Линки доступности

Эксперты говорят возможных о последствиях «ледяного приема», оказанного Владимиру Путину на саммите G20

Редко когда заявления кремлевского пресс-секретаря Дмитрия Пескова бывали опровергнуты последующими событиями с такой скоростью: вечером 15 ноября Песков заявил, что все слухи о досрочном отлете Владимира Путина с саммита «Большой двадцатки» в Брисбене не соответствуют действительности, а уже 16 ноября президент России решил не завтракать с партнерами по G20 и, сославшись на рабочие обстоятельства, покинул Австралию.

В российской блогосфере появились подборки фотографий с саммита «Большой двадцатки», на которых российский президент выглядел огорченным и одиноким, при этом многие блогеры выражали опасение, что от обиды на западных лидеров, устроивших президенту России «ледяной прием», Владимир Путин решится на жесткие шаги как внутри страны, так и на ее западных границах. В частности, речь может идти о развитии наступления пророссийских сепаратистов в Донбассе на позиции украинской армии.

Русская служба «Голоса Америки» задала российским экспертам вопрос о том, что может последовать за явным обострением отношений Владимира Путина с его западными коллегами, произошедшим на саммите «Большой двадцатки» в Брисбене.

Сергей Рогов: усиление западных санкций вполне возможно

Директор Института США и Канады Российской академии наук Сергей Рогов считает, что «политический контекст саммита в Брисбене показал: кризис в отношениях между Россией и США, а также союзниками Соединенных Штатов, носит глубокий и затяжной характер».

«По существу, все западные страны во главе с США заняли очень жесткую позицию в отношении России, фактически отказываясь учитывать наши интересы и российские предложения, касающиеся урегулирования украинского кризиса. Такая конфронтация свидетельствует о том, что санкции против России вряд ли будут отменены в обозримом будущем. Наоборот, можно ожидать дополнительных мер» – сказал Сергей Рогов в интервью «Голосу Америки».

По его мнению, «не стоит забывать и результаты промежуточных выборов в США, ведь позиция Республиканской партии, которая контролирует теперь обе палаты Конгресса, будет сказываться на действиях Белого дома и будет вести к ужесточению позиций администрации Обамы, а также всего западного сообщества».

В то же время, по мнению ученого, страны БРИКС «не только не поддержали санкции против России, а продемонстрировали в определенной степени свою солидарность с российским президентом», что, в свою очередь, по мнению Сергея Рогова, «говорит о том, что в мире происходят очень важные процессы, и сама глобализация начинает все больше и больше выглядеть как раскол в мировом сообществе, отсутствие единых правил и обострение соперничества».

Примером обострения такого соперничества директор Института США и Канады видит то, что «что на лоббируемое администрацией Обамы Тихоокеанское и Трансатлантическое партнерство не приглашена ни одна из стран БРИКС».

Сергей Рогов предрекает возможное разрушение системы договоров по безопасности: «В военно-политической сфере, я думаю, под ударом может оказаться договор о ракетах средней и меньшей дальности, а также Основополагающий акт, который Россия и НАТО подписали в 1997 году. В этой атмосфере будет очень сложно ожидать, что договор СНВ сможет уцелеть в вакууме. Посмотрим, как будут развиваться события дальше, но пока перспективы мрачные».

Андрей Пионтковский: наступление в Украине как ответ на холодность Запада

Российский политолог Андрей Пионтковский полагает, что решение президента России досрочно покинуть Брисбен было эмоциональным: «Путин – человек прагматический, но и человек страстей тоже, и уехал он из Австралии явно в холодном бешенстве, потому что еще накануне вечером его пресс-секретарь «разоблачал слухи» о раннем отъезде, а утром Путин на завтрак не пошел, собрал свой пул прессы и сообщил, что улетает, потому что ему на работу утром в понедельник».

В интервью «Голосу Америки» Андрей Пионтковский говорит, что «провалилась та миссия, с которой Путин ездил в Пекин на саммит АТЭС и в Брисбен на «Большую двадцатку»: предложить некую сделку Западу».

Политолог развивает свою мысль: «Как раз за неделю до поездки все его симпатизанты – начиная от Генри Киссинджера и заканчивая Сергеем Марковым – вбросили варианты так называемой «большой сделки», и он ездил прощупать ее параметры. Мы видим, что все сепаратистские военные структуры на востоке Украины изготовились к наступлению, но он-то сам понимает все издержки повышения ставок в этой игре. Параметры этой сделки разными людьми проговаривались разные, но принцип был примерно один – Запад проглатывает аннексию Крыма, а за это Путин сохраняет территориальную целостность оставшейся Украины. Раньше, еще в апреле, ему Запад фактически предлагал это сам, но тогда он не стал разговаривать об этом, а сейчас уже и западные страны демонстративно от него отвернулись, и ничего у него не вышло».

По мнению Андрея Пионтковского, «Путину, пожалуй, ничего не остается, как продемонстрировать какую-то военную активность».

«Может начаться наступление на Мариуполь, но он по-прежнему будет отрицать присутствие там российских войск, и все это будет подано под соусом «армии ЛНР и ДНР отвечают украинской военщине». А уйти он из Украины не может, потому что не хочет никак – и это проявилось еще год назад в шантаже Януковича – дать Украине возможность развиваться по европейскому пути, ведь это было бы заразительным примером для россиян и поставило бы под угрозу его власть», – считает Андрей Пионтковский.

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG