Линки доступности

Дело Данилова в контексте нового законодательства

Новые редакции статей УК о «шпионаже» и «государственной измене» способны свести на нет положительный эффект от освобождения известного ученого.

Физик Валентин Данилов, условно-досрочно освобожденный из красноярской колонии, приехал в Новосибирск. Устраиваться на работу Данилов в ближайшее время не планирует. Он намерен заняться своим здоровьем.

Ученый убежден: посадили его по политическим мотивам. Напомним, что российские и западные правозащитники неоднократно призывали к освобождению Данилова, а его адвокаты подали жалобу в Европейский суд по правам человека.

Помог ли международный резонанс «Дела Данилова» удовлетворению его ходатайства об условно-досрочном освобождении?

Освобождение Данилова – уступка общественному мнению?

Этот вопрос корреспондент «Голоса Америки» задал ответственному секретарю Общественного комитета защиты ученых Эрнсту Черному. И получил положительный ответ.

По словам Черного, сам Общественный комитет возник в начале 2000-х годов, когда значительно увеличилось количество «шпионских дел» против ученых.

Большую роль в судьбе Данилова сыграло и мнение международной научной общественности. «Личное письмо Путину в поддержку Валентина Данилова написал один из основателей Московской хельсинской группы Юрий Орлов, долгое время живущий в США. Многие ученые, входящие в Американское физическое общество, подписывали письма российскому президенту и генеральному прокурору с просьбой освободить Данилова».

«Западная пресса постоянно обращала внимание на «дело Данилова», – продолжает Эрнст Черный. – И я сам, и Юрий Алексеевич Рыжов (общественный и политический деятель, академик РАН – «ГА») давали интервью и комментарии иностранным корреспондентам».

Вопрос о российских ученых, обвиняемых в шпионаже, дважды рассматривала Парламентская ассамблея Совета Европы. В обеих резолюциях ПАСЕ было отмечено, что дела «ученых-шпионов» должны быть пересмотрены. «Хотя, конечно, никто из российских властей на это не обращает внимания, и данные дела не пересмотрены», – констатирует Эрнст Черный.

Директор Фонда поддержки расследовательской журналистики Григорий Пасько был в декабре 2001 года сам обвинен в государственной измене в форме шпионажа, и также был условно-досрочно освобожден. По мнению Пасько, мнение западных правозащитников не играет для российских властей никакой роли.

«Когда Путин понял, что мнение общественности – и своей, и западной – ему не указ, он начал открыто игнорировать и заявления западных лидеров, и воззвания западных НПО, – подчеркивает Пасько. – Для него просто не существует никаких сдерживающих ограничителей. Поэтому он может держать людей по сфабрикованным обвинениям и десять, и пятнадцать лет, и никто ничего не сможет сделать».

«Поймал шпиона – жизнь прожил не зря».

Директор Фонда поддержки расследовательской журналистики не считает условно-досрочное освобождение Валентина Данилова началом обнадеживающей тенденции. «Человек (Данилов – ГА) отсидел десять лет. И никому из этих кровопийц – прокуроров, ФСБ, лагерной охраны – он был больше не интересен. Они посчитали, что дополнительных звездочек на погоны за Данилова уже больше не получат, и просто не стали мешать его освобождению по ходатайство об УДО. Просто, чтобы не занимал место», – полагает собеседник «Голоса Америки».

По мнению Эрнста Черного, в положительном решении вопроса о досрочно-условном освобождении Валентина Данилова имел место своеобразный размен. «Недавно по аналогичным делам были посажены сотрудники «Военмеха» (Санкт-Петербургский Балтийский государственный технический университет – «ГА») Евгения Афанасьева и Святослава Бобышева. Поэтому власти просто решили посчитать плюсы и минусы. В результате – условно-досрочно вышли Игорь Решетин и Валентин Данилов, а двое новых обвиняемых сели», – считает эксперт.

Впрочем, продолжает ученый, не следует и упрощать ситуацию. В настоящее время, отмечает он, в России отсутствует какой-либо контроль над деятельностью спецслужб. «Ежегодно, в День чекиста, 20 декабря, они докладывают президенту, сколько “шпионов” за год они поймали. И получается, что поймали очень много».

«Между тем, – продолжает Черный, – ветераны КГБ рассказывают, что в советские времена их учителя говорили им: “если за всю свою жизнь вы поймаете хоть одного шпиона, считайте, что вы не зря служили в органах”. А нынешние чекисты, подчеркивает он, ловят их десятками в течение одного года, и это – следствие установок, полученных офицерами ФСБ в начале первого президентского срока Путина.

Закон Ньютона как государственная тайна.

«Голос Америки» рассказывал о суде над профессорами «Военмеха» Евгением Афанасьевым и Святославом Бобышевым: «Шпионский скандал» в Военмехе.

Бывший ректор, а ныне профессор-консультант «Военмеха» Юрий Савельев
констатирует, что суд над Афанасьевым и Бобышевым проходил в закрытом режиме. Все материалы имели гриф «секретно» и были недоступны ни коллегам осужденных, ни каким бы то ни было представителям гражданского общества.

