Линки доступности

Дензел Вашингтон: «Пока не окажешься в критической ситуации, никогда не узнаешь, как поступишь»


Дензел Вашингтон

Дензел Вашингтон

25 ноября в российский прокат выходит триллер «Неуправляемый» режиссера Тони Скотта. Актер Дензел Вашингтон сыграл в картине роль инженера-ветерана, для которого профессиональный долг и человеческая совесть – понятия неразделимые. Корреспондент «Голоса Америки» Галина Галкина встретилась с Дензелом Вашингтоном в отеле Casa Del Mar в Санта-Монике.

Галина Галкина: Дензел, на съемках фильма вы сами вели поезд, или у вас был дублер?

Дензел Вашингтон: Нет, я сам вел его примерно 40-50 миль. Но этого хватило для всей картины.

Г.Г.: Вам не было страшно проделывать все эти трюки и манипуляции с поездом, которые происходят в фильме?

Д.В.: Ну понимаете, это же эго. Это актерское мастерство. Нужно играть так, как будто тебе не страшно. И ты забираешься туда, куда тебе говорит режиссер, и думаешь о том, что я здесь, и я должен это сделать. Ну, и еще о том, чтобы это поскорее кончилось. Как я люблю повторять, время бояться летать – это когда ты на земле, но когда ты в воздухе, то бояться нет смысла.

В фильме «Дежавю» мы снимали эпизод на мосту через реку Миссисипи – это 400 футов (130 метров – Г.Г.) в воздухе. Каждый день мы проезжали по этому мосту с одного конца на другой, и я думал: «О Боже!». Дело в том, что однажды мне нужно было взобраться на него, а потом пролезть под ним. И я смотрел на расписание съемок и думал, ну, хорошо у меня еще есть три недели, две недели, и вот наступил тот день. Я подъезжаю и вижу, как ассистент режиссера по сценарию – женщина примерно моего возраста – взбирается на мост. Ну, теперь-то, я думаю, мне уж точно придется на него залезть.

Г.Г.: Показываете пример молодым актерам?

Д.В.: Я могу сказать, что Крис Пайн, с которым мы вместе снимались в «Неуправляемом», замечательный актер и человек.

Г.Г.: Вы работали с обоими братьями-Скоттами – Тони и Ридли. В чем главное отличие их режиссерских стилей?

Д.В.: Вы знаете, они оба художники, у них наметанный глаз, они видят свой кадр и знают совершенно точно, чего хотят. Тони более энергичный внешне, а у Ридли все время работает внутренний двигатель. Но безусловно, они оба отличные кинорежиссеры.

Г.Г.: В этой картине ваш герой рискует своей жизнью, чтобы спасти жизнь другим?

Д.В.: Хотите спросить, поступил бы я также? Нет.

Г.Г.: У меня другой вопрос. Надеюсь, это не очень грубо прозвучит в контексте американской культуры. Как бы вы хотели умереть? Вы можете себе представить, что вдруг придется пожертвовать своей жизнью ради общего блага?

Д.В.: Это зависит от конкретной ситуации. Я не думаю, что эти ребята, настоящие персонажи рассказанной в фильме истории, на самом деле думали об этом. Не знаю, чтобы они смогли ответить на подобный вопрос. Пока ты не окажешься в критической ситуации, никогда не узнаешь, как поступишь.

Г.Г.: После такой долгой карьеры – что поддерживает ваш интерес к работе?

Д.В.: Театр и режиссура.

Г.Г.: Режиссура дает больше удовлетворения?

Д.В.: Я не сказал этого. Я имею в виду, что это поддерживает во мне интерес к делу. Я только что играл в спектакле на Бродвее, и это было замечательно. Так что у меня теперь три работы: я снимаюсь в кино, играю в театре и занимаюсь кинорежиссурой.

Г.Г.: Вы собираетесь снимать новый фильм?

Д.В.: Да, это входит в мои планы.

Г.Г.: Как скоро?

Д.В.: Я работаю над двумя-тремя проектами, но я пока не знаю, какой из них будет готов раньше всех, или к которому из них я отношусь с большим энтузиазмом.

Г.Г.: Вы будете работать с сыном?

Д.В.: Да, он будет продюсером на одной из этих картин.

Г.Г.: У вас четверо детей – как они поживают?

Д.В.: Дети выросли и разъехались кто куда.

Г.Г.: А как насчет вашей жены-актрисы Паулетты – не жалеет ли она о том, что что-то упустила в жизни, несмотря на то, что вырастила четверых детей?

Д.В.: Нет, я так не думаю. Например, сейчас она немного расслабилась. Она будет играть в спектакле в Нью-Йорке. Она сейчас там – работает с продюсером. Она уже была в студии. Она пела и участвовала в различных шоу. Теперь у нее достаточно времени для этого. Однако после того, как все дети покинули родительский дом, она использует любую возможность, чтобы находиться поблизости от них, где бы они ни были. Вы думаете, почему она сейчас в Нью-Йорке – потому, что нашла там работу? Абсолютно нет – она нашла там работу потому, что сейчас там наши близнецы. Один в Нью-Йорке, а другой – в Филадельфии. Так что теперь она ищет любую причину, чтоб находиться там. Она прекрасная мать и просто следует своему материнскому инстинкту. Вы, наверное, сами можете рассказать мне об этом больше, чем я знаю. Но я понимаю: не так просто вырастить детей и сразу отключиться от них – раз детей дома больше нет, то значит, я могу вернуться к тому, что делала раньше. Так что у нее сейчас переходный период.

Г.Г.: Паулетта похожа на русских матерей – до тех пор, пока дети не выйдут на пенсию, они считаются маленькими.

Д.В.: До тех пор, пока не выйдут на пенсию! (Смеется). Объясните мне, что же это за такой феномен?

Г.Г.: Сложно смириться с пустым гнездом!

Д.В.: Поэтому я пытался подтолкнуть ее к тому, чтобы она вышла на работу. Но это медленный процесс. Сознание нельзя просто выключить и включить обратно. Например, в прошлом году она сказала, что ей надо поехать к детям, чтобы помочь им подготовиться к школе. Но на это ушло около дух месяцев. Мой младший звонит и говорит, что мама постоянно приходит к нему домой. Я его спрашиваю: «Почему? Ты ее приглашал?!» Он отвечает: «Ну, я не знаю...» Ему неудобно сказать матери, что он уже взрослый, и что ему не очень комфортно, когда она приходит к нему без предупреждения. Он боится ее обидеть. А ей самой трудно понять, что ее сын – юноша, что он радуется своей самостоятельности… Он ее по-прежнему любит, но уже не нуждается в ее заботах так, как раньше.

Интервью со звездами Голливуда читайте здесь

XS
SM
MD
LG