Линки доступности

Смерть Сергея Магницкого не была неизбежной

  • Инна Дубинская
  • Вадим Массальский

Смерть Сергея Магницкого не была неизбежной

Смерть Сергея Магницкого не была неизбежной

В СИЗО «Матросская Тишина» во время следствия умер 37-летий юрист инвестиционного фонда Hermitage Capital Management Сергей Магницкий. Он был арестован 14 ноября 2008 года по обвинениям в уклонении от уплаты налогов и налоговых махинациях.

Уильям Броудер, генеральный директор Hermitage Capital Management, сказал «Голосу Америки» по телефону из Лондона, что Сергей Магницкий стал жертвой беззакония и коррупции в России: «Когда я приехал в Россию в середине девяностых годов, в стране процветала коррупция. Мы провели серьезное исследование, в ходе которого вскрыли и придали гласности механизмы коррупции в таких компаниях как Газпром. Мы хотели внести вклад в улучшение деловой практики в России. Однако российские власти это не устраивало. 13 ноября 2005 года меня лишили возможности приезжать в Россию».

Тем не менее, инвестиционный фонд Уильяма Броудера продолжал успешно работать в России, инвестировав в ее экономику более 4 миллиардов долларов. Сотрудник юридической фирмы Firestone Duncan Сергей Магницкий, как один из ведущих российских специалистов по налоговому законодательству, входил в группу юристов, консультировавших фонд по финансовым вопросам, сказал Броудер: «В июне 2007 года московская милиция устроила рейды на офисы нашего фонда. Группа МВД во главе с подполковником Андреем Кузнецовым захватила все наши документы по инвестициям, а в октябре того же года эти документы были использованы для перерегистрации трех наших российских инвестиционных компаний. У нас украли не только эти три компании, но еще и 230 миллионов долларов в виде налогов, которые мы заплатили государству два года назад. Сергей Магницкий в июле 2008 года выяснил, что ко всем этим махинациям причастно МВД. По нашей жалобе была создана следственная комиссия МВД во главе с тем самым подполковником Кузнецовым, который конфисковал наши документы! В октябре 2008 года Магницкий дал показания этой комиссии, а менее чем через месяц, 14 ноября, его арестовали».

Профессор Питер Маггс из университета Иллинойса, ведущий американский специалист по российской правовой системе, видит комплекс проблем, связанных с арестом и смертью Сергея Магницкого. Во-первых, сомнительный и необоснованный характер выдвинутых против него обвинений, которые следствие не могло доказать больше года. Во-вторых, плохое обращение с Магницким в тюрьме, подтвержденное документами, которые представлены его адвокатом и бывшими коллегами. В-третьих, признанные Европейским судом по правам человека многочисленные случаи жестокого обращения с заключенными и лишения их необходимой медицинской помощи в российских тюрьмах.

Американские газеты приводят слова Ирины Дудукиной, пресс-секретаря следственного комитета МВД РФ: «Он был ключевым свидетелем и его показания были чрезвычайно важны. Трагическое сообщение о его смерти стало полной неожиданностью. Он жаловался на условия содержания в тюрьме, но не на состояние здоровья».

Уильям Броудер опровергает это заявление. Он говорит, что следствию и администрации тюрьмы было известно о развившемся у Магницкого в тюрьме панкреатите: «Они лишили его лечения. Они торговали лекарствами в обмен на его заявления, инкриминирующие фонд и меня лично. Но Сергея нельзя было купить. Он не торговал своей совестью и погиб, сохранив верность самым высоким человеческим принципам».

Доктор медицинских наук, профессор Национальных Институтов Здоровья США Григорий Герасимов, ознакомившись с официальной версией причины смерти Магницкого – «инфицированный панкреонекроз» – высказал предположение, что у Магницкого, возможно, был холецистит, который в тюрьме не лечили. Это привело к развитию летальной формы панкреатита и инфицированного панкреонекроза. «Смертельный исход можно было предотвратить с помощью адекватного лечения, – сказал «Голосу Америки» профессор Герасимов. – Я думаю, тут важна не медицинская сторона вопроса. Речь идет об антигуманном характере российской пенитенциарной системы, которая использует болезнь как пытку. Я знаю много таких случаев в тюрьмах России».

С этим выводом согласен член Московской Хельсинкской Группы, глава общественной наблюдательной комиссии по соблюдению прав человека в местах предварительного содержания г. Москвы Валерий Борщев: «Это общая проблема, что люди, страдающие опасными для жизни заболеваниями, тем не менее, помещаются в следственные изоляторы. Мы с правозащитником Сергеем Ковалевым не так давно разбирали случай, когда человек, имеющий четыре инфаркта, тоже был помещен в СИЗО, хотя, по мнению компетентных юристов, вполне можно было бы ограничиться такой мерой пресечения, как подписка о невыезде. А человек в любой момент мог умереть…

Подобная ситуация, полагаю, произошла и с Сергеем Магницким. Если бы суд, избирая меру пресечения, обращал бы на подобные факты внимание, то смертей в наших следственных изоляторах было бы гораздо меньше. Мы сейчас вплотную занялись изучением обстоятельств смерти Сергея Магницкого. Дальнейшие подробности надо выяснять. Но известно, что он был болен, что он много раз обращался к врачам за медицинской помощью. И умер он в тюремной больнице. Но, видимо, нужна была другая квалифицированная медицинская помощь Сергею Магницкому, который в течение года находился в СИЗО».

Профессор Маггс считает, что для того, чтобы добиться справедливости, семье Сергея Магницкого следует обратиться в Европейский суд по правам человека: «Несмотря на многочисленные заявления президента Медведева о необходимости правосудия в России, я на 99 процентов убежден, что формальное расследование обстоятельств смерти Магницкого ни к чему не приведет. Будет сделано заявление: «Ему была оказана медицинская помощь, но она была недостаточной». И все. Если же президент России действительно хочет выполнить свои обещания, то должна быть создана независимая комиссия в составе экспертов высокого уровня, которая проведет расследование не только конкретного случая, но более широких причин преследования юристов, которые выполняют свой профессиональный долг. Даже в Советском Союзе это было возможно. Ведь была же создана независимая комиссия, которая успешно справилась с задачей расследования Чернобыльской катастрофы».

  • 16x9 Image

    Вадим Массальский

    журналист, блогер, специализируется на теме американо-российских отношений

    Твиттер: @V_Massalskiy                                           Facebook: Vadim.Massalskiy

XS
SM
MD
LG