Линки доступности

Беседа с создателем фильма «Квартет»

В российском прокате – трагикомедия «Квартет»: режиссерский дебют Джастина Хоффмана. В основу сюжета положена одноименная пьеса Рональда Харвуда, действие которой происходит в доме престарелых для музыкантов и оперных певцов. В отеле Peninsula корреспондент «Голоса Америки» Галина Галкина задала несколько вопросов известному актеру, вступившему на поприще режиссуры…

Вопрос: У вас получился чудесный фильм – его смотришь, как говорится, на одном дыхании. Почему же вы раньше не снимали фильмы?

Дастин Хоффман: Сам не знаю. Но, возможно, мой психотерапевт, с которым мы работаем над этим вопросом, найдет на него ответ. Думаю, что мне помешали это сделать «демоны». Я называю так мои собственные страхи, с которыми мне не всегда удается справиться. Правду сказать, я давно хотел снять фильм, но иногда на выполнение задуманного уходит сорок лет.

Вопрос: Собираетесь ли вы открыть миру еще какие-нибудь свои таланты в ваши семьдесят пять?

Д.Х.: Мне понравилось стоять за камерой, и я думаю о следующем проекте. Но, честно говоря, в молодости я мечтал стать джазовым пианистом. Я изучал классическую музыку и джаз, но у меня был не очень хороший слух. Поэтому я, наверное, и не стал музыкантом. Но если бы Бог посадил меня к себе на плечо и спросил: «Так и быть, ты станешь джазовым пианистом, но актером и режиссером не будешь никогда – согласен?», то я бы ответил «Да».

Вопрос: Действие вашего фильма происходит в очень красивом доме, где обитают ушедшие на пенсию оперные певцы и музыканты. Что это за дом?

Д.Х.: Это Casa Di Riposo per Musicisti, дом, который построил Джузеппе Верди, и которым он очень гордился. В конце жизни Верди сопутствовал большой успех, и он говорил, что Casa Di Riposo – это лучшее, что он сделал на своем веку. А в завещании написал, что после его смерти оперные певцы и музыканты, вышедшие на пенсию, могут жить в этом доме.

Вопрос: Итак, Джуппе Верди – не только изумительный композитор, но и благородный человек. Музыканты, которым посчастливилось жить в этом доме, наверное, очень благодарны ему?

Д.Х.: Представьте себе: когда-то эти люди были нарасхват, и вдруг больше никто не стучится в их двери. Идея собрать их вместе, чтобы они могли продолжать творить, давать уроки музыки молодежи, делать спектакли – замечательная идея. От этого выиграли все.

Вопрос: Основная мысль вашего фильма – искусство продлевает жизнь. Вы верите в это?

Д.Х.: Да. И я бы подчеркнул, что речь идет об искусстве в самом широком смысле слова. Ведь искусство можно творить из ничего. Никогда не знаешь, какое произведение будет признано произведением искусства – так что свободы маневра тут немало.

Вопрос: Как вы думаете, почему фильм «Отель «Мэриголд»: лучший из экзотических» – о пенсионерах, переселившихся в элитный отель – не только собрал много наград, но и стал кассовым? При бюджете в десять миллионов долларов он собрал в мире почти 135 миллионов.

Д.Х.: Мой отец однажды сказал, что, когда он родился, в начале 1900-х годов, средняя продолжительность жизни составляла сорок семь лет. А сейчас – почти вдвое больше. Это и немудрено. Медицина сильно продвинулась вперед с тех пор, да и наше поведение изменилось по сравнению со стилем жизни наших родителей: как вы знаете, персонажи черно-белых фильмов постоянно курят и пьют. И еще одна новость, которую я недавно услышал: большинству зрителей кинотеатров перевалило за сорок. Это происходит потому, что подростки выбирают специфические фильмы, и на них они, безусловно, превалируют.

Вопрос: Думали ли вы о третьем действии своей жизни, когда снимали этот фильм?

Д.Х.: Я думал о своем третьем акте всю жизнь. Мало того, я считал, что он наступил уже лет в сорок. Моя жена, с которой мы вместе уже тридцать пять, напомнила мне, что когда мы с ней встретились впервые, то я сказал: «Я старый – мне скоро стукнет сорок». Возможно, это такой способ защиты – признать себя старым заранее – и продолжать жить, как живется.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG