Линки доступности

Глава Hermitage Foundation дал интервью «Голосу Америки» в пятую годовщину гибели своего коллеги

МОСКВА — На уходящей неделе в Москве, Нью-Йорке, Лондоне и многих городах мира общественные активисты и обычные граждане отметили трагическую годовщину — 5 лет со дня гибели в московском следственном изоляторе «Матросская тишина» сотрудника компании «Firestone Duncan» Сергея Магнитского. Несколько расследований, в том числе проведенных членами Совета по правам человека при президенте России и докладчиком ПАСЕ Андреасом Гроссом, показали, что Сергей Магнитский раскрыл крупную аферу с налоговыми поступлениями в российский бюджет, а российские правоохранительные органы создали условия для гибели этого человека в заключении.

Бывший руководитель и коллега Сергея Магнитского, глава компании Hermitage Foundation Уильям Браудер инициировал кампанию «Правосудие для Сергея Магнитского», в результате которой Соединенные Штаты приняли «Закон Магнитского», вводящий санкции против российских чиновников, причастных к смерти аудитора «Firestone Duncan». В пятую годовщину гибели своего коллеги Уильям Браудер дал интервью Русской службе «Голоса Америки».

Данила Гальперович: Каков для вас итог этих пяти лет со дня гибели Сергея Магнитского?

Уильям Браудер: Я думаю, что пятая годовщина убийства Сергея показала ясно две вещи: первое — режим Путина скрыл совершенное в отношении Сергея преступление и осудил погибшего человека посмертно, и это ясно показывает, какое серьезное зло этот режим из себя представляет. А второе – то, что Запад наконец-то очнулся и понял, какова суть российского режима и самого Путина.

Д.Г.: Что вы думаете о возможных европейских санкциях против тех, кто причастен к смерти Сергея Магнитского, по примеру тех, которые уже приняты в Соединенных Штатах?

У.Б.: Я думаю, они очень возможны. Мы провели много времени, общаясь с европейскими политиками, которые опасались того, что они «огорчат Россию», но теперь уже бояться, очевидно, нечего, так как теперь сильно огорчены сами европейцы. Поэтому вероятность введения таких санкций сильно возросла. Единственное препятствие для их принятия, которое сейчас видится – это украинская ситуация, которая является настолько срочной, настолько ужасной, что во всех делах стоит на первом месте, и поэтому вопрос внутрироссийских нарушений прав человека как-то отошел на второй план. Во всяком случае, это так для европейских политиков, которые пытаются справиться с войной, вполне способной вообще выйти из-под контроля.

Д.Г.: Но ведь есть люди, которые говорят о прямой связи нарушении прав человека в России, установления там авторитарного режима и войной в Украине, что есть очевидная зависимость одного от другого. Не будет ли ошибкой решать эти проблемы по очереди, не замечая этой связи?

У.Б.: Да, я просто уверен, что это большая ошибка. Если бы Запад был жестче в отношении Путина пять лет назад, мы бы не оказались в той ужасной ситуации, в которой мы теперь находимся. Путин тогда понял, что он может делать, в общем-то, все, что захочет, и Запад, в его желании «умиротворить» Путина, не будет принимать никаких решительных и влияющих на ситуацию действий.

Д.Г.: Я помню голосования в Европарламенте и ПАСЕ по вопросу о санкциях против тех, кто причастен к смерти Сергея Магнитского. То есть, некая парламентская стадия возможных действий в этом направлении в Европе уже пройдена. Вас это обнадеживает?

У.Б.: Международные организации в целом единодушно рекомендовали ввести такие санкции. Было, как вы уже сказали, голосование в ПАСЕ, голосовала и Ассамблея ОБСЕ, и даже парламенты отдельных стран призывали к принятию конкретных мер. Сейчас необходимо, чтобы правительства стран Евросоюза последовали этим рекомендациям, и это является для нас большой целью в нынешнем и будущем году. Да, Европарламент проголосовал по конкретным 32 людям, ответственным за смерть Сергея, но власти Евросоюза пока это голосование игнорируют, а наша задача — сделать так, чтобы решение Европарламента уважали. Но сейчас уже и чиновникам в Евросоюзе понятно, что Сергей Магнитский был убит за то, что раскрыл огромное мошенничество с налогами и коррупционную схему, к которой были причастны высокопоставленные чиновники из российской власти. Так что в фактах уже никого убеждать не надо, осталось принять решение.

Д.Г.: На одиозном российском телеканале НТВ недавно был показан фильм, якобы раскрывающий тайные мотивы вашей деятельности в России и очерняющий Сергея Магнитского. Это вам российская власть так намекает, что она вас в покое не оставит, как и вы ее, как вы думаете?

У.Б.: Из этого я на самом деле заключаю, что для Путина это все уже стало личным делом. Когда США приняли Закон Магнитского, для него это стало большим унижением, а он мстителен и не желает оставаться униженным. Поэтому он отвечает сначала посмертным признанием Сергея виновным и осуждением меня — в мое отсутствие в России — на тюремный срок, а потом они выпускают показательно пропагандистский фильм, обвиняющий меня во всех российских бедах. И еще, они снова обратились в Интерпол с ордером на мой арест, несмотря на то, что предыдущие два таких обращения были отвергнуты Интерполом как политически мотивированные. Они предпринимают и другие действия по всему миру, чтобы помешать нам делать то, что мы делаем, но в эту трагическую годовщину я должен сказать, что в мире нет такой вещи, которая остановила бы нас в этой борьбе за доброе имя Сергея.

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG