Линки доступности

Оппозиционные активисты в интервью «Голосу Америки» говорят об общественно-политическом значении памяти об убитом соратнике

МОСКВА – В воскресенье десятки тысяч людей прошли маршем по российской столице в память о Борисе Немцове – одном из самых ярких лидеров российской оппозиции, убитом рядом с Кремлем 27 февраля 2015 года.

Борис Немцов, бывший первый вице-премьер российского правительства и сопредседатель партии РПР-ПАРНАС, был убит вечером 27 февраля 2015 года на мосту рядом с Кремлем. Люди, арестованные по обвинению в убийстве Бориса Немцова, – выходцы из Чечни, а Заур Дадаев, которого обвиняют в том, что он стрелял в Немцова, служил в полку «Север» МВД России. Организаторы и заказчики этого убийства не найдены, следствие, по мнению близких и коллег Бориса Немцова, продвигается крайне медленно.

«Марш Бориса Немцова» был организован политическими силами, за объединение которых в единый оппозиционный блок выступал убитый политик. В колонне, которая, по разным сведениям, насчитывала от 15 до 25 тысяч человек, шли члены движения «Солидарность», партий ПАРНАС и «Яблоко», незарегистрированной «Партии прогресса» Алексея Навального и другие организации российской оппозиции, в том числе левой и националистической. Было и множество людей, пришедших на марш в личном качестве, семьями, с детьми.

Оппозиционеры о «Марше Бориса Немцова»

Перед началом марша подошедший к лидеру партии ПАРНАС Михаилу Касьянову человек плеснул в лицо бывшему российскому премьеру вещество зеленого цвета. Его задержали участники шествия и передали полиции. Сам Михаил Касьянов марш не покинул и сразу после инцидента дал интервью Русской службе «Голоса Америки»

По словам Михаила Касьянова, «марши Бориса Немцова» будут организовываться столько, сколько потребуется: «Мы каждый год будем ходить с маршем до тех пор, пока не будут найдены заказчики и организаторы убийства, и пока те ценности, которые мы уважаем и которым привержены, не станут нормой жизни государства. Эти ценности записаны в нашей Конституции. Нынешняя власть их растоптала».

«У этого марша две цели. Первая – почтить память нашего друга Бориса Немцова, который отдал свою жизнь за правду. Его за это и убили, за то, что он говорил правду. Вторая – это то, что мы продолжаем нашу политическую борьбу.И «Марш Немцова» – это один из важнейших символов демократической борьбы», – сказал руководитель партии ПАРНАС.

Илья Яшин, один из лидеров движения «Солидарность», которое создавалось при участии Бориса Немцова, говорит в интервью «Голосу Америки», что российская власть боится памяти о Немцове: «Российские власти делают все для того, чтобы память Немцова не была увековечена, чтобы имя Немцова забыли, чтобы такие демонстрации не проходили. За два года с момента гибели Бориса они даже не удосужились табличку повесить ни на месте гибели, ни на доме, где он жил, ни в Ярославле, где он работал. У нас улицы называют именами зарубежных лидеров, которые к России вообще никакого отношения никогда не имели. А человек, в память которого собираются десятки тысяч людей, народный мемориал в честь которого существует уже на протяжении двух лет, его память вообще никак не увековечивается. Это очень показательно».

У Яшина, который был другом Бориса Немцова, есть объяснение этой боязни: «Имя Немцова стало символичным. С именем Немцова теперь ассоциируется все то, что Путин ненавидит – свобода, справедливость, борьба с коррупцией и так далее. Вот эта символичность противостояния людей, которые разделяют ценности Немцова, которые солидарны с идеями Немцова, и людей, которые находятся во власти, тянут Россию в мракобесие – это очень символическое противостояние, от которого зависит будущее нашей страны».

Владимир Милов, бывший коллега Бориса Немцова по работе в правительстве России и соавтор совместного с Немцовым доклада 2008 года «Путин. Итоги» говорит, что по-настоящему убийство российского оппозиционера может быть расследовано только после смены власти в России. При этом Милов поддерживает идею международного расследования: «Международное расследование, я думаю, подтвердит те же выводы, что мы уже знаем, что никто не стал искать заказчиков убийства. Их покрывают на самом верхнем уровне. Это даже признает официальное следствие. Поэтому международное расследование – это нужное и важное дело, но, я думаю, что окончательная точка в поиске реальных заказчиков убийства может быть поставлена только после смены власти».

Владимир Милов уверен, что к убийству Бориса Немцова причастна российская федеральная власть: «У Путина это было как очень серьезный гвоздь в боку. Потому что Борис олицетворял собой дух свободной России, все то, что Путин не может терпеть. Он думал, что он нас всех распугает этим. Он думал, что он создаст нам огромные сложности. И Борис был ключевым голосом против агрессивной войны, которую Путин развязал. Когда я был чиновником, через эти места на работу ходил. И я прекрасно знаю, как за Борисом велась наружка (наружное наблюдение спецслужб – Д.Г.) – постоянно, еженощно. Невозможно без прикрытия спецслужб было все это осуществить».

Крымские татары на «Марше Бориса Немцова»

Вместе с россиянами на «Марш Бориса Немцова» в Москве впервые отдельной колонной вышли представители крымских татар, общественный орган самоуправления которых – Меджлис крымскотатарского народа – объявлен в России экстремистским. Крымские татары шли маршем вместе с адвокатами, которые защищают арестованных крымскотатарских активистов – Марком Фейгиным и Николаем Полозовым. Они несли флаги крымскотатарского народа и лозунг «Прекратите репрессии в Крыму! Свободу украинским политзаключенным!»

Участвовавшая в «Марше Бориса Немцова» Айше Умерова – дочь заместителя председателя Меджлиса крымскотатарского народа Ильми Умерова, которого преследуют российские власти, отмечает в интервью «Голосу Америки», что участие крымских татар в этом протестном шествии вполне логично: «Это продолжение того, что делал Борис Немцов. Он поддерживал Украину, он выступал против аннексии и оккупации Крыма, требовал прекратить репрессии в Крыму и освободить украинских политзаключенных, большинство из которых – в Крыму, сейчас это уже около 50 человек. Поэтому наше участие более чем логично».

«Те, кто приехал на марш, живут сейчас в Крыму – не в Москве или Киеве. Мы эту точку зрения выражаем, и находясь в Крыму под оккупацией, на аннексированном полуострове. Поэтому приехать сюда – это всего лишь продолжение нашего пути», – говорит крымскотатарская активистка.

По словам Айше Умеровой, сейчас в Крыму полным ходом идет милитаризация полуострова Россией: «Каждый день на дорогах – передвижение колонн, ротация самой разнообразной техники, начиная от обычных БТРов и заканчивая «Градами», бесконечные полеты истребителей, вертолетов низко над нашими микрорайонами компактного проживания. Все воинские части, которые пустовали 25 лет, вновь работают. Они наполнены как техникой, так и контингентом. Я думаю, что и демографическая обстановка тоже меняется. Потому что крымских татар и украинских активистов выехало довольно большое количество. Счет идет на десятки тысяч. И вместо них приезжают с материковой России военные и чиновники».

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG