Линки доступности

Дэвид Крамер: «Главная цель Путина – любой ценой оставаться у власти»


Дэвид Крамер

Дэвид Крамер

Американские эксперты о правах человека в России

В Вашингтоне проходит своеобразный информационный марафон: в течение двух дней в конференц-залах исследовательского центра Heritage Foundation идут слушания по вопросам о соблюдении прав человека в мире. Наиболее кризисными регионами планеты в этом аспекте организаторы мероприятия признали Кубу, арабский Ближний Восток, Пакистан, Китай и Россию.

На конференции по России выступили такие видные эксперты, как Дэвид Крамер (в прошлом глава правозащитной организации Freedom House, а сегодня – директор Департамента по правам человека фонда McCain Institute, Стивен Никс – региональный директор по евразийским вопросам Международного Республиканского Института (IRI), а также Ким Холмс – профессор и сотрудник Heritage Foundation. Все они выразили глубокое разочарование тем фактом, что в России сейчас не только фактически заглохла демократизация, начавшаяся на волне перестройки в 90-х гг., но и начался обратный процесс.

Не далее как 20 января Госдума РФ приняла в первом чтении законопроект о т.н. «нежелательных организациях», деятельность которых, как утверждается, может нести угрозу национальной безопасности или общественному порядку. Как отметил Дэвид Крамер, крайне туманные формулировки, содержащиеся в новом законе, сводят его суть к тому, что за любую критику в адресроссийских властей представительство любой иностранной фирмы или организации может быть закрыто на неопределенный срок.

Подобную практику Крамер охарактеризовал как «неприглядную форму авторитаризма»,насаждаемую Кремлем. «Владимир Путин, – сказал Дэвид Крамер, – это отвратительный авторитарный лидер. Его главная цель – любой ценой оставаться у власти. Почему? Потому что в результате прихода Путина и его окружения к власти сформировалась гигантская коррупционная машина. Она позволила нынешним обитателям Кремля получить доступ к огромным материальным средствам, отказаться от которых они уже не могут. Поэтому они согласны пойти на любые нарушения прав человека, так как они понимают, что в случае смены власти сами могут оказаться за решеткой».

Как было отмечено, Россия «вновь возвращается на старый путь ксенофобии», а права человека в стране – терпят одно поражение за другим. Одним из ярких проявлений этого стало то, что многие россияне вновь, как и в советскую эпоху, опасаются открыто выражать свое мнение. Это возвращение страха, охватывающего российское общество, само по себе является тревожным и пугающим фактором. Именно поэтому наблюдатели на Западе не верят в пресловутую популярность Путина в народе: все это, по их словам, пропаганда подвластных Кремлю средств массовой информации; если бы президент действительно был популярен, люди не боялись бы говорить, что думают.

В то же время эксперты оговорились, что стремятся трезво оценивать ситуацию и отдают себе отчет в том, что политик, который мог бы составить конкуренцию президенту России, возможно, будет лучше Владимира Путина в том, что касается демократизации общества, а может оказаться и хуже. Но это не значит, что следует позволять нынешнему режиму чинить произвол. Так, например, за военное вторжение в Крым Российскую Федерацию совершенно справедливо исключили из «Большой Восьмерки». Однако, заявили участники конференции, Россию давно было пора исключить за неправомочные действия властей в отношении собственного народа.

Вообще, отметили выступавшие, аннексия Крыма и смена власти в Украине хорошо демонстрируют то, какие процессы происходят сегодня в России: события на Майдане показали Владимиру Путину, насколько опасны народные силы для правящего режима, после чего российский лидер решил срочно «погасить» революционные движения на постсоветском пространстве (Грузия, Украина), а заодно и укрепить свои позиции. Дэвид Крамер уверен, что обещание Кремля предоставить правительству президента Виктора Януковича кредит на 15 миллиардов долларов, данное в прошлом году, и кровавый погром, учиненный украинской милицией на улицах Киева на следующий день, – не изолированные, а непосредственно связанные друг с другом события. «Потому что волна демократизации Украины, – пояснил Дэвид Крамер, – может в любой момент перехлестнуть через российскую границу и оттого представляет собой большую угрозу незыблемости путинского режима».

Нельзя также забывать, подчеркивали участники конференции, что действия российских властей становятся примером для лидеров других государств, причем не только в бывших советских республиках, но и в таких удаленных от России странах, как Эфиопия. А это уже приводит к смещению геополитического баланса, чего Соединенные Штаты не могут допустить. «Такая ситуация – угроза русскому народу, угроза соседям России, и угроза нам», – заявил Дэвид Крамер. В этом, считает он, большое отличие лидеров Кремля от, скажем, руководства КНР: если Пекин осуществляет свою политику параллельно с демократизацией общества, то Москва действует вопреки демократизации.

В заключение корреспондент Русской службы «Голоса Америки» попросил Стивена Никса высказать свое мнение относительно распространенной во многих научных и околонаучных кругах теории о том, что, благодаря специфике многовековой истории России, у русского народа якобы сложился менталитет, отвергающий рациональное начало, и что русские по природе своей асоциальны, не способны к демократическому самоуправлению и нуждаются в сильном лидере. Стивен Никс ответил, что не разделяет этой точки зрения: в первые годы после развала Советского Союза он был одним из тех, кто приехал в Москву, чтобы открыть там филиал Международного республиканского института. В российском обществе тогда появились, как он выразился, «признаки надежды»: проводились демократические выборы, принимались прогрессивные законы, наметилась децентрализация власти.

Однако, начиная с момента, когда президентом России стал Владимир Путин, грубое давление властей на представительства иностранных правозащитных организаций все время усиливалось. В конце концов, Стивену Никсу и его коллегам пришлось покинуть Россию. Вдобавок, из-за начавшегося экономического хаоса в обществе возникли негативные процессы, из-за которых россияне теперь называют тот период «смутным временем». Но как раз в деле демократизации, отметил Стивен Никс, это были вполне плодотворные годы. «Я твердо верю, – заявил эксперт, – что в какой-то момент своей истории Россия обязательно станет демократической, но произойдет это, скорее всего, нескоро».

  • 16x9 Image

    Вадим Аленичев

    Журналист, репортер, обозреватель, продюсер; автор и ведущий программ на русскоязычном ТВ и радио; опубликовал более тысячи статей в различных американских изданиях; за свою работу удостоен награды Национальной академии телевизионных искусств США

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG