Линки доступности

Михаил Крутихин анализирует в интервью «Голосу Америки» последние новости о разведанных запасах извлекаемой нефти в США

МОСКВА — Консультативно-аналитическое агентство Rystad Energy, основанное в Норвегии 12 лет назад, а теперь имеющее подразделения в нескольких странах, включая США и Россию, в начале этой недели опубликовало сенсационные данные: согласно анализу специалистов агентства, Соединенные Штаты располагают более крупными запасами извлекаемой нефти, чем Россия и Саудовская Аравия (США - 264 миллиарда баррелей, Россия - 256 миллиардов баррелей, Саудовская Аравия - 212 миллиарда баррелей). Только один Техас, согласно данным агентства, перепечатанным ведущими мировыми бизнес-изданиями, располагает запасами сланцевой нефти в объеме 60 миллиардов баррелей – это больше, чем в Кувейте.

При этом нефти будет все равно не хватать: Rystad Energy прогнозирует, что с возможным увеличением парка автомобилей в мире в течение следующих 30 лет в два раза – с 1 до 2 миллиардов – cовершенно ясно, что только нефть не может удовлетворить растущие потребности личного транспорта.

Данные Rystad Energy уже были поставлены под сомнение министром природных ресурсов России Сергеем Донским. На своей странице в Фейсбуке российский министр написал: «Выглядит как попытка спекулятивного влияния на рынок. Было бы интересно посмотреть методологию этой «авторитетной» норвежской консалтинговой компании... Смешно говорить о лидерстве США по сравнению с Саудовской Аравией, уверенно занимающей вторую строчку с идеальной по качеству нефтью, и Венесуэлой – очевидным лидером по открытым, то есть доказанным запасам, пусть и при низкой рентабельности добычи нефти».

Можно ли доверять данным норвежских нефтегазовых аналитиков, насколько важна эта новость для нефтяного рынка, и что она означает для России? Ответы на эти вопросы Русская служба «Голоса Америки» получила у эксперта по рынку нефти и газа, партнера консалтингового агентства Rusenergy Михаила Крутихина.

Данила Гальперович: Для кого сведения о разведанных и добываемых запасах нефти имеют значение в первую очередь?

Михаил Крутихин: Я думаю, что такие данные по размерам ресурсов и запасов нефти в разных странах больше имеют смысл для политиков, которые могут чем-то гордиться и что-то позитивное получить в общении с собственным населением, сообщая такие цифры. Для самих нефтяников это, в принципе, неважно. Для них важны совершенно иные показатели – в частности, доступность этих запасов с точки зрения получения лицензии, с точки зрения их геологического строения, легко они извлекаемые или трудно, какова себестоимость добычи. Общий размер запасов тут большого значения не имеет. Даже для цен на нефть, для общей конъюнктуры это, в принципе, неважно, поскольку здесь важен потенциал добычи на какой-то конкретный момент по всему миру, и способности рынка поглотить нефть, которая имеется. Но сведения, кстати, очень интересные, тем более, что они исходят из норвежской компании, которая до сих пор радовала своими достоверными данными. У них очень хорошая статистика собирается по США, Европе и Азии, все лучше и лучше их статистика по России. С Саудовской Аравией там значительно сложнее, поскольку нет большой уверенности у экспертов, что саудовцы дают правильные цифры своих запасов.

Д.Г.: Если говорить о том главном показателе, который, по вашим словам, волнует нефтяников, а именно – легкость добычи и, вообще, перспектива эту нефть достать из-под земли. В случае сланцевой нефти в США. Насколько эта нефть легкая, насколько она является, что называется, таким тактическим активом?

М.К.: Еще год назад считалось, что для того, чтобы эффективно извлекать сланцевую нефть в США, необходимо, чтобы цена на эту нефть была как минимум 70 долларов за баррель, или даже выше. Затем, с прогрессом технологий по извлечению нефти, с улучшением показателей конкретных компаний получилось, что, в принципе, средняя по США граница рентабельности для извлечения сланцевой нефти находится уже между показателями в 40 и 50 долларов за баррель. Причем, больше половины запасов являются коммерчески извлекаемыми при цене 40 долларов за баррель. Поэтому нынешнее положение на рынке внушает оптимизм тем, кто полагается на добычу нефти в США.

Д.Г.: Насколько нефтяной отрасли угрожает разработка человечеством других видов энергии? Rystad Energy говорит, что одной нефти не под силу удовлетворить растущие потребности индивидуального транспорта. Если другие источники энергии будут интенсивнее и успешнее разрабатываться, как это будет влиять на цену нефти, на стоимость добычи, на технологии в нефтяной индустрии?

М.К.: Я вижу у Rystad Energy несколько презентаций по поводу перспектив нефтяных цен. Они утверждают, что где-то года через 3-4 цены на баррель нефти снова поднимутся к показателю 100 долларов, и, возможно, даже превысят его, поскольку спрос на нефть все-таки будет перегонять возможности добычи. Здесь я могу несколько сомневаться в таком выводе, поскольку мы видим, что вопреки всем прогнозам, те же технологии добычи сланцевой нефти сделали огромные запасы в Северной Америке коммерчески рентабельными и прибавили к общему объему запасов, которыми может располагать отрасль. Да, действительно, значительное увеличение численности двигателей внутреннего сгорания как-то говорит о возможном повышении спроса на нефть. Но мы видим и бурное развитие электроавтомобилей, которым требуется не непосредственно тот же бензин, а возможно энергия, выработанная с помощью угля, газа и других источников энергии, в том числе возобновляемых. Так что, здесь пока есть большая неизвестность. Я бы не был очень уверенным в том, что нефть сохранит свое значение на протяжении ближайших 20-30 лет – есть разные сценарии развития.

Д.Г.: Новость о больших добываемых запасах нефти в США – что она означает для России?

М.К.: Я думаю, что это несколько тревожный факт. Если мы посмотрим на другие данные анализа Rystad Energy, мы увидим, например, что когда они оценивают цену рентабельности для добычи нефти в России по тем проектам, по которым в России еще не приняли решение о начале инвестиций, то эта точка рентабельности находится в очень неприятной зоне – 110 долларов за баррель. Понятно, что аналитики этой компании включают в анализ еще не использованные запасы в России: в первую очередь, трудно извлекаемую нефть, где себестоимость примерно от 50 до 80 долларов за баррель, а во вторую - запасы на арктическом континентальном шельфе, где себестоимость может превышать 150 долларов за баррель нефти. Поэтому, когда они совместно складывают и получают какую-то среднюю цену рентабельности, у них получается страшная цифра 110 долларов за баррель, и огромное количество извлекаемой нефти в России оказывается нерентабельным при нынешних ценах. Тем более, что Министерство природных ресурсов России подтверждает, что из всей оставшейся нефти в России, еще не добытой, примерно 70% приходится отнести к категории трудно извлекаемой. Так что, перспективы российской нефтяной отрасли, согласно анализу норвежцев, не слишком радужные.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG