

Главный экономист по России и СНГ Bank of America Merrill Lynch Владимир Осаковский в интервью «Голосу Америки» отметил, что зависимость российского бюджета от нефтяных цен остается высокой: «Нефть, так или иначе – это две трети российского экспорта, это существенно больше половины от всего притока валюты в страну. Этот приток напрямую связан с ценами на нефть. И это, действительно, является основным фактором для стабильности рубля и, вообще, платежеспособности России в целом. Так что, до тех пор, пока сохраняется такая зависимость от экспорта, то, конечно же, цены на нефть будут влиять на финансовую систему страны. И, к сожалению, пока от этого далеко не уйти, по крайней мере, в обозримом будущем».

Финансовый аналитик при этом отмечает, что в России предпринимаются шаги для того, чтобы доходы от экспорта нефти занимали меньшую часть в общих доходах бюджета: «Предпринимаются определенные меры для того, чтобы повысить зависимость российской финансовой системы от собственно российских показателей. В этом плане свободно плавающий курс рубля – наверное, основная мера, потому что при свободном курсообразовании внутренний денежный рынок, внутренняя банковская система может стать более-менее независимой от динамики цен на нефть и, соответственно, от внешнего фондирования, от внешних притоков капитала».

Владимир Осаковский полагает, что для российской валюты, как и для цены на нефть, еще наступят более светлые времена, возможно, даже в этом году: «Если мы говорим о том, что цена на нефть близится к своему дну, то, в принципе, рублю есть куда вырасти. Базовый прогноз Merrill Lynch, например, по ценам на нефть – это 46 долларов за баррель в среднем за год. И если это действительно так, то рублю есть куда расти, и наш прогноз – 65 рублей за доллар США на конец года».

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG