Линки доступности

Даррен Аронофски: режиссура сродни опасному путешествию


Натали Портман и Даррен Аронофски

Натали Портман и Даррен Аронофски

10 февраля в российский прокат выходит фаворит нынешнего киногода – балетная психологическая драма «Черный лебедь». Этот фильм Даррена Аронофски получил пять оскаровских номинаций, в том числе – номинацию за «лучшее исполнение главной женской роли» для Натали Портман, за «лучшую режиссуру» и за «лучший фильм года». Корреспондент «Голоса Америки» Галина Галкина встретилась с Дарреном Аронофски в лондонском отеле Berkeley.

Галина Галкина: Вы родом из Нью-Йорка – и вот вы снова снимали в Нью-Йорке. Встречались ли на вашем пути какие-то трудности, или вы теперь можете делать в Нью-Йорке все, что пожелаете?

Даррен Аронофски: В Нью-Йорке невозможно делать то, что тебе вздумается. Если кто-то и попытается, то получит большую оплеуху, потому что в Нью-Йорке всегда есть кто-то поважнее тебя. Нью-Йорк – очень сложный город, но я люблю снимать там. Это мой родной город. И это – потрясающий город! Но это не единственное место, где я люблю снимать кино. В мире столько прекрасных мест!

Г.Г.: Сложно ли было снимать в Lincoln Centre?

Д.А.: Мы не снимали внутри – только снаружи. Весь интерьер мы снимали в другом месте, которое на него очень похоже. Все, что нам надо было снимать на сцене, было снято не в Нью-Йорке, потому что там все сцены заняты. Обычное дело, если снимаешь в таком большом городе.

Г.Г.: Как вам удается сохранять равновесие между деловой и личной жизнью?

Д.А.: Мне кажется, что чем больше опыта, тем спокойнее относишься к своему делу. Для меня кинорежиссура все больше становится просто работой – которая, мне кажется, не так уж сильно отличается от работы других людей. Мне кажется, что когда я работаю, я нахожусь в сильном напряжении. Но вот рабочий день заканчивается, и я стараюсь расслабиться, стараюсь жить нормальной жизнью. Но кроме того я стараюсь делать свою работу настолько интересной, насколько это в моих силах. Мои фильмы – очень напряженные, но на площадке вы никогда не почувствуете этого напряжения. Все очень спокойны. Безусловно, между командами «мотор» и «снято» очень много серьезности и внимания. Но в основном между дублями много шуток и смеха, все друг над другом подшучивают. Всем очень интересно, очень весело.

Г.Г.: Значит, вы не перфекционист?

Д.А.: Меня часто спрашивают, верю ли я в перфекционизм. Например, на съемках «Рестлера» у меня было свое видение фильма. Главную роль играл Мики Рурк, готовый делать то, что я прошу. Я создал для Рурка определенную атмосферу, потом включил камеру и стал ждать – что же произойдет? Ты наблюдаешь за ним в определенный момент, импровизируешь вместе с ним, и устанавливаешь связь с рождающейся на твоих глазах энергией. Иными словами, в своей работе я все больше и больше ориентируюсь на актерское исполнение, которое, на мой взгляд, должно быть органично и должно происходить у тебя на глазах.

Очень трудно приходить на съемки с готовой идеей, расставлять все по местам, не обращая внимания на происходящее, а потом произносить реплики так увлекательно и свежо, как будто ты все происходит в настоящий момент. Кто-то что-то делает по-своему, и ты на это реагируешь, а камера случайно находится при этом. Это – как в документальном кино, все – по-настоящему. Это то направление, в котором я пытаюсь работать, чтобы создать нечто совершенно реальное, насколько это возможно, для актеров: надо в нужное время оказаться в нужном месте, чтобы это заснять.

Г.Г.: Героиня Натали должна была изучить неизвестную для себя территорию, более опасную. Вы относитесь к людям, которые ищут удобное место в жизни, или к тем, кто бежит комфорта и стремится к неизведанным землям?

Д.А.: Мне кажется, что это очень важно – пуститься в путешествие по опасным местам, поставить перед собой сложную задачу и исследовать то, в чем чувствуешь себя неуверенно и дискомфортно. Я помню, что когда я учился в киношколе, то первые два фильма, которые я делал, были о мужчинах и с мужчинами-актерами, которые исполняли главные роли. И перед третьим проектом я сказал себе, что он будет о женщине. Я не знал, смогу ли я это сделать. Но я это сделал, и теперь в большинстве моих фильмах есть главные женские персонажи. В общем, я думаю, что ставить перед собой сложные задачи очень важно.

Г.Г.: Что ждет вас в ближайшем будущем? Ходит много слухов, но ничего доподлинно неизвестно.

Д.А.: Я не обсуждаю свое будущее с журналистами.

Г.Г.: И все-таки – что бы вам хотелось сделать в кино?

Д.А.: Что-то такое, что меня вдохновит. Это очень, очень трудная профессия, так что это должно быть что-то такое, что заставит меня утром встать с постели.

Г.Г.: Кто вы в первую очередь – рассказчик или исследователь человеческой природы?

Д.А.: Не знаю, наверное, я больше рассказчик. Я думаю, что у меня есть определенное мнение о людях, и для меня магия кино заключается в том, что можно рассказать историю об умирающем борце или о честолюбивой балерине. И если их эмоции правдивые, то, возможно, зрители почувствуют связь с ними. И замечательно, что подобные истории находят отклик у окружающих в любой точке планеты, т.е. в любой культурной среде.

Интервью со звездами Голливуда читайте здесь

XS
SM
MD
LG