Линки доступности

«Мирное сосуществование-2»: Россия хочет от Запада того же, чего хотел СССР


Николай Патрушев

Николай Патрушев

Эксперты говорят, что Москва использовала конференцию по безопасности для призыва к снижению напряженности с Западом

МОСКВА – Московская конференция по безопасности – ежегодный международный форум, прошедший в Москве 27-28 апреля уже в пятый раз – была вполне представительной: на ней выступили министры обороны Китая, Индии, Ирана и других стран, от которых зависит региональная безопасность в Азии. Но не это привлекло внимание журналистов и экспертов, наблюдавших за мероприятием, организованным Министерством обороны России, а серьезная смена тона в выступлениях российских официальных лиц.

Секретарь Совета Безопасности России Николай Патрушев, обычно рассказывающий на различных форумах о том, какую враждебную политику Соединенные Штаты ведут по отношению к России, зачитал участникам конференции приветствие президента России Владимира Путина с вполне благожелательными в отношении Вашингтона словами: «Взаимодействие России и США по Сирии является убедительным примером того, что такое сотрудничество не только возможно, но и эффективно».

Вслед за Патрушевым министр обороны России Сергей Шойгу послал Соединенным Штатам еще более ясный сигнал: «Наши страны обязаны более тесно сотрудничать в борьбе против международного терроризма. Мы к этому готовы, слово за Вашингтоном».

Шойгу также относительно миролюбиво высказался и в адрес НАТО: «Мы предпочитаем общаться с альянсом за столом переговоров, а не через оружейные прицелы».

Однако, самый интересный сигнал того, что Москва хотела бы снижения конфронтации с Западом, и даже сотрудничества в вопросах безопасности, пришел от человека, которого многие наблюдатели уже видели в роли переговорщика между Западом и Россией по щепетильным вопросам – немецкого политолога и советника российского концерна «Газпром» Александра Рара.

Александр Рар – член «Валдайского клуба» политологов и журналистов, ежегодно встречающихся с Владимиром Путиным. В конце 2013 года он участвовал в переговорах по освобождению из заключения Михаила Ходорковского. Выступая на конференции по безопасности, он сказал следующее: «Россия стремится к сотрудничеству с Западом, не подчиненному либеральным ценностям, а основанному на прагматических интересах, в том числе экономических… В рамках процесса «Хельсинки-2» может быть подписана «Парижская хартия-2», которая будет ограничивать масштабы возникающего конфликта ценностей».

Зная близость Александра Рара к правящим кругам в Москве, можно сделать вывод о том, что такая точка зрения этим кругам также близка.

Ричард Вайц: желание Москвы снизить конфронтацию было очевидным

Ричард Вайц, директор Центра политического и военного анализа в Институте Хадсона (Richard Weitz, Center for Political-Military Analysis at Hudson Institute), лично принимал участие в нынешней Московской конференции по безопасности. В интервью Русской службе «Голоса Америки» он рассказал, что стремление со стороны организаторов к снижению напряженности было заметно.

«Обсуждаемые темы на этот раз были, в основном, менее конфронтационными, – сказал аналитик. – На предыдущих конференция подробно обсуждались проблемы противоракетной обороны, отношения с НАТО, потом была Украина, а в этот раз – что-то более общее. В некоторых дискуссиях США даже не упоминались, например, в разговоре о проблемах Центральной Азии. Да, в этот раз концентрации на противостояние с Западом было меньше».

По словам Ричарда Вайца, конфликтная тема Украины тоже была обойдена стороной: «На этой конференции не было даже отдельной дискуссии по вопросам европейской безопасности. Весь ход этого мероприятия задавался следующей интонацией: «У нас есть общие интересы и угрозы, есть и разногласия – поэтому мы должны работать вместе в том, в чем можем, и обсуждать разногласия, когда необходимо».

Эксперт считает, что Московская конференция уже имеет репутацию форума, в котором интересно принимать участие: «Я был удивлен уровнем представительства стран Азии и Ближнего Востока. Эта конференция очевидно уже состоялась как важное мероприятие, хотя не такое престижное, как Мюнхенская конференция по безопасности или Азиатский форум «Шангри-ла-Диалог» по тем же вопросам. И для меня, например, стали яснее позиции России по многим вопросам – при том, что я с этими позициями не согласен».

«Российские руководители очевидно уже заглядывают в будущее после Барака Обамы и задумываются об отношениях со следующим президентом Соединенных Штатов. От этого действительно многое зависит, и на «полях» конференции мне задавали массу вопросов о том, как сейчас выглядит внутриполитическая обстановка в Штатах, и что можно ждать от разных кандидатов. Я слышал такой аргумент в ходе конференции, что следующий президент США должен отдать больший приоритет борьбе с терроризмом, и при это разногласия с Россией отодвинутся на второй план», – делится своими впечатлениями Ричард Вайц.

Андрей Солдатов: для внешней и внутренней аудитории произносятся разные речи

Эксперт по деятельности спецслужб Андрей Солдатов, автор книги «Новое дворянство: очерки истории ФСБ» («The New Nobility: The Restoration of Russia’s Security State and the Enduring Legacy of the KGB») обратил внимание на то, что в ходе конференции градус враждебной риторики российских представителей в отношении Запада действительно снизился по сравнению с предыдущими годами.

«Риторика действительно существенно смягчилась по сравнению с прошлым годом, – отметил он. – В прошлом году напрямую США упоминались как главный «плохой парень», теперь же просто говорится о «некоторых странах». И когда в этот раз США назывались, то назывались именно как партнер, с которым налажены хорошие отношения по антитеррористической линии, и говорилось, что хорошо бы это как-то расширять».

Впрочем, по мнению Андрея Солдатова, такие сигналы направлены исключительно во внешний мир – внутри России Запад по-прежнему остается местом, откуда исходит угроза «цветных революций».

«Есть нарратив, который предназначен для внутреннего слушателя, а есть для внешнего использования, – подчеркнул он. – Внутри страны им нужно делать понятные заявления о том, что, конечно, страна окружена врагами, но этот нарратив не предназначен для практического использования во внешнем мире, например, в переговорах с американцами. Американцам, наоборот, недвусмысленно дают понять, что перспективной темой сейчас для улучшения отношений является Сирия, причем говорят это даже люди из российских спецслужб. И то, и другое – лишь риторика для достижения конкретных целей».

Александр Гольц: Москва хотела бы нового «мирного сосуществования», но вряд ли у нее это получится

Военный эксперт Александр Гольц, приглашенный исследователь университета в Упсале, уверен, что Россия хочет сейчас от Запада того же, чего хотел и СССР: «Холодная война, которая шла между Советским Союзом и странами Запада в течение 40 лет, имела две стороны медали. Одна - это «взаимное военное сдерживание», а другая - «мирное сосуществование». Вот такого мирного сосуществования, по-видимому, и хочет Россия – когда Запад отказывается от попыток чему-то учить Россию, от попыток бороться за политические свободы в России и помогать тем, кто борется за эти политические свободы. В терминах нынешних кремлевских лидеров, Запад должен отказаться от попыток провести «цветную революцию» в России».

По мнению Гольца, предложение России «мирно сосуществовать» с Западом имеет еще одно условие, кроме невмешательства во внутренние дела: «Безусловно, в списке российских требований есть тезис «забудьте о Крыме». И понятно, что Крым не забудут, но давайте вспомним предыдущую «холодную войну»: США не признавали аннексии балтийских государств, но это не мешало договариваться о том, как не сжечь планету. И даже после Афганистана шли более или менее содержательные переговоры по очень многим направлениям, все дело в пропорциях: в какие-то моменты превалирует конфронтация, в какие-то моменты превалируют темы переговоров и разрядки напряженности».

Однако, полагает военный эксперт, Россия будет поддерживать некоторый уровень напряженности с Западом по внутриполитическим причинам, и вот тут есть существенные различия с советскими временами: «Очевидно, что Москва сегодня не располагает ресурсами для ведения «холодной войны», которыми располагал Советский Союз. Нет союзников фактически, экономика очень зависима от внешнего мира, стареющее население, из которого уже никак не создашь многомиллионную армию. И в этом смысле ситуация представляется скорее более рискованной, поскольку из всех ресурсов остался один – ядерное оружие. Я предполагаю, что следующие годы станут годами все более рискованной политики Кремля именно в ядерной сфере. Кремлю надо будет перевести гигантский ядерный арсенал в политический потенциал».

Александр Гольц делает вывод, что результатом этого станет рост напряженности, а не ее снижение, чего, как следует из речей на конференции, добивается Москва: «Это значит, что Запад тоже все больше и больше будет двигаться к военному сдерживанию России, к чему-то, что напоминает политику Рейгана. Это делает ситуацию более опасной: мы приходим к нарастанию военной конфронтации. Может произойти, например, выход России из Договора о ракетах средней и меньшей дальности, это – создание постоянной угрозы для Европы. А ответом будет развертывание американских ракет этого класса в Европе».

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG