Линки доступности

Навальный: Запад должен проявить политическую волю в отношении коррупционеров из России


Алексей Навальный

Алексей Навальный

«Панамское досье» – российский борец с коррупцией комментирует «Голосу Америки» итоги сенсационного журналистского расследования

МОСКВА — Публикацию «Панамского досье» – беспрецедентного по своим масштабам доклада об офшорном бизнесе многих известных политиков и бизнесменов, а также их друзей и близких, подготовленного Международным консорциумом журналистов-расследователей – крайне серьезно восприняли власть и общество в развитых странах. В Исландии премьер-министру страны грозит отставка, а в США и Франции официальные лица пообещали сделать выводы из содержания журналистского расследования.

При этом многие комментаторы в России сочли «Панамское досье» событием не слишком значительным. По мнению скептиков, граждане России в принципе не слишком сердятся на власть имущих за их богатство, считая его составной частью их властного могущества, тем более, если в открывшихся документах нет ничего, напрямую связывающего с нарушениями законов самого Владимира Путина.

Иного мнения придерживается известный российский борец с коррупцией, лидер незарегистрированной «Партии прогресса» Алексей Навальный. По его мнению, высказанному в интервью «Голосу Америки», расследование Международного консорциума журналистов-расследователей – это образец журналистской работы, и при наличии политической воли оно может иметь очень серьезные последствия.

Данила Гальперович: Как вы оцениваете масштаб «Панамского досье», можно ли, по-вашему, доверять сведениям, которые там опубликованы?

Алексей Навальный: Я расцениваю это расследование как, безусловно, высокопрофессиональное. Наверное, в современной практике мировой журналистики это расследование – одно из самых значительных. Я не сомневаюсь, что оно оставит довольно большой след в истории и, скорее всего, войдет в учебники. У меня нет ни малейших оснований сомневаться в достоверности данных. Можно было бы предположить, что весь этот, как Кремль его называет, «слив» сделан для того, чтобы дискредитировать их, если бы вся российская часть досье не занимала бы 5% от общего массива, и не были задействованы лица гораздо более значимые, чем Владимир Путин – тот же Дэвид Камерон (как сообщила BBC 5 апреля, британский премьер не владеет акциями офшорной компании из "Панамских документов" –прим. Ред.), многие другие известные политики, и у меня нет никаких сомнений в его достоверности.

Это расследование, безусловно, очень важное даже не для понимания того, что Путин коррупционер – мы и так это знали – а для понимания механизма того, каким образом они эти деньги накапливают, перечисляют, и где они их хранят. Вот с этой точки зрения фигура Ролдугина, и все те схемы, по которым государственные корпорации накачивали кошельки Ролдугина, имеют важное значение и, возможно, я надеюсь, рано или поздно послужат и юридическим доказательством на процессах по обвинению Путина и его ближнего круга в коррупции.

Д.Г.: Но окажет ли эта информация какое-то влияние на российское общество?

А.Н.: Россия достигла той стадии развития авторитарности, когда политических последствий внутри страны это расследование вызвать уже не может. Мы видим, что Кремль крайне озабочен процессом того, как эта информация проходит в широкие народные массы: именно поэтому даже полусвободные СМИ типа газеты «Коммерсант» получили полный запрет на публикацию этих данных – например, сегодня в бумажной версии «Коммерсанта» ничего об этом не написано, такое невозможно представить себе в деловом СМИ. Тем не менее, это вещь, которая касается элит. Элиты переживают, элиты беспокоятся, коррумпированные путинские элиты понимают, что не существует безопасных гаваней. Но серьезного воздействия на население это иметь уже не может, потому что Россия уже даже не та страна, которой она была в 2009 году. И в этом смысле она стоит абсолютно в ряду с Азербайджаном, Казахстаном, которые тоже есть в этих файлах, где тоже никаких политических последствий это иметь не будет.

Д.Г.: Существует несколько организаций, в работе которых Россия участвует, и эти организации занимаются борьбой с отмыванием денег — например, FATF (Financial Action Task Force, Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег) или GRECO (Группа стран, борющихся с коррупцией, при Совете Европы). Как вам кажется, могут эти организации задать России как стране-члену определенные вопросы в связи с этим расследованием?

А.Н.: Я очень надеюсь, что Россия и российские компании будут привлечены к ответственности за отмывание денег, за совершение незаконных операций. И здесь, безусловно, есть составы правонарушений, преступлений. Действия компаний, которые листингуются на биржах, такие как «Роснефть», «Сбербанк» – они осуществляли инсайдерскую торговлю, которая по международным законам должна повлечь ответственность. Компания «Северсталь», которая перечисляла взятки Ролдугину, имеет большой бизнес в США, и должна быть привлечена по американским законам за эти взятки. К сожалению, я боюсь, этого не произойдет по чисто политическим причинам. За последние годы мы практически не видели ни одного процесса, при котором российские компании или путинские друзья, даже очевидно нарушающие международные «антиотмывочные» законы, понесли какую-то ответственность. И даже в ситуации с санкциями, которые приняты по решению высшего политического руководства западных стран, мы не видим ни одной ситуации, когда у кого-то реально что-то арестовали. Единственно, у Ротенберга арестовали какую-то небольшую часть его итальянского имущества. А так, в общем-то, все эти злодеи – и Тимченко, и Ротенберги, и все остальные в санкционных списках – никто из них не получил ни единой копейки реального материального вреда или реальных материальных претензий. Поэтому нужно политическое решение. К сожалению, до сих пор западные страны всячески отказывались имплементировать эти возможности.

Д.Г.: Но вот Дмитрий Песков сегодня сделал заявление, что офшоры – это, как он выразился, «легальное явление», и с ним соглашаются многие экономисты, говоря, что ничего, собственно, преступного они в обнародованных транзакциях не находят.

А.Н.: Офшоры как институт, безусловно, легальны. Офшоры гораздо шире используются в европейских странах, в США. И даже относительно небольшая часть досье, которая посвящена России, просто показывает, что чем более развита страна, чем больше экономика, тем больше страны используют офшоры. Поэтому Британия или Германия гораздо больше во все это вовлечены. Это действительно совершенно нормальный бизнес – пока – который используется для оптимизации налогов. Он даже находится не в серой зоне, а в абсолютно белой зоне. Многие страны с этим активно борются, например, Германия и США в последние годы, но это легально. Однако же легальность офшора как института совершенно не означает того, что ты на эти офшоры можешь брать взятки. Они использовали, я имею в виду – российские коррумпированные чиновники – нормальный юридический механизм регистрации офшорных компаний для того, чтобы скрывать деньги, для того чтобы вымывать взятки, вытаскивать взятки, коррупционные платежи из российских государственных компаний. Поэтому то, что офшоры легальны в целом, не является оправданием для нас.

Д.Г.: Может ли случиться так, что российские чиновники и бизнесмены, почувствовав, что находятся под атакой, могут сплотиться, начать еще более уверенно защищать свои интересы, и авторы «Панамского досье» добьются эффекта, противоположного задуманному ими?

А.Н.: Я не думаю, что «Панамское досье» продемонстрировало нам какую-то новую степень единства российской элиты. Просто опций достаточно ограниченное количество: они ведут примерно одинаковый бизнес, даже не являясь соратниками, а может быть, являясь даже врагами внутри системы. Но «бизнес» они ведут одинаково, коррупционная схема у них примерно одинакова, и хранить эти украденные деньги они могут через достаточно ограниченное количество способов. Все фактически сводится к тому, что регистрируешь офшорную компанию, и там прячешь эти деньги. Поэтому, да, все очень похоже, но это не значит, что люди не могут быть врагами внутри системы. Наверное, та стратегия, которую сейчас ведет Путин, она направлена именно на это: он пытается объяснить даже не своему «ближнему кругу», а вообще коррумпированной российской элите, что, мол, смотрите, ребята, против нас единым фронтом выступили эти противные «западники», которые слили нашу конфиденциальную информацию, поэтому давайте все объединимся. Однако же, мне кажется, вряд ли это сработает. Потому что те люди, которые украли миллионы долларов из России, они достаточно умны, чтобы понять, как это на самом деле работает.

Д.Г.: В опубликованных документах было замечено и имя Михаила Лесина, умершего загадочной смертью в Вашингтоне в прошлом году. Как вы думаете, его смерть могла быть связана с тем, что он владел подобной информацией и, возможно, готов был ею поделиться?

А.Н.: Как раз «Панамское досье» показало нам, и мы теперь в этом убеждены, что Лесин очень много знал не просто о коррупции в высших эшелонах власти, а был одним из организаторов коррупционной схемы, в которой был замешан лично Путин. И на фоне его смерти, на фоне странных вещей, которые происходили вокруг него, это более чем обоснованное предположение, что в его каких-то контактах с федеральными властями в США Лесина об этом спрашивали. Я не могу утверждать, но я не исключаю, что его таинственная и скоропостижная смерть могла быть связана с тем, что он, как это говорится в детективах, «слишком много знал».

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG