Линки доступности

Гаджи Махачев: дайте Дагестану самому решить свои проблемы

  • Зураб Джавахадзе

Гаджи Махачев: дайте Дагестану самому решить свои проблемы

Гаджи Махачев: дайте Дагестану самому решить свои проблемы

Постпред республики при президенте РФ обвиняет СМИ в ангажированности

Дагестан является самой «горячей» точкой на территории России, отмечают многие правозащитники. Практически ежедневно оттуда приходят сообщения, напоминающие сводки с линии фронта, нежели информацию из мирной республики. По данным главы МВД Рашида Нургалиева, за первые 6 месяцев 2011 года в Дагестане было совершено 118 преступлений террористического характера, в том числе 76 обстрелов и 42 подрыва.

Тема борьбы с терроризмом в республике была главной на прошедшей в РИА «Новости» пресс-конференции постоянного представителя республики Дагестан при президенте РФ Гаджи Махачева.

Он начал свое выступление с положительных слов о Дагестане и обвинил некоторые СМИ в ангажированности.

«Дагестан – многонациональная республика, мы живем в мире, – заявил Махачев. – Мы – самый верный и доброжелательный народ. У нас в республике много ученых, космонавтов, поэтов, много достойных сыновей России и Дагестана».

«В последние время некоторые нерадивые журналисты, а также СМИ, – продолжал постпред президента РФ, – предвзято освещают события в республике, чтобы у людей сложилось мнение, как будто там живут одни головорезы. Вчера взорвали машину сотрудников правоохранительных органов, и второй день подряд об этом все говорят. При этом никто не говорит, что в Хасавюрте проходит межконтинентальный кубок по вольной борьбе, никто не осветил тему недавно завершившегося северокавказского экономического форума».

Перейдя к разговору о проблемах республики, Гаджи Махачев заметил, что основная проблема республики – это экономическая отсталость.

«Экономическая обстановка в Дагестане тяжелая, как и везде, – сообщил он. – Средняя зарплата составляет около 10 тысяч рублей. За последние двадцать лет в республике не построили ни одного завода. А те предприятия, которые работали во время СССР, развалили».

Касаясь темы незаконных вооруженных формирований, он отметил необходимость перенесения полномочий по борьбе с терроризмом с федеральных структур на местные.

«Недавно в Каспийске окружили боевиков. После обстрела дома группа боевиков, состоящая из 9 молодых человек и одной девушки, выбежала во двор, но вместо задержания была расстреляна. Я спрашиваю, почему так делается?! В Дагестане очень сильны родственные связи, и подобные факты вызывают сочувствие со стороны населения к боевикам», – утверждает Махачев.

К тому же, по словам Гаджи Махачева, российские солдаты не знают ни мусульманских обычаев, ни местных традиций.

«Их действия во время спецоперации, такие как досмотр молитвенной комнаты, вызывают ответную реакцию у населения. Дайте нам возможность самим решить наши проблемы. Как это делается в Чечне», – говорит представитель Дагестана при президенте РФ.

Из-за отсутствия перспектив и под влиянием Интернета дагестанская молодежь «уходит в лес», утверждает Махачев: «Молодежь уходит в лес под влиянием Интернета, в котором можно найти все, начиная от развития агентурной сети до изготовления бомбы. Многие уходят из-за отсутствия перспективы и клановой системы, которая не дает молодежи реализовать свой потенциал. Люди засиделись на своих местах и не хотят уступать место молодежи. Среди боевиков есть как идейные, так и преступные элементы, которые скрываются в лесу от правосудия. Однако есть и те, которые вместе с людьми из правоохранительных органов делают деньги на похищении людей».

Отвечая на вопрос корреспондента «Голоса Америки» о том, какие именно правоохранительные органы сотрудничают с боевиками, Гаджи Махачев заявил: «В любой сфере есть нечистоплотные люди. В основном это люди из местного МВД и ФСБ, у которых есть родственники среди боевиков. Успешная борьба с терроризмом невозможна, если один брат работает в силовых органах, а другой бегает в лесах».

Мнение правозащитника

Сотрудник правозащитного центра «Мемориал» Александр Черкасов считает, что правоохранительные органы сами вынуждают людей «уходить в лес», а к событиям в Дагестане применяет слово «война».

«С конца 90-х годов там идет вялотекущий вооруженный конфликт между силовыми структурами и исламистским подпольем», – заявил правозащитник в интервью «Голосу Америки». – Это противостояние не разбойников и полиции, а салафитов и людей, исповедующих традиционный ислам.

По словам Александра Черкасова, война между правоохранительными структурами и людьми, исповедующими крайнюю форму ислама, началась после вторжения Басаева в Дагестан.

«В 1999 году было арестовано большое количество людей, которые прошли через конвейер жестоких пыток, унижающих мужское достоинство, – говорит он. – Однако большая часть уголовных дел рассыпалась в суде. Подозреваемым вменялось лишь незаконное ношения оружия, их приговаривали к короткому сроку. Когда эти люди вышли на свободу, некоторые районные отделы МВД были полностью отстреляны. То есть это противостояние длится уже более 10 лет».

Рассуждая о причине бегства молодежи в лес, сотрудник «Мемориала» отметил: «Люди уходят в лес по разным причинам. В Дагестане есть социальное неравенство, которое делает существование людей бесперспективным и депрессивным, что в свою очередь делает эффективной пропаганду идей крайнего ислама».

«Некоторые обращают внимания на салафитские проповеди. При этом, становясь салафитом, человек автоматически оказывается на учете спецслужб. Только из-за проповедования нетрадиционного ислама за людьми ведется слежка, их допрашивают, пытают, иногда возбуждают уголовные дела. При такой работе полицейской системе беспрерывное пополнение боевикам обеспечено», – подытожил Александр Черкасов.

О событиях на российском Кавказе читайте в спецрепортаже «Кавказ сегодня»

Читайте также

XS
SM
MD
LG