Линки доступности

Эксперт Центра Карнеги – о прекращении сотрудничества США и России в сфере безопасности ядерных объектов

Американо-российское сотрудничество в сфере ядерной безопасности в последние месяцы дало серьезную трещину. Как сообщила накануне газета Boston Globe, в декабре прошлого года Москва заявила о разрыве отношений с США в сфере обеспечения безопасности на ядерных объектах России в ходе переговоров, которые официально не анонсировались. За годы сотрудничества Соединенные Штаты потратили на эту программу около 2 миллиардов долларов.

По информации Boston Globe, представители России также заявили американским партнерам о прекращении с 1 января 2015 года совместных работ по обеспечению безопасности на 18 гражданских объектах, на которых хранятся ядерные вещества, используемые в вооружениях. Также был остановлен проект по переработке высокообогащенного урана в менее опасное вещество.

Эту информацию Русской службе «Голоса Америки» прокомментировал директор Центра международной безопасности ИМЭМО и эксперт Московского центра Карнеги Алексей Арбатов.

Данила Гальперович: В чем заключалась программа сотрудничества России и США по ядерной безопасности, которая была закрыта?

Алексей Арбатов: Это была очень важная программа сотрудничества, под нее только на этот год Соединенными Штатами было выделено 100 миллионов долларов, и ее целью было поддержание должного уровня безопасности в местах хранения российских ядерных боеприпасов, в частности – складов, где хранятся боеголовки ядерных ракет, головные части других средств доставки, например, авиабомб, и так далее. Это также касалось обращения с отработанным топливом реакторов атомных подводных лодок. Сотрудничество было очень полезным, и было бы хорошо его продолжить, оно было важным для безопасности не только России, но и всего мира, включая США, потому что речь идет о критических материалах, которые не должны попасть в руки злоумышленников. Но, к сожалению, в этом случае, как и во многих других, политика взяла верх над соображениями экономики и безопасности, и в декабре прошлого года сотрудничество было прекращено. Действительно, очень трудно было его сохранять в условиях свертывания контактов России и США и нарастания политической и даже военной конфронтации. Я имею в виду серьезные передвижения техники, полеты самолетов, масштабные учения, имеющие целью послать сигнал другой стороне. Было бы похоже на шизофрению, когда в важнейшей и чувствительнейшей сфере сотрудничество бы продолжалось в то время, как во всех остальных сферах все разлаживается.

Д.Г.: Газета Boston Globe пишет, что разрыв произошел по инициативе российской стороны. Можете ли вы это подтвердить?

А.А.: Я не могу сказать вам абсолютно точно, потому что все эти переговоры и контакты держатся за семью замками, в обстановке строгой конфиденциальности. Но я бы не удивился, если бы узнал, что инициатором была Россия, которая решила и в этой сфере продемонстрировать свою независимость и нежелание «получать подачки» от США.

Д.Г.: Еще недавно российские и американские специалисты были настроены совсем иначе – например, я помню заявления ведущего российского специалиста по ракетным вооружениям Владимира Дворкина о возможности создания системы, помогающей преодолеть разногласия в вопросах противоракетной обороны. Это все тоже уже не обсуждается?

А.А.: То, о чем некоторое время назад говорил генерал Владимир Дворкин, касалось возможного сотрудничества в сфере противоракетной обороны. Это – неядерная сфера, там речь шла о том, что должен был быть создан центр обмена данными, который потом перерос бы в центр оперативного автоматического оповещения друг друга в случае пуска баллистических ракет какой-либо третьей страной. Это тоже было очень важное направление сотрудничества, которое всего лишь несколько лет назад еще очень серьезно обсуждалось на уровне глав государств, министров обороны и иностранных дел, но из которого тоже ничего не вышло. Это тоже важная сфера, но теперь и ее придется отложить в очень долгий ящик.

Д.Г.: Осталось ли еще хоть что-то, касающееся ядерных вооружений, где Москва и Вашингтон продолжают сотрудничество?

А.А.: Сотрудничество в области безопасности ядерного оружия разрушено не полностью: действует договор СНВ, который был заключен в Праге в 2010 году, обе стороны продолжают его соблюдать, Россия и США обмениваются данными в соответствии со статьями договора, осуществляют верификационную деятельность, проверки и контроль в соответствии этим документом. Так что, этот канал сотрудничества, слава богу, еще остается, хотя на него осуществляются нападки как в России, так и в США теми, кто хотел бы развалить такое сотрудничество до основания. Но та сфера, в которой сотрудничество прекратили в декабре, была очень закрытой и касалась безопасности объектов, материалов и технологий, связанных с инфраструктурой ядерного комплекса.

Д.Г.: Соединенные Штаты в 90-х помогали России со старыми подводными лодками, и довольно существенно помогали. Что стало теперь с этой сферой ядерной безопасности?

А.А.: Программа утилизации реакторов атомных подводных лодок, которая осуществлялась в России также при помощи США, практически закончилась. Эта программа осуществлялась в соответствии с «проектом Нанна-Лугара» (названная в честь сенаторов Соединенных Штатов Сэмьюэла Нанна и Ричарда Лугара, инициировавших ее — Д.Г.), она помогла России в 90-е годы и первое десятилетие 21 века безопасно утилизировать более сотни атомных подводных лодок, около 120, выведенных в отстой. Эта разделка подводных лодок, безопасное извлечение и транспортировка на комбинат «Маяк» жидкого и твердого облученного топлива для реакторов, фактически завершена. Россия сейчас самостоятельно занимается утилизацией подводных лодок, потому что это не тот огромный завал, который существовал в 90-е годы и грозил глобальной экологической катастрофой, когда все это сбрасывалось в воду и непонятно как хранилось.

Д.Г.: Вы ведь принимали непосредственное участие в осуществлении этой программы и контроле за ее ходом?

А.А.: Да, будучи заместителем председателя комитета Государственной думы по обороне, я тогда бывал на таких объектах и видел, что они находились в ужасающем положении. Я помню, как люди, жившие в районах, где происходило это настоящее экологическое бедствие, выходили на митинги и забастовки – их здоровью угрожала более чем серьезная опасность. Ситуация потенциальной экологической катастрофы с помощью США тогда была благополучно разрешена. За ту огромную помощь, которую Россия в течение десятилетий получила от США по «программе Нанна-Лугара», я считаю, здесь вообще-то памятник нужно поставить этим деятелям при жизни. Они спасли Россию и мир от огромных бед. К сожалению, никому это здесь не приходит в голову.

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG