Линки доступности

В Дагестане пытаются найти курс?

  • Виктор Васильев

В Дагестане пытаются найти курс?

В Дагестане пытаются найти курс?

Сотрудники «Мемориала» представили доклад по правам человека в Дагестане

В Дагестане положение с правами человека носит вопиющий характер. С одной стороны, непрекращающиеся террористические атаки боевиков, с другой – похищение людей, пытки арестованных представителями силовых структур, происходящие при полном попустительстве как местных, так и федеральных властей. Но одновременно в республике появились некие новые тенденции, дающие надежды на гражданское примирение. К такому мнению пришли авторы представленного в Москве в среду 13 апреля доклада правозащитного центра «Мемориал» «Новый курс Магомедова?», посвященного ситуации с правами человека и попытками консолидации общества в Республике Дагестан. Доклад охватывает период с февраля 2010 по март 2011 года.

Трагический фон доклада и робкие надежды

В начале апреля сотрудники «Мемориала» Олег Орлов, Светлана Ганнушкина и Екатерина Сокирянская ездили в Дагестан, где встречались с президентом республики, министром внутренних дел, прокурором, руководителем следственного управления Следственного комитета РФ по Республике Дагестан, представителями общественности, адвокатами, людьми, пострадавшими в результате незаконных действий сотрудников силовых ведомств. На всех встречах речь шла в том числе и о данном докладе.

Председатель Совета правозащитного центра «Мемориал» Олег Орлов заметил, что представление доклада происходит на трагическом фоне: недавно в дагестанском населенном пункте Ясная Поляна был убит местный имам, а в понедельник в результате нападения боевиков погибли 5 милиционеров. «В Дагестане мы плотно работаем с 2007 года и видим постоянное ухудшение ситуации, сползание в яму насилия. С одной стороны, рост террористических атак, с другой – беспрерывное незаконное насилие. Государство отвечает террором на терроризм. Это нас чрезвычайно тревожило и тревожит», – подчеркнул глава «Мемориала».

По его словам, с 2010 в республике стали намечаться робкие и недостаточно последовательно воплощаемые в жизнь тенденции, вселяющие, однако, некоторые надежды. «Тем не менее, системных изменений пока добиться не удается. Именно поэтому в названии доклада поставлен знак вопроса. Это очень существенно», – пояснил Орлов.

К положительным тенденции он отнес то, что республиканская власть начала выстраивать новые взаимоотношения с обществом, включая общественные и правозащитные организации, чего раньше в принципе не было. Видны попытки властей вмешиваться в отдельные случаи неправомерных и преступных действий силовых структур, в результате чего иногда удается спасти человека, прекратить пытки. «Хотя система по-прежнему заточена на насилие, прежде всего – на незаконное насилие», – уточнил Олег Орлов.

К позитивным моментам он причислил также то, что в Дагестане создана комиссия по адаптации – орган, который призван помогать боевикам, желающим выйти из «леса», адаптироваться в мирной жизни. В комиссию включены представители умеренных салафитских общин, которых ранее клеймили, называя «ваххабитами». Кроме того, отметил Орлов, был проведен третий съезд народов Дагестана. В итоге умеренные круги салафитских общин получили, в противоположность предыдущим годам, «возможность существовать в публичном пространстве».

«В 2010 году погибло в два раза больше представителей силовых структур, чем в 2009. Но надежды на улучшение ситуации есть. Самое страшное, если они не оправдаются. Их крах будет означать для Дагестана очень тяжелые последствия», – считает правозащитник.

Он обратил внимание, что в анонсируемом документе идет речь о политической жизни и выстраивании диалога между властью и обществом. Ему кажется очень важным, что в докладе представлен голос умеренных салафитов. «В Дагестане, в отличие от Чечни, где конфликт зарождался как сепаратистский, раскол был изначально как политическим, так и религиозным. Последняя составляющая всегда была здесь очень сильной», – обобщил Орлов

В докладе приводятся данные, подтверждающие тот факт, что ислам оказывает значительное влияние на разные стороны общественной жизни Дагестана: «Сейчас в республике функционируют 1276 суннитских джума-мечетей, 827 квартальных мечетей, 243 молитвенных дома, 13 исламских вузов, 76 медресе, 2 культурно-просветительских центра, союз исламской молодежи, а также 19 шиитских объединений. Всего в республиканских вузах, медресе и мактабах (начальных школах) исламу обучаются 8872 человека».

Олег Орлов убежден, что раньше дагестанские власти неправомерно ставили знак равенства между салафисткой общиной и террористами. «Это выталкивало из правового поля значительную часть людей и расширяло базу поддержки терроризма. Теперь появилась перспектива, что продолжающийся отток молодых людей «в лес» может уменьшиться», – заключил он.

Ключевое слово – «безнаказанность»

Наибольшую озабоченность соавтора доклада, куратора работы «Мемориала» в Дагестане и Кабардино-Балкарии Екатерины Сокирянской вызывает похищение людей. «В 2009 году в Дагестане похитили 22 человека. В прошлом году – 26 человек. К исчезновению трех из них предположительно причастны боевики. Остальные – предположительно на совести силовиков», – привела она печальную статистику, при этом оговорившись, что у «Мемориала» в Дагестане нет офиса, поэтому мониторингом охватываются лишь некоторые районы республики, в связи с чем в докладе приведены неполные данные.

Еще одной серьезнейшей проблемой Дагестана, с точки зрения Сокирянской, стали пытки, систематически применяемые в местах предварительного содержания и «секретных тюрьмах». «Людей мучают, чтобы получить информацию или добиться признательных показаний об участии в незаконных вооруженных формированиях», – заявила она.

Постоянную тревогу, по уверениям Сокирянской, у правозащитников вызывает Кизилюртовский РОВД. «Мы получаем систематические сигналы о применении пыток, избиениях задержанных, пытках голодом в этом РОВД», – рассказала она.

Кроме того, по информации соавтора доклада, в республике нередко нарушаются права людей при проведении спецопераций, ликвидации боевиков, порой подвергаются опасности мирные жители. Она поведала вопиющую историю об использовании милиционерами учителя Абдулкадыра Исламова и его учеников в качестве «живого щита».

По убеждению Сокирянской, ключевое слово для описания ситуации в Дагестане – «безнаказанность». Показательно, что лишь одно из многочисленных дел, описанных в докладе, расследовано и доведено до суда – дело об избиении 14-летнего мальчика. «Важно, чтобы суд над милиционерами состоялся, чтобы он был публичным... Если бы таких процессов было не один, а пять или десять, это бы кардинально изменило ситуацию в республике: изменило бы восприятие обществом власти и выбило бы почву из-под ног терроризма», – предполагает правозащитница.

Нужны диалог и четкая позиция


Председатель комитета «Гражданское содействие», член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Светлана Ганнушкина высоко оценила доклад, в котором проделан «серьезный анализ не только с фактологической, но и с научной стороны». Она полагает, что республика сейчас – одна из «горячих точек» на территории России. «Специфическая особенность Дагестана заключается в том, что, помимо противостояния между правоохранительными структурами и населением, в республике очень серьезное внутриконфессиональное противостояние», – заключила Ганнушкина.

Важным направлением деятельности правозащитников и властей председатель комитета «Гражданское содействие» назвала разработку диалоговых площадок для конфликтующих сторон. По ее оценке, диалог необходим на самых разных уровнях. К нему должны быть привлечены и представители федеральной власти. Она объявила, что 18-19 мая в Махачкале пройдет круглый стол на тему «Гражданский мир в Дагестане: Власть и общество в поисках выхода из кризиса». Подготовка к форуму уже идет.

Отвечая на вопрос корреспондента Русской службы «Голоса Америки», Светлана Ганнушкина сказала, что четкая и недвусмысленная позиция федерального центра по отношению к нарушениям прав человека в Дагестане, к сожалению, не сформулирована. «Более того, у нас долго время преобладали другие рекомендации типа «мочить в сортире». Однако отвечать террором на терроризм – тупик. Увы, это не все понимают в полной мере», – посетовала она.

Олег Орлов акцентировал внимание на том, что в докладе большое место уделено преступлениям террористов. «Конечно, любое сотрудничество в обществе возможно лишь на базе осуждения терроризма», – подытожил он.

О событиях на российском Кавказе читайте в спецрепортаже «Кавказ сегодня»

XS
SM
MD
LG