«Я лично хорошо знаю обоих профессоров, и могу засвидетельствовать, что хранение военных секретов у них в крови», – подчеркивает Савельев. «Поэтому, – продолжает он, – я сильно сомневаюсь, что они могли кому-то передать сведения секретного характера, тем более – за деньги».

Ученый поделился с корреспондентом «Голоса Америки» и другим соображением: «По информации СМИ, спецслужбы уже давно следили за Афанасьевым и Бобышевым. В том числе – во время их последней поездки в Китай, после которой они были немедленно арестованы. Возникает вопрос: почему же им в таком случае позволили свободно выехать за границу, с материалами, якобы считающимися секретными?»

По мнению Юрия Савельева, тут возможны три варианта ответа: либо материалы, с которыми двое профессоров «Военмеха» не составляют никакой гостайны, и последующее дело было просто сфабриковано. Другой вариант: документы действительно содержат элемент секретности, и сотрудники ФСБ специально позволили вывезти их в Китай, чтобы впоследствии раздуть громкое дело. «Но в этом случае, – подчеркивает Савельев, – именно спецслужбы несут всю ответственность за утечку информации за рубеж. И вполне конкретные лица должны ответить за ненадлежащее исполнение своих обязанностей».

Третий вариант, по словам профессора, заключается в том, что переданные китайской стороне материалы – сознательная дезинформация, призванная затормозить развитие соответствующего сектора китайского оборонного комплекса. «В этом случае профессора “Военмеха” оказались просто “козлами отпущения”. Вроде как, лес рубят – щепки летят!», – считает Савельев.

Обобщая «шпионские дела» физиков, он констатирует: ФСБ не подлежит никакому контролю со стороны гражданского общества и доводит до требуемого конца все сфальсифицированные обвинения. А если доказательной базы не хватает, в обвинения включают формулировки, вроде: «эта информация могла быть использована китайской стороной для создания средств доставки оружия массового поражения». «Тут можно и закон Ома, и закон Ньютона можно отнести к секретным сведениям, поскольку их действие тоже учитывается при запуске баллистических ракет», – напоминает профессор Савельев.

От кого же исходит инициатива? «Я убежден, – подчеркивает эксперт, – что большинство этих дел – в том числе и Данилова, и Решетина, и Афанасьева – Бобышева – инспирируются службой экспортного контроля при правительстве России. Скорее всего, именно они заставляют сотрудников ФСБ заниматься такого рода делами, которые, в итоге, возбуждают наше гражданское общество против российских спецслужб».

«Поправки в Уголовный кодекс – задел на будущее».

14 ноября, вступили в силу поправки в УК РФ, касающиеся статей «Государственная измена», «Шпионаж» и «Разглашение государственной тайны», а также вводящие ответственность за незаконное получение сведений, составляющих гостайну. В соответствии с этими поправками, уголовное преследование отныне грозит за любую помощь, оказанную российским гражданином иностранному государству или международной организации, если, по мнению обвинителей, их деятельность направлена против безопасности Российской Федерации.

Можно ли в связи с этим ожидать нового всплеска «шпиономании»? Эрнст Черный отвечает на этот вопрос утвердительно: «Однозначно – да. Я считаю, что просто так это (поправки в УК - ГА) никто принимать бы не стал. Значит, кем-то имеется в виду, что это обязательно будет использовано».

Использовано – но когда? « Я не думаю, – продолжает Черный, – что эти поправки будут пущены в ход прямо сейчас. Действия власти в этом движении – равнонаправленные. Смотрите? Двух ученых они посадили, двух выпустили. Так что расширительное толкование “государственной измены” и “шпионажа” – своеобразный задел на будущее и лежит у власти про запас. И если ситуация будет меняться неудобным для власти образом, этот механизм будет запущен».

Сэтой точкой зрения согласен и Григорий Пасько: «Новые “шпионские дела” обязательно появятся. Но это будет не массовый всплеск, а точечные удары. По тем, кто будет критиковать власть наиболее раздражающим для нее образом. И кто будет претендовать на роль лидеров оппозиции».

В эту категорию, констатирует Пасько, могут попасть и слишком активные правозащитники, экологи и даже журналисты.

Досье «Голоса Америки»: Уголовное дело по обвинению в разглашении государственной тайны против Валентина Данилова было возбуждено в мае 2000 года. По данным следствия, ученый, занимавший в ту пору пост директора теплофизического центра Красноярского государственного технического университета, передал представителям КНР сведения, благодаря которым Китай примерно на 15 лет сократил срок создания военно-космических вооружений.

В декабре 2003-го коллегия присяжных Данилова оправдала, но Верховный суд это решение отменил. Ученый вновь был взят под стражу 10 ноября 2004 года. Через две недели коллегия присяжных заседателей в другом составе приговорила физика к 14 годам лишения свободы. Позже этот срок был сокращен на один год.
  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG