Линки доступности

Европа и Россия в 2015-м: санкции, ясность и надежда


Посол ЕС в России Вигаудас Ушацкас (в центре)

Посол ЕС в России Вигаудас Ушацкас (в центре)

Вигаудас Ушацкас и Михаил Касьянов подвели итоги года в отношениях Москвы и Евросоюза в интервью «Голосу Америки»

МОСКВА – Москва в течение всего 2015 года пыталась доказать Брюсселю, что санкции против России – не в интересах ЕС, что Евросоюз «действует по указке США», а также всеми силами старалась раздробить объединенную Европу в вопросах отношений с Россией. Европа отвечала России, что санкции против нее она ввела не по чьей-то указке, а потому, что Россия нарушила международное право, аннексировав Крым и участвуя в вооруженном конфликте на востоке Украины. В то же время именно страны Евросоюза – Германия и Франция – были организаторами «Минска-2», в ходе которого удалось добиться некоторого улучшения положения в украинском Донбассе.

На вопросы об итогах отношений России и Евросоюза в 2015 году Русской службе «Голоса Америки» ответили посол ЕС в России Вигаудас Ушацкас и лидер российской партии ПАРНАС, бывший премьер-министр России Михаил Касьянов.

Посол Евросоюза в России: Москве понятна логика санкций, хотя они ей и не нравятся

Данила Гальперович: Недавно ЕС продлил свои санкции в отношении России, хотя Москва явно пыталась сыграть на некоторой разнице в подходах к этому вопросу внутри Евросоюза. Как вы оцениваете реакцию российских официальных лиц на этот шаг Брюсселя?

Вигаудас Ушацкас: Мы не видели какой то особой реакции в России на это решение, потому что, я думаю, российские официальные лица, наши партнеры, полностью понимают логику нашего решения продлить санкции, что не значит, конечно, что они согласны с этой логикой. Это напрямую связано с полным выполнением Минских соглашений, и сделано, поскольку мы не увидели их полного выполнения. Стоит отметить, что некоторый прогресс все же есть – прекращение огня более или менее действует, и мы не видели ухудшения ситуации, по крайней мере, с сентября этого года. Но мы по прежнему далеки от проведения местных выборов (на территории, контролируемой пророссийскими сепаратистами - Д.Г.) и от возвращения украинским пограничникам полного контроля над их стороной границы с Россией. Именно по этим причинам 28 членов ЕС единогласно проголосовали за продление санкций.

Д.Г.: В этом году на отношениях ЕС и России по-прежнему лежала тенью аннексия Москвой Крыма и война в Украине, но были ли какие-то моменты, которые позволяют говорить, что контакты между Россией и Европой поддерживаются?

В.У.: Действительно, этот год оставался годом напряженности и трудностей, поскольку разногласия по основным вопросам между ЕС и Россией сохранялись. Мы были свидетелями разворачивающихся конфликтов, одного – в Украине, другого – в Сирии, последний принес гибель почти 250 тысяч человек, а еще 4 миллиона минимум вынудил покинуть их Родину и направиться в соседние страны – или страны ЕС. Мы также отмечали разногласия в том, как российские официальные лица обращаются с гражданским обществом и защитниками прав человека, и это остается одной из серьезных озабоченностей в Евросоюзе. Это обращение не соответствует тому, что признается международным сообществом в качестве прав и свобод граждан, особенно, когда мы говорим о действии таких законов, как законы «об иностранных агентах» и о «нежелательных организациях». С другой стороны, нужно признать, что в феврале уходящего года было достигнуто соглашение о «дорожной карте» по Украине в Минске, и, как я уже сказал, с тех пор прекращение огня в основном соблюдается. Также было достигнуто историческое соглашение по ядерной программе Ирана, при участии и активной роли верховного представителя ЕС, который все это сделал вместе с представителями США и, конечно, России, сыгравшей одну из основных ролей. Это доказывает, что мы способны вместе делать хорошие дела для мира. Мы также с удовлетворением отметили, что Россия поддержала резолюцию Совета Безопасности ООН по военно-морской операции ЕС в Средиземном море для предотвращения нелегальной перевозки беженцев. И, конечно, 18 декабря Совбез ООН впервые за пять лет, впервые с начала гражданской войны в Сирии, принял резолюцию по сирийской проблеме, предполагающую выработку политического решения. И ее поддержали страны Евросоюза, США и Россия, наряду со странами региона и под эгидой ООН. Также, последнее по порядку, но не по важности – достижение в Париже соглашения по вопросам экологии и глобального потепления, касающееся проблемы выбросов углекислого газа.

Д.Г.: Вы упомянули о разногласиях с Москвой в сфере прав человека и гражданских свобод. Делает ли что-то Евросоюз для того, чтобы помогать гражданскому обществу в России?

В.У.: Первая и основная роль в этом должна принадлежать российскому государству, которое в соответствии со своими международными обязательствами должно гарантировать уважение прав и свобод своих граждан. С нашей стороны, мы на постоянной основе поднимаем эти вопросы в наших беседах с российскими представителями. Но мы также продолжаем предоставлять финансовую помощь представителям гражданского общества и защитникам прав человека, делающим благородное дело в общественных интересах. Мы недавно очень обрадовались тому, что господин Витишко, долгое время находившийся в заключении, был освобожден. Мы поднимали вопрос о его судьбе в общении с представителями российской власти и членами Совета по правам человека при президенте России о желательности его скорейшего освобождения.

Д.Г.: Вы – не только чиновник Евросоюза, но и гражданин одной из стран Балтии, которые после начала вмешательства России в Украине всерьез озаботились собственной безопасностью. Чувствует ли Балтия себя, по-вашему, более защищенной в конце 2015-го года, чем в конце 2014-го?

В.У.: Озабоченность не исчезла. Вы знаете, что страны Балтии, Польша и другие соседние страны с настороженностью и глубоким беспокойством следят за ухудшающейся ситуацией с безопасностью в регионе и той ролью, которую в этом играет Россия, незаконно аннексировавшая Крым и участвующая в конфликте на востоке Украины. Являясь членами ЕС и НАТО, балтийские страны, тем не менее, не могут быть беспечными. И, как гражданин Литвы, я очень благодарен тому, что не только словами, но и действиями наши американские и европейские союзники укрепляют безопасность Балтии с помощью воздушного патрулирования, постоянных тренировок, и так далее. Со своей стороны, мы тоже предприняли нужные шаги, увеличив наш оборонный бюджет, а также возобновив призыв в армию как одну из превентивных мер. По сравнению с прошлым годом я чувствую чуть большую надежду. Мы являемся членом сообщества единомышленников, мы укрепляем оборону, мы в то же время продолжаем диалог с Россией. Когда ты с кем-то находишься в разногласиях, переговоры нужно вести обязательно.

Лидер партии ПАРНАС: у Европы стало больше ясности в том, с кем она имеет дело

Данила Гальперович: В чем для вас состоит итог этого года в отношениях России и ЕС?

Михаил Касьянов: Я удовлетворен тем, в каком виде эти отношения сегодня существуют. А именно – тем, что Европейский Союз с 2014 года занял принципиальную позицию. Мы знаем, что многие страны зависят от России в области энергопоставок, другие зависят от туризма, третьи зависят от поставок в Россию машин или чего-то еще, конечно, интересы у всех большие – Россия во многом интегрировалась в мировую экономику, в европейскую, в частности. И, несмотря на разновекторность интересов, несмотря на все эти преимущества, несмотря на все эти доходные контракты и проекты, Европейский Союз держит принципиальную позицию, а именно – не отменяет своих решений, принятых в поддержку принципов, таких, как территориальная целостность Украины или ее суверенитет.

Д.Г.: То есть, вам не показалось, что в конце этого года ЕС был готов сделать для Москвы какие-то послабления?

М.К.: Евросоюз, проведя февральские переговоры в Минске, достигнув договоренностей об урегулировании, держит эту позицию очень четко. И я не сомневался в том, что в декабре будет принято решение о продлении санкций, поскольку причины, которые сподвигли Европейский Союз эти санкции ввести, не исчезли. Санкции продлены еще на полгода, санкции работают сильно, работают на механизмы, находящиеся в руках власти. Но эта позиция – открытая, я бы сказал, дружеская, потому что, одновременно с тем, что продлены санкции, они не являются санкциями против всей страны. Вы, наверное, знаете о том, что количество обменов даже увеличилось: Евросоюз принял решение об увеличении числа приглашаемых студентов, ученых и преподавателей. Обмены растут, и это означает, что взаимодействие с гражданским обществом как базовый элемент сближения граждан России и граждан стран Европейского Союза работает, и это приносит удовлетворение.

Д.Г.: Евросоюз имеет разную историю взаимоотношений с Владимиром Путиным, были и периоды дружбы, тесного сотрудничества. При таких разных сигналах из Москвы за последние 15 лет, как вам кажется, для самого Евросоюза стало яснее, с кем они имеют дело в лице нынешнего Кремля?

М.К.: Думаю, что – да, ясность такая наступила. И это как раз помогает им находить общий язык в определении тех мер, которые они принимают, тех решений, которые они принимают в отношении России. Думаю, что в принципе с этой российской властью Европейский Союз никогда не восстановит сотрудничество с тем уровнем доверия, которое было прежде. Нынешняя власть во главе с Путиным это доверие утратила полностью.

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG