Линки доступности

Директор «Левада-Центра» – о настроениях россиян

МОСКВА – Россия еще не вышла из череды новогодних праздников: впереди православное Рождество и старый Новый Год, и многие российские банки заработают в полную силу лишь в середине января. Но уже сейчас курсы доллара и евро к рублю начали подрастать, а цена нефти — снижаться. В этой ситуации санкции, которые Запад ввел в отношении России в ответ на аннексию Крыма и развязывание войны в восточной Украине, накладываются на общее ухудшение экономической ситуации.

Как россияне относятся к экономическим изменениям в своей жизни, произошедшим за последний год? Винят ли они санкционную политику Запада в своих неурядицах, и насколько дорого они готовы платить за Крым? Эти вопросы Русская служба «Голоса Америки» задала директору социологического «Левада-Центра» Льву Гудкову.

Данила Гальперович: Как на протяжении прошедшего года менялось отношение россиян к санкциям, с каким мнением о них те, кого опрашивал «Левада-Центр», подошли к новогодним праздникам?

Лев Гудков: Мы задаем вопросы реакции российского населения на санкции, связанные с ситуацией в Украине – с того момента, как они были введены в начале западными странами. И про «антисанкции» тоже спрашиваем. Отношение здесь довольно заметно менялось на протяжении года. Если поначалу, под влиянием пропаганды, санкции вызывали некоторое недоумение и непонимание, то, начиная где-то с августа, люди почувствовали на себе их действие, прежде всего, в росте цен, в исчезновении некоторых продуктов питания. А уже осенью, где-то с ноября и в течение всего декабря, можно сказать, что произошел обвал экономических ожиданий.

Д.Г.: Это было связано именно с санкциями? На чем люди экономили прежде всего?

Л.Г.: Ну, связано это, конечно, прежде всего, с падением рубля, с ростом цен, с мгновенным обесцениванием сбережений тех, у кого они есть, и зарплат, если соотносить их с ценами на товары. Соответственно, люди отреагировали довольно остро на это. 80 процентов опрошенных отметили, что идет рост цен, это вынудило их сокращать свои расходы, прежде всего, конечно, на развлечение и отдых. Многие хотели уехать перед Новым Годом куда-то отдохнуть, поскольку идут довольно продолжительные каникулы, но большинство осталось дома, именно из-за сокращения доходов. На втором месте по экономии – это, конечно, одежда и продукты питания. От 25 до 28 процентов опрошенных заявили, что они вынуждены отказаться от привычных товаров, которые они раньше покупали. Еще какая-то часть опрошенных сказали, что они отказались от тех больших затрат, которые планировали, то есть, покупки либо жилья, либо автомобиля, либо большого ремонта.

Д.Г.: Как воспринимаются санкции россиянами в эмоциональном и общественно-политическом плане? Кого они винят, на какие жертвы они готовы идти?

Л.Г.: Санкции очень чувствительно воспринимаются. Если поначалу, примерно с марта до начала лета, большинство несколько самоуверенно говорило, что их санкции не коснутся, что санкции направлены в основном против высшего руководства России, тех, кто принимал решение об аннексии Крыма, то начиная с ноября и в декабре совершенно определенно, большинство (60 с лишним процентов) считают, что санкции касаются очень широких кругов населения. Только около 15-18 процентов полагают, что их это не задевает.

И, как видно по ответам, по социально-демографическим характеристикам опрошенных, больнее всего это бьет, конечно, по провинции, по малым и средним городам и социально слабым, уязвимым группам. Там острее все это воспринимается и переживается. Тем не менее, все еще некоторый такой задор сохраняется, что надо продолжать ту же политику, несмотря на явное давление Запада. Хотя люди и не хотят как-то платить за Крым – к издержкам в полной мере примерно готовы только 5-8 процентов и еще где-то 12-15 процентов в какой-то степени готовы. А большинство (свыше 60-ти процентов) считают, что это несправедливо, но объясняют это все, конечно, враждебным отношением Запада.

Д.Г.: То есть, в этой сфере российская пропаганда преуспела?

Л.Г.: В ответах проступает сильнейшее влияние пропаганды. Стереотипы, которые пропаганда вносит в массовое сознание, мы получаем в виде ответов наших респондентов. Они говорят, что Запад пытается установить контроль над российской экономикой, вытеснить Россию из традиционных зон влияния — так говорят примерно 45 процентов. У 30 процентов есть ответ, что санкциями «хотят сместить Путина». «Навязать гражданам чуждую культуру» – около 25 процентов. Так что пропаганда работает, еще и потому, что люди не очень понимают ситуацию, не имеют альтернативной информации и заглатывают в полном объеме все, что телевидение им подает.

Д.Г.: А что вы спрашивали у россиян из связанного именно с Новым Годом?

Л.Г.: У нас были новогодние опросы – сколько вы собираетесь потратить денег, с кем проводить Новый Год, как его проводить, и прочее. Прямо с санкциями опросы связаны не были, но в них проступает то, что, из-за необходимости экономить, несколько большее число россиян будут проводить Новый Год дома, а не уезжать отдыхать куда-то, а тем более за границу.

Д.Г.: Что россияне говорили «Левада-Центру» про наступивший год, чего они от него ждут?

Л.Г.: Если говорить об ожиданиях, то мы имеем дело просто с сильнейшим падением оптимизма. Вообще говоря, год встречают очень мрачно. Можно сказать, что такого низкого уровня положительных ожиданий мы не фиксировали, может быть, со времени накануне 2009 года. Считается, что кризис будет очень длительным – почти 60 процентов считают, что он будет больше двух лет, или вообще неопределенно долго, не могут даже сказать – сколько. И только 12-15 процентов считают, что кризис закончится в ближайшие полгода, что это ненадолго.

Д.Г.: И в этом они тоже винят Запад?

Л.Г.: Большинство связывает это даже не столько с санкциями, сколько с состоянием российской экономики. Санкции, как и падение цен на нефть, явились катализаторами всех внутренних проблем экономики. Это люди понимают, и это беспокоит их очень сильно. Если брать по группам, то более образованные и более сильно включенные в рыночную экономику – например, предприниматели или менеджеры – отдают себе отчет, что это не столько санкции оказали такое влияние, сколько внутренние структурные проблемы и дефекты самой российской экономики: санкции лишь выявили всякие больные места российской экономики, которые были и до этого, и люди начали это понимать.

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG