Линки доступности

Марсоход открыл «второе дыхание» космическим исследованиям

6-го августа, в районе 9.24 минут по Московскому времени, американский космический аппарат Curiosity (рус. «Любознательность») вошел в марсианскую атмосферу. После этого наступили, по словам руководителей полета, «7 минут ужаса» – самые напряженные и опасные, если не считать старта с мыса Канаверал, мгновения в жизни марсохода. Ему предстояло не только пережить вхождение на скорости более 21 000 км\час в плотную (хоть и в 100 раз менее плотную, чем земная) газовую среду, но также затормозить в ней и совершить благополучную посадку. Элемент неизвестности добавлял тот факт, что его посадочные системы, включая оснащенный ракетными двигателями «небесный кран», были отработаны и испытаны на Земле, но в «связке» им еще работать не приходилось.

На все предпосадочные и посадочные процедуры роверу было отведено только шесть с половиной минут. В 9.31 по Московскому времени Земля ждала от него долгожданный «бип», означающий: «Все в порядке. Я – в пункте назначения. К выполнению задания готов». Вообще-то сигнал этот должен был быть отправлен сразу после того, как «Кьюриосити» коснется колесами Марса, а произошло это в 9.17 минут, но не будем забывать о 14-минутной задержке сигнала. Красная Планета настолько далеко от Земли, что даже радиоволнам требуется почти полтора десятка минут, чтобы преодолеть это расстояние.

Впрочем, если данного сигнала не было бы еще в течение 2-8 часов – то и тогда это не стало бы поводом для волнения. Ведь «бип» должен был быть передан на Землю с помощью двух космических аппаратов (КА), вращающихся в настоящее время вокруг «Красной планеты»: «Марс Одиссей» и «Марс Реконассанс Орбитер». Если сразу после касания эти «передатчики» не были бы в нужном для трансляции положении (эти КА могут «разговаривать» с марсоходом лишь дважды в день), то сигнал мог прийти с опозданием. Вот если бы «бип» не коснулся антенн «Сети дальней космической связи» (Deep Space Network) США через 18 часов после ожидаемой посадки «Кьюриосити» – тогда была бы причина для беспокойства за судьбу ровера.

Но сейчас все эти страхи уже позади. Казалось, сам Марс хотел, чтобы «Кьюриосити» благополучно опустился на его поверхность. В районе приземления марсохода была пылевая буря, которая утихла лишь за несколько часов до того, как ровер, тогда еще в защитном «коконе», вошел в атмосферу Красной планеты.

Перевести дух после полета

Не стоит думать, что марсоход, преодолев почти 570 миллионов километров в космосе, сразу после посадки, «засучив рукава», примется за работу. Первые тестовые исследования были проведены в день его «примарсения», но в путь он тронется – станет сверлить марсианские породы, испарять их лазером, собирать грунт – не раньше, чем через несколько недель, или даже месяцев. До этого – тщательная проверка всех систем и оборудования. А «виртуально» на марсоходе будут «ехать» почти 700 ученых и инженеров НАСА, которые задействованы, как в управлении и эксплуатации ровера, так и в проведении с его помощью научных изысканий.

Первые, достаточно примитивные черно-белые снимки Марса были получены от ровера сразу после посадки. На них четко виднелось одно из колес «Кьюриосити» и тень, которую он отбрасывал на поверхность планеты. Что же касается цветных снимков повышенного разрешения, то для их производства придется задействовать более совершенные камеры на борту ровера. На это может уйти несколько дней. А вот видеозапись последних мгновений перед посадкой будет получена лишь через несколько недель, ибо ее большой объем потребует больше времени для ее «перекачки» на Землю.

Вообще про «Кьюриосити» уже было столько сказано, написано и показано, что, похоже, не осталось ничего такого, чем еще можно было бы удивить читательскую и зрительскую аудиторию. «Голос Америки» достаточно подробно рассказал об этом ровере и его научных задачах в статье: «”Любознательность” до Марса доведет». Поэтому, самое правильное, наверное, будет просто осветить еще раз некоторые научно-технические и политические грани предстоящей миссии марсохода, которая, в случае удачи, даст нам больше знаний о Красной планете, чем все предыдущие миссии на Марс вместе взятые.

Будет искать марсиан?

Отнюдь. Ни «маленьких зеленых человечков», ни марсианских «хомячков», или «жучков». Главная цель «Кьюриосити» – найти углеродные структуры, которые могут, или могли стать основой для возникновения жизни на Красной планете.

Сейчас уже никто не сомневается в том, что на Марсе когда-то была вода. Кратер Гейла – место приземления ровера, миллиарды лет тому назад был покрыт водой. Определили это достаточно просто – глина и минералы, обнаруженные в нем, могут возникнуть лишь при наличии воды. Да и спутники, «накрутившие» уже десятки тысяч витков вокруг Красной планеты, четко разглядели на ее поверхности высохшие русла рек, и даже потеки на скалах, которые могли быть оставлены водой в летний период. Поэтому, ключевым словом в списке экспериментов «Кьюриосити» является не «вода», а «углерод».

Марсоход также поищет те места на Марсе, где могли быть условия для зарождения жизни. Но подчеркнем – в отличие, например от двух американских «Викингов», прибывших на Марс в середине 1970-х годов, целью ровера не является обнаружение ее следов.

Впрочем, определенная преемственность между «Кьюриосити» и «Викингами» все же прослеживается. Ведь и детища астрофизика Карла Сагана также искали на Красной планете условия для возникновения жизни. Официальный вывод был – не нашли. Впрочем, один из экспериментов, когда в питательную среду, которая была смешана с один из забранных «Викингом» образцов грунта, добавили радиоактивный изотоп, дал положительный результат. Гилберт Левин – руководитель того эксперимента до сих пор с переменным успехом пытается убедить НАСА и прочих ученых, что следы жизни все-таки были обнаружены.

Зачем так долго ждали?

Действительно, при естественном стремлении практически любого человека получить ответ на вопрос «есть ли жизнь за пределами Земли?», последний аппарат – «Викинг-2», который пытался помочь людям это сделать, приземлился на Марс, когда в Белом доме был еще президент Джеральд Форд, или в 1976 году. С тех пор прошло более 35 лет. Неужели интерес к поиску внеземной жизни угас?

Отнюдь. Просто результаты миссий «Викингов» показали, что у НАСА еще не было в то время ни достаточно знаний, ни необходимого оборудования, чтобы активно и продуктивно заниматься поисками следов жизни на Марсе. Астробиология – наука о внеземной жизни стала по-настоящему расцветать лишь в середине 1990-х годов. Не последнюю роль в этом сыграл анализ марсианского метеорита ALH84001, на котором, по мнению ряда ученых, были обнаружены следы марсианских бактерий.

В настоящее время астробиология – это «королева» среди прочих научно-космических дисциплин НАСА. И удовлетворять интересы этой «королевы» будет один из главных приборов «Кьюриосити» – покрытый золотом «Анализатор проб».

Российская «катапульта» и нейтронная «пушка» для «Кьюриосити»

Именно так. На околоземную орбиту марсоход вывел ракета-носитель «Атлас-5», на первой ступени, которого, используется российский двигатель РД-180. Но одним лишь «забросом» ровера в космос российский вклад в программу «Кьюриосити» не исчерпывается.

Институт космических исследований (ИКИ) РАН разработал и изготовил для марсохода прибор под названием DAN. Это – нейтронный детектор. Его задача – измерять вдоль пути движения марсохода содержание в грунте воды и водородосодержащих соединений. Полученные данные «подскажут» марсоходу и его операторам, в каком районе Марса интереснее всего провести углубленные научные исследования.

А теперь немного политики

Политическое значение миссии «Curiosity» для космической программы США, да и космических исследовательских программ других стран, трудно переоценить. НАСА надеется, что успех миссии марсохода заметно усилит интерес Белого дома и Капитолийского холма к исследованию Красной планеты особенно в эти непростые для федерального бюджета времена. Возможно, что аналогичное воздействие успех новейшего марсохода окажет и на правительства других стран, занимающихся исследованием и освоением космоса.

Обнародованный в феврале этого года бюджетный запрос Белого дома на 2013 год содержит 20-процентное сокращение финансирования планетарных исследований НАСА (с 1,5 до 1,2 миллиардов долларов). Более того, эксперты полагают, что это не единичное урезание бюджетного «пирога» НАСА, а начало тенденции, которая будет проявлять себя еще, как минимум, в течение нескольких лет.

Причем, основной удар был нанесен именно по марсианским проектам. Если в этом году на их реализацию отвели 587 миллионов долларов, то в следующем году данная цифра уменьшится до 360 миллионов, а в 2015 данные проекты ждет жесткая «диета» в объеме лишь 189 миллионов долларов.

Однако, успех миссии «Кьюриосити» может восстановить полноценное финансовое «питание» не только марсианских проектов, но и НАСА в целом. Ведь космические успехи не только укрепляют уверенность американской нации в собственных силах, но и повышают авторитет и престиж Америки в глазах прочих членов международного сообщества. Недаром президент Барак Обама сказал по случаю успешной посадки «Кьюриосити», что данная миссия показывает: лидерство США не только в космосе, но и на Земле «зависит от продолжения разумных инвестиций в инновации, технологии и фундаментальные исследования, благодаря которым нашей экономике завидует весь мир».

Обратим внимание на одну характерную деталь: весьма дорогую миссию марсохода, обошедшуюся американским налогоплательщикам в 2,5 миллиарда долларов, Обама назвал «разумной инвестицией» в инновации. Возможно, именно это высказывание президента добавили уверенности главе НАСА Чарльзу Болдену, которая прозвучала в его словах сразу после того, как ровер коснулся марсианской поверхности: «Колеса “Кьюриосити” начали укатывать дорогу, на которой останутся отпечатки человеческих ног… Президент Обама обозначил смелую цель – отправить людей на Марс к середине 2030-х годов, и сегодняшняя посадка стала значительным шагом на пути к достижению данной цели».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG