Линки доступности

Минюст России объявил Фонд защиты гласности «иностранным агентом»

МОСКВА — На уходящей неделе Министерство юстиции России продолжило преследования российских организаций, защищающих право на информацию. В соответствии с решением ведомства, оглашенным 19 ноября, «в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента, включен «Фонд защиты гласности», как об этом объявлено в официальном сообщении Минюста. Там же говорится, что «факт соответствия фонда признакам НКО-иноагента был установлен в ходе проведения столичным главком ведомства внеплановой документарной проверки».

В пятницу на решение Минюста России отреагировала представитель ОБСЕ по свободе СМИ Дуня Миятович. В специальном заявлении она назвала этот шаг «достойным сожаления» и призвала российские власти прекратить преследования Фонда: «Работа Фонда, признанная на международном уровне, является образцовой, и его отнесение к «иностранным агентам» - это серьезное препятствие для выполнения неправительственными медийными организациями своей работы и угроза для плюрализма СМИ в Российской Федерации».

По словам Дуни Миятович, «дискриминационная практика еще больше сокращает пространство для свободы выражения и свободы СМИ в стране».

Президент «Фонда защиты гласности» Алексей Симонов высказал свое мнение о решении чиновников российского министерства юстиции в интервью Русской службе «Голоса Америки».

Школа журналистики, как «политическая деятельность»

Данила Гальперович: Как вы считаете, почему к вам была применена эта мера — зачисление в реестр «иностранных агентов»?

Алексей Симонов: Истинные причины мне неизвестны, а формально — это полная ерунда, потому что тот протокол, который они представили в качестве обоснования, носит настолько юридически ничтожный характер, что просто хочется, чтобы Министерство юстиции было лучше оснащено кадрами. По сути, они предъявили нам два больших обвинения: одно в том, что у нас проходит школа блогеров. Сразу поясню, что наша школа называется «Школа расследовательской журналистики и блогеров». Второе — в том, что на этих школах звучат выступления оппозиционеров. Названы три фамилии: Акунин, Навальный, и кто-то еще, но это совершенно не важно, потому что в период нашей деятельности, который проверял Минюст, из них вообще никто ни на каких школах не выступал. В наших дайджестах описываются ситуации, в которых журналисты спорят с министрами и чиновниками на местах, обвиняя чиновников в том, что они не умеют общаться с журналистами. Вот это они и сочли, видимо, политической деятельностью.

Д.Г.: Как будут развиваться события дальше, как вы намерены действовать?

А.С.: Мы подали свои возражения на акт проверки. Они были совершенно проигнорированы. Минюст уже объявил о том, что они обращаются в суд для признания нас «иностранным агентом», и все это, я имею в виду вынесение решения, будет, видимо, делаться по сокращенной программе. Когда суд, мы еще не знаем. В суде еще никто оправдан не был из более чем 100 организаций, которые этому подверглись. Я, честно говоря, даже удивился, что мы так поздно попали в этот список. Подобный случай уже был с «Центром защиты прав СМИ» Галины Араповой в Воронежской области, его тоже признали «иностранным агентом». Поскольку с точки зрения Министерства юстиции все, что ни делается, есть политика, то, соответственно, любая критика власти есть политическая акция, и защита журналистов — тоже.

«Не представляю, как Евросуд может спасти от звания иностранного агента»

Д.Г.: Намерены ли вы, если суд в России не встанет на вашу сторону, добиваться справедливости на международном уровне?

А.С.: Да, мы будем это делать, мы будем подавать жалобу в Европейский суд по правам человека, хотя я не очень представляю себе, как Евросуд может спасти нас от звания «иностранного агента».

Д.Г.: В России есть конституционные гарантии свободы слова. Можно ли понимать происходящее так, что эти гарантии не соблюдаются?

А.С.: Конституция не имеет никакого влияния на эти процессы. Да, эти гарантии по-прежнему там записаны, их никто пока не вычеркнул. Но я уже нахожу не первое доказательство того, что они на самом деле не работают, то есть де-факто не существуют, хотя на бумаге они есть.

Для справки

«Фонд защиты гласности» – одна из самых авторитетных российских организаций, занимающихся защитой журналистов. Во многих случаях Фонд был единственной организацией, вступавшейся за сотрудников российских медиа, которые попадали в сложные ситуации в регионах. Он был учрежден в 1991 году журналистами и кинематографистами, имена которых хорошо известны – Егором Яковлевым, Игорем Голембиовским, Владимиром Молчановым, Элемом Климовым, Марк Розовским и Алексеем Германом.

Организация ставит задачу «содействия сохранению и развитию правового пространства, в котором работают отечественные печатные и электронные СМИ, а через них – содействия демократизации информационной среды, науки, политики, образования в современной России».

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG