Линки доступности

Президент Польши и генсек НАТО – об отношениях альянса с Москвой


Генсек НАТО Йенс Столтенберг и президент Польши Анджей Дуда. Варшава

Генсек НАТО Йенс Столтенберг и президент Польши Анджей Дуда. Варшава

Накануне саммита Североатлантического альянса в Варшаве говорили о том, что России нужно сделать для нормализации контактов

ВАРШАВА – Саммит глав государств-членов НАТО, открывающийся 8 июля в польской столице, будет полон упоминаний о России. Это стало ясно накануне его открытия, когда генеральный секретарь Североатлантического альянса Йенс Столтенберг и лидер страны-хозяйки саммита, президент Польши Анджей Дуда провели короткую совместную пресс- конференцию. Первый же вопрос, который был им задан, касался того, намерено ли НАТО взаимодействовать с Россией на уровне более высоком, чем контакты с послом этой страны.

Ответ президента Польши был в отношении Москвы вежливым, но твердым: «Россия – наш великий сосед, и в тот момент, когда она начнет уважать международное право, мы сможем говорить о партнере, который способен к серьезному диалогу, который выполняет самые основные, самые важные условия. А от НАТО для такого диалога требуется показать, что организация жива и готова реагировать на меняющуюся ситуацию в сфере безопасности, что, если возникнет надобность, то она способна на адекватный ответ, и таким образом, способна поддерживать мир. Это – два обязательных условия».

Анджей Дуда также упомянул о необходимости выполнения Минских соглашений и дал ясное определение того, что именно Россия предприняла в отношении Украины: «Это была агрессия, предпринятая Россией против Украины, и я думаю, ни у кого нет никаких сомнений в том, что так называемые «зеленые человечки», как и сепаратисты – это люди, связанные с Россией или вдохновленные ею. Мы также видели аннексию и оккупацию Крыма. Так что очевидно, что именно международное сообщество, и в особенности НАТО ожидает от России, чтобы состоялся серьезный диалог».

Йенс Столтенберг подтвердил, что именно НАТО было одной из организаций, четко показавших Москве неприемлемость ее действий: «После незаконной аннексии Крыма в 2014 году НАТО приостановила все практическое сотрудничество с Россией, и мы вступили в стадию укрепления нашей коллективной безопасности – самого крупного со времен окончания «холодной войны». Но при этом мы не остановили политического диалога с Россией, и решили оставить Совет НАТО-Россия как инструмент, как платформу для политического диалога с Россией. Мы не видим никакого противоречия между сильной обороной и политическим диалогом».

«Мы встречаемся с российскими представителями на уровне послов», – продолжил генсек НАТО, – «мы делали это в апреле, мы также проведем такую встречу на следующей неделе. Но до этого, в прошлые времена, бывали встречи и на министерском уровне, и даже на уровне глав государств». По словам Столтенберга, сейчас нужно продвигаться в отношениях с Россией «шаг за шагом», и, хотя Совет НАТО-Россия работает, предрекать, когда у встреч повысится уровень, пока не стоит.

Александр Гольц: НАТО намерено делом доказать, что готово защищать своих членов

Российский военный эксперт Александр Гольц, работающий на саммите НАТО в Варшаве, уверен, что за словами президента Польши и генсека НАТО о готовности к обороне есть серьезный практический смысл: «Серьезный шаг, который будет предпринят на этом саммите – это закрепление решения о размещении натовских сил в недавно принятых в Альянс странах, то есть в странах Балтии и Польше. Как мы знаем, в «Основополагающем документе Россия-НАТО» было сказано, что НАТО воздержится от размещения существенных военных сил на территории стран, недавно вступивших в альянс. Конечно, остается открытым вопрос, что считать существенными силами, но вот сейчас НАТО размещает эти силы, и это будет новый военно-стратегический поворот в Европе».

Александр Гольц уточняет, что «это будут батальоны от 800 до 1000 человек в каждом таком батальоне, и здесь важно не только количество, а то, что присутствие этих батальонов означает готовность ведущих стран НАТО в случае кризиса незамедлительно использовать статью 5 Вашингтонского договора о коллективной безопасности».

На вопрос Русской службы «Голоса Америки», каковы критерии применения этой статьи, и где та красная линия, перейдя которую, противник НАТО получит практический ответ альянса, эксперт ответил: «Сдерживание не строится на четком определении условий для вмешательства, даже наоборот. К сожалению, Россия и НАТО вступили в ситуацию взаимного военного сдерживания, и во взаимном военном сдерживании очень важен фактор неопределенности, чтобы противная сторона не знала, какие именно ее действия могут привести к определенной реакции».

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG