Линки доступности

Эксперты подводят итоги переговоров госсекретаря США с российским руководством

МОСКВА — На следующий день после завершения переговоров госсекретаря Джона Керри в Москве с президентом России Владимиром Путиным и главой МИДа Сергеем Лавровым внешнеполитическое ведомство России комментировало эти встречи в интонациях гораздо менее дружественных, чем те, что прозвучали накануне в репликах с обеих сторон.

Напомним, что Владимир Путин, принимая Джона Керри в Кремле, заявил, что по-настоящему рад приезду американского государственного деятеля, а Сергей Лавров называл Керри «Джон», обращался к нему на «ты» и всячески демонстрировал расположенность к разговору. Однако днем позже заместитель Лаврова Сергей Рябков, курирующий в МИДе России отношения с США, сказал в интервью агентству «Интерфакс»: «Говорить, что вчера мы прошли некий рубеж и поворотный пункт или перевернули страницу и открыли новую главу, я бы не стал».

По словам Сергея Рябкова, Москва преуспела в том, чтобы убедить Вашингтон отказаться от требования ухода Башара Асада: «Сам нынешний политический процесс оказался возможным во многом благодаря тому, что, в конце концов, Москва нашла у Вашингтона понимание нашего базового тезиса о том, что предопределять вопрос о том, как решится будущее нынешнего президента Сирии, не должен стоять в повестке дня на нынешнем этапе».

Высокопоставленный российский дипломат фактически призвал не придавать значения тем обвинениям в убийствах собственных граждан, которые Башару Асаду предъявляет международное сообщество: «Демонизировать Асада оснований совершенно нет. Это не более чем попытка негодными средствами решить геополитические задачи, может, не совпадающие для игроков, которые столь увлеченно занимаются именно вопросом о фигуре президента».

По Украине, заметил Сергей Рябков, у Вашингтона и Москвы тоже понимания мало: «Не могу сказать, что данный визит Керри привнес какие-то дополнительные штрихи или новации в этот достаточно сложный комплекс вопросов, который у нас вызывает серьезную озабоченность».

После улыбок и рукопожатий Керри и Путина в четверг такие оценки от одного из заместителей российского министра, данные в пятницу, можно расценить как предназначенные для внутренней аудитории — нужно же как-то снизить впечатление от того, что с представителем страны, каждый день подвергающейся нападкам официальной российской пропаганды, президент России общается как с желанным гостем.

Если убрать момент пропаганды — что реально было достигнуто на встречах Джона Керри в Москве? «Голос Америки» спросил об этом российских и американских экспертов.

Дмитрий Тренин: Россия добивается признания США своей роли великой державы

Директор Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин в интервью Русской службе «Голоса Америки» говорит, что Джон Керри действовал в Москве как сильный политик с обширными личными полномочиями: «В данном случае мы имеем дело, во многом, с личной дипломатией Керри. Я думаю, что он таким образом стремится внести свой личный вклад в дело остановки войны и урегулирования в Сирии, и думаю, что он видит это в качестве личной цели. Это, очевидно, последняя важная должность, которую Джон Керри занимает в правительстве США. С этой должности он выходит в историю американской внешней политики и, вообще, американской политики. Так что, для него это, наверное, имеет даже большее значение, чем для президента Обамы».

Эксперт отмечает, что сближение по урегулированию в Сирии между Москвой и Вашингтоном явно наметилось: «Заметно сближение позиций по Сирии или, лучше сказать, консолидация взаимодействия по Сирии: от первого успеха, прекращения огня, взят курс на следующую веху — говорили о конституции как условии политического регулирования в Сирии. То, что госсекретарь не произнес об Асаде ту фразу, которую до сих пор произносили регулярно, если не постоянно – «Асад должен уйти» – на мой взгляд, свидетельствует о том, что разговоры перешли в какую-то практическую плоскость».

Дмитрий Тренин видит в переговорах, которые Владимир Путин провел с Джоном Керри, попытку реализации внешнеполитических целей Москвы: «Россия добивается, на мой взгляд, прежде всего, признания американцами своей роли великой державы, равноправного отношения к себе со стороны США, конкретно — в деле сирийского урегулирования. С российской стороны здесь, по-моему, достаточно четко просматривается заинтересованность в соглашении, которое поднимет Россию на новый уровень, близкий к старому уровню СССР, если угодно, в международной иерархии».

Александр Коновалов: Путин очень нуждается в более благоприятном отношении Запада

Президент Института стратегических оценок Александр Коновалов считает, что на встречах Керри в Москве было проявлено «понимание с обеих сторон того, что по Сирии кооперация возможна, необходима, и без нее ничего не получится».

«Мне представляется, что Керри сделал очень важное признание о том, что теперь он стал лучше понимать мотивы президента Путина. Я при этом не могу сказать, что я стал их лучше понимать, но то, что их стал лучше понимать Керри — это очень много значит. Это очень важно, с точки зрения российской стороны, поскольку Путин очень нуждался в том, что можно назвать более благоприятным отношением о стороны Запада вообще, и США в частности. Путин явно страдал от недостатка любви и внимания от этих партнеров, и сейчас, надо сказать, ему очень здорово удалось достичь вполне конкретных результатов».

При этом понятно, продолжает эксперт, что Башару Асаду теперь вряд ли удастся восстановит свои довоенные позиции во всех отношениях: «Я считаю, что у Сирии в той политической конфигурации, какой она существовала до сих пор формально, будущего нет. Асаду надо, как мне представляется, обеспечить себе более-менее безопасное, пристойное будущее, а не пытаться восстановить то, что невосстановимо».

Александр Гольц: российская операция в Сирии достигла своей цели – спасти Асада

Военный эксперт, приглашенный специалист Шведского университета Упсала Александр Гольц убежден, что действия России по военной поддержке Башара Асада сделали лидера сирийского режима не более, а менее договороспособным: «Я не могу себе представить, что в ситуации, когда войска Асада при поддержке российской авиации и мощнейших артиллерийских систем, которые передала Россия, вот-вот возьмут Пальмиру, Асад будет готов вести переговоры о своем быстром уходе».

Военный эксперт также заметил, что Джон Керри не призвал в этот раз к скорейшему уходу Асада, и допускает, что с нескорым уходом сирийского лидера уже смирились в Вашингтоне: «В Москве могли вестись сейчас переговоры о «плане «Б» - о том, как делить Сирию. Замечу, что это тот самый идеал, как мне представляется, внешней политики для Владимира Владимировича Путина - сидеть за «геополитическим столом» и делить, рисовать новые границы какого-то другого государства».

«Если честно, то я думаю, что условный позитив от встреч Керри полностью перекрывается возможностью для Путина и Лаврова запанибрата, с этими дурацкими шуточками про чемодан, беседовать с госсекретарем США. Не случайно Лавров свою пресс-конференцию начал с того, что никакой международной изоляции нет. Я думаю, что именно факт того, что американцы разговаривают с Кремлем, гораздо важнее, чем возможные неформальные обещания, от которых, как мы знаем, Путин легко отказывается» - говорит Александр Гольц.

Геополитический контекст

Дональд Дженсен, аналитик Центра трансатлантических отношений при Университете Джонса Хопкинса (Donald Jensen, Center for Transatlantic Relations, Johns Hopkins University) следующим образом охарактеризовал фон состоявшихся в Москве переговоров:

«Встреча госсекретаря Керри с российским руководством проходила в крайне сложный и тревожный момент. Взрывы в Брюсселе напомнили европейцам об угрозе терроризма со стороны «Исламского государства», и еще раз продемонстрировали серьёзность проблем в сфере обеспечения безопасности, вызванных последней волной эмиграции с Ближнего Востока. Будущее мирных переговоров по Сирии, судьба Минских соглашений по Украине, успех популистских партий, симпатизирующих Москве, на местных выборах в ряде европейских стран, и даже перспектива избрания президентом США Дональда Трампа, высказавшего сомнения в важности роли НАТО – все это не может не вызывать нервозность в европейских столицах. А ведь летом еще предстоит саммит НАТО в Варшаве, и решение проблемы продления санкций ЕС, введенных в связи с интервенцией России в Украине».

В вопросе Сирии, по мнению Дональда Дженсена, стороны могут найти некие точки совпадения интересов:

«Москва стремится использовать эти проблемы путем продвижения своих интересов и утверждения своей роли в качестве глобального игрока. Военная авантюра России в Сирии укрепила позиции режима Асада, и вынудила Запад считаться с Москвой как с партнером по переговорам. Российские чиновники не скрывали злорадства, реагируя на взрывы в Брюсселе, и попытались сместить акценты, называя приоритеты Запада (в том числе противодействие Москве) неуместными, и призывая к партнерству в борьбе против терроризма.

Кремль попытался использовать экономические проблемы Украины, политические проблемы ее правительства и недостатки в договоре «Минск II», чтобы повести ложный дискурс – вина за тупиковую ситуацию в Донбассе якобы во многом лежит на Киеве. До сих пор, по крайней мере, эти попытки не увенчались успехом. Администрация Обамы, тем временем, стремится продуктивно использовать оставшееся время для достижения целей, представляющих взаимный интерес с Москвой, одновременно не отказываясь от наказания ее за агрессивную политику в отношении Украины».

Оценивая итоги московских переговоров в целом, американский политолог отметил:

«Секретарь Керри охарактеризовал свои встречи с Путиным и Лавровым как «продуктивные». В реальности, добиться им удалось немного. Похоже, некий прогресс в отношении Сирии достигнут, и что США во многом согласились с давними российским требованиям, что Асад пока останется у власти, прекращение огня, тоже пока действует.

Но ключевые вопросы остаются нерешенными, особенно состав сирийского правительства. По Украине было мало движения вперед в рамках Минской, Москва и ее клиенты сепаратисты несут ответственность за подавляющее большинство нарушений режима прекращения огня, и есть признаки того, что все стороны теряют терпение.

Замороженный конфликт на востоке Украины становится все более вероятным. Керри и Путин также обсудили дело украинского пилот Надя Савченко, которая была несправедливо приговорена российским судом к 22 годам лишения свободы на этой неделе. Пока не видно, чтобы Москва обращала внимание на протесты Запада, требующего ее освобождения, однако есть предположение, что может состояться ее обменен на российских военнослужащих, задержанных на территории Украины».

В свою очередь директор Центра военно-политического анализа в вашингтонском Институте Хадсона (Hudson Institute) Ричард Вайц (Richard Weitz) полагает, что на этой встрече Керри и Путина в Москве могло быть принято решение отложить рассмотрение вопроса передачи политической власти в Сирии Башаром Асадом и сосредоточиться на активизации усилий по сохранению режима перемирия между правительственными войсками и силами оппозиции. Тем не менее, обращает внимание эксперт, противники Асада уже отвергли предложенный в Москве план разработки и принятия новой сирийской конституции.

«К сожалению, какими бы ни были намерения Вашингтона и Москвы, вероятно, мы не скоро увидим мир в Сирии, – заключает Ричард Вайц. – Слишком много политических игроков играет на этом поле, слишком много противоречий их разделяет, и слишком много возможностей существует для того, что блокировать принятие того или иного плана разрешения кризиса».

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG