Линки доступности

Эксперты говорят, что альянс Москвы и Тегерана необычен и, возможно, недолговечен

МОСКВА — В прошедшие выходные вступил в силу «Совместный всеобъемлющий план действий по ядерной программе Ирана», который был выработан в июле этого года на переговорах в Вене между Тегераном и странами «шестерки» - США, Франции, Великобритании, Германии, Китая и России. План был поддержан резолюцией Совета Безопасности ООН 20 июля и, не будучи заблокирован в Конгрессе США и иранском парламенте, стал действующим документом через 90 дней после его принятия.

Тегеран должен начать выполнение требований «шестерки» по нескольким ядерным объектам (реактор на тяжелой воде в Араке, объекты в Фордо и Натанзе), а также по различным аспектам обогащения радиоактивных материалов, в том числе по центрифугам и уже существующим запасам обогащенного урана.

Россия будет задействована в перепрофилировании ядерных объектов, а также в вывозе из Ирана излишков низкообогащенного урана. Согласно договоренностям Тегерана и «шестерки», Иран должен сократить объемы низкообогащенного урана с 10 тонн до 300 кг, а взамен российская сторона будет поставлять в Иран природный уран.

В понедельник в Вене уже состоялось первое заседание комиссии по контролю за соблюдением «Совместного плана» с участием представителей Ирана и «шестерки».

Алексей Арбатов: Иран может стать альтернативным поставщиком углеводородов в Европу

Руководитель Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Алексей Арбатов в интервью «Голосу Америки» говорит, что тема Ирана осталась в российско-американских контактах чуть ли не одной из последних, по которым две страны находят общий язык: «Россия была вовлечена в процесс договоренностей с Ираном и принимала самое активное участие в переговорах, даже несмотря на напряженность между Россией и Западом в связи с Украиной. Это отмечали все, и даже официальные американские представители. По ряду важных направлений Россия внесла серьезный вклад, например, с реконструкцией тяжеловодного реактора в Араке, с деталями контроля МАГАТЭ, с вывозом излишнего обогащенного урана, и так далее».

При этом ученый признает, что ключевую роль в том, что «Совместный план» был принят, сыграли Соединенные Штаты: «На последнем этапе переговоры приобрели, по факту, двухсторонний характер, и оставшиеся нерешенные вопросы решались между США и Ираном».

Алексей Арбатов считает, что для России начало процесса выхода Ирана из-под санкций имеет не такие однозначные плюсы, как для других участников «шестерки»: «Для США и Китая никакого конфликта интересов при достижении соглашения не было, все преимущества только дополняли друг друга. Для России же выход Ирана на рынок нефти и газа несет возможные риски, так как это может еще больше понизить цены на углеводороды. Да и появление еще одного конкурента, при том, что Иран неоднократно говорил, что может стать альтернативным поставщиком углеводородов в Европу — это не очень хорошо. Кроме всего прочего, открытие Ирана для политических и экономических связей с Западом относительно уменьшает влияние России на эту страну».

Российский эксперт полагает, что Соединенные Штаты, «несмотря на обеспокоенность ракетной активностью Ирана, вряд ли будут принимать новые санкции против этой страны, а Совет Безопасности не будет делать этого точно».

Александр Коновалов: Союзничество России и Ирана может иметь для Москвы неприятные последствия

Президент Института стратегических оценок Александр Коновалов в своем комментарии для «Голоса Америки» заявил, что «для самого Ирана «Совместный план» означает выход из многолетнего трудного положения, потому что страна, располагающая такими запасами углеводородов и не имеющая возможности их реализовать на мировом рынке — это нонсенс».

Эксперт не вполне согласен с мнением, что иранские нефть и газ подорвут позиции России на энергетическом рынке: «Есть два предположения: одно — что иранские нефть и газ, появившись на мировом рынке, еще больше просадят вниз цены, потому что Иран будет стремиться продавать в первую очередь не дорого, а много. А есть предположение, что это представляет для России еще одну возможность сотрудничества, поскольку снимает ограничения на различные технические поставки Ирану».

Однако, как отмечает Александр Коновалов, гораздо опаснее те политические риски, которые Россия взяла на себя, войдя в коалицию с Ираном для участия в сирийском конфликте: «Россия оказалась в крайне странной коалиции с Ираном, и называет целью этой коалиции борьбу с международным терроризмом. Для России эта коалиция — конечно, в большой степени способ, с помощью которого она старается показать США, что ее нельзя изолировать, что она себе союзников найдет, и так далее. Но Москва явно плохо осознает, что, войдя в сирийскую войну, она влезла в очень много разных конфликтов сразу, в том числе, в огромную войну между шиитами и суннитами, как ни странно, на стороне шиитов. Это в будущем очень больно отзовется России, потому что в России все компактные мусульманские области — суннитские, кроме юга Дагестана, где проживает около 100 тысяч шиитов».

Эксперт предполагает, что Вашингтону в этой ситуации важно не забыть о своем главном союзнике на Ближнем Востоке: «США, скорее всего, продолжат курс смягчения давления на Тегеран, если тот останется привержен своим обязательствам. При этом Израилю придется утроить бдительность, потому что он не может давать Ирану ни одного шанса на ядерный удар. Я думаю, Израиль будет активно, как и до сих пор, препятствовать ядерной активности Ирана, если ему покажется, что она идет в неправильном направлении».

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG