Линки доступности

США не удастся забыть о Центральной Азии после вывода войск из Афганистана


Вашингтонские эксперты обсудили будущее отношений США и России в регионе после 2014 года

ВАШИНГТОН – Вывод американских войск из Афганистана, который завершится в 2014-м году, приведет к неизбежным изменениям во внешней политике США в регионе – и заставит нескольких международных игроков пересмотреть свои приоритеты и адаптироваться к новой реальности. Во вторник в вашингтонском Центре стратегических и международных исследований (CSIS) состоялось обсуждение доклада доктора Джеффри Манкоффа (Jeffrey Mankoff) «США и Центральная Азия после 2014-го».

Манкофф, заместитель директора программ по изучению России и Евразии CSIS, не исключает, что вывод войск повысит фактор риска конфликтов и присутствия исламистов, поэтому нужно будет проработать соглашения по безопасности между НАТО, Россией и странами региона.
«США нужно говорить о Центральной Азии с Индией, Китаем, европейцами, пакистанцами, – нельзя выделять одного привилегированного партнера вроде России»

Центральная Азия продолжит служить поводом для беспокойства для США не только потому, что страны региона с их коррупцией, межэтнической напряженностью, соперничеством по ряду вопросов и взаимным недоверием не способны самостоятельно справиться с проблемами преступности, наркоторговли и экстремизма. Причина еще и в том, что этот регион становится ареной для стратегического соперничества стран Запада, России и Китая.

Манкофф полагает, что разработать новую стратегию будет непросто, поскольку после 2014-го года Центральная Азия перестанет быть приоритетом внешней политики США – и Госдепартаменту придется пытаться реализовывать задачи в регионе ограниченными средствами. В целом, Америке придется изменить свое отношение к региону, на который в Вашингтоне на протяжении последних 12 лет смотрели в основном через призму терактов 11 сентября 2001 года и сотрудничества на почве ведения войны в Афганистане. К примеру, свыше 400000 американских солдат, служивших в Афганистане, летели туда через Кыргызстан. Альтернативой должен стать более комплексный подход, ориентированный на необходимость экономической интеграции стран региона в мировую экономику. Помимо этого, до сих пор, по словам Манкоффа, в Вашингтоне нередко закрывали глаза на внутренние проблемы стран Центральной Азии, опасаясь, что критика может негативно сказаться на готовности республик содействовать НАТО в транзите грузов и войск в Афганистан.

У США есть возможность дать России самостоятельно заниматься проблемами региональной безопасности в Центральной Азии, но вряд ли им захочется затрагивать политические реформы, которые, как показал пример арабских революций на Ближнем Востоке и в Северной Африке, имеют значение в обеспечении стабильности.

Что касается Китая – его вовлеченность ограничивается экономическими интересами. Вывод – США не могут заниматься проблемами региона самостоятельно, но вряд ли рискнут передать эти вопросы «на внешний подряд» другим странам. Поскольку американские бюджетные средства будут ограничены – Манкофф призывает к «ответственному сотрудничеству» США и России после вывода войск НАТО из Афганистана.

Желание Америки сохранить хотя бы возможность военного вмешательства в случае острого кризиса диктует сохранение части военной инфраструктуры. Но это само по себе может послужить поводом для конфликта. Решение, которое предлагает эксперт – заключить соглашения о возможности быстрой переброски войск с несколькими партнерами, сократить военное присутствие до минимума и инициировать максимально открытый диалог между странами региона при участии США и России в поиске решений проблем наркоторговли и угроз региональной безопасности.

Российская политика в отношении бывших советских республик Средней Азии достаточно противоречива, отмечает Манкофф – в целом, она ориентирована на повышение экономической интеграции Евразии, чтобы таким образом закрепить рынки для товаров российского производства, которые вынуждены конкурировать с китайской продукцией. Но некоторые бывшие республики СССР воспринимают эти попытки Москвы укрепить свое влияние в регионе достаточно скептически. При этом Москва подчеркивает, что вывод войск НАТО из Афганистана увеличит значимость Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ), созданной несколькими государствами СНГ.

Россия продолжает с подозрительностью относиться к мотивировке американского присутствия в регионе, полагая, особенно в период «цветных революций», что США пытаются ограничить влияние не только экстремистов – но и России.

США, в свою очередь, сформулировали для региона после 2014-го года стратегию «нового Великого шелкового пути», связав Афганистан и прочие страны Центральной Азии с экономически успешными странами южно-азиатского региона. И при этом пытаясь ограничить участие в процессе Ирана, Китая и России, что, по словам Манкоффа нереализуемо даже с географической точки зрения – местоположение Центральной Азии диктует экономические связи со всеми соседями. Кроме того нынешняя обстановка в сфере безопасности требует трезвого подхода – и если не решить этих проблем, инициативы во всех прочих сферах могут легко сойти на нет.

«Мало кто из наблюдателей в Центральной Азии верит в то, что война в Афганистане увенчалась успехом, – подытожил Манкофф. – Но они опасаются также, что вывод войск только усугубит ситуацию. Вашингтону придется убедить их, что американцы покидают Афганистан, который находится на пути к стабильности или, по крайней мере, не является безнадежным вариантом».

Во время дискуссии доктор Эндрю Качинс (Dr. Andrew Kuchins), директор программ по изучению России и Евразии в CSIS, отметил, что «президент Обама до сих пор не представил глобального стратегического видения, почему Афганистан важен для Америки – помимо борьбы против террора».

Томас Грэм, директор международной консультационной фирмы Kissinger Associates, Inc, основанной бывшим госсекретарем Генри Киссинджером, заявил, что «США понадобятся партнеры и выбор ограничен – у европейцев есть другие проблемы. На этом фоне Россия выглядит не так плохо как потенциальный партнер, хотя за всеми высокими словами о сотрудничестве в Афганистане скрывается стратегическое соперничество – каждый раз, когда Америка заговаривает о продвижении демократии в этой части мира, у России возникают вопросы по поводу их подлинных мотивов».

Грэм выразил обеспокоенность тем, что поскольку регион перестанет быть приоритетом для США, президент Обама и госсекретарь Керри не смогут посвятить этому большое количество времени – так что тон отношений между США и Россией в Центральной Азии будут задавать чиновники среднего звена.

«Россияне заметят разницу между риторикой на высшем уровне и на уровне чиновников, и это усугубит их подозрительность», – заключил Грэм.

Фредерик Старр (S. Frederick Starr), председатель Института Центральной Азии и Кавказа (Central Asia-Caucasus Institute), призвал политиков начать рассматривать государства в регионе как самостоятельных игроков.

«США не могут позволить себе рассматривать Центральную Азию исключительно через призму отношений с Россией или Китаем, но это то, что мы делаем. Мы склонны видеть страны региона пассивными – при том, что они серьезно воспринимают идею многополярного мира. США нужно говорить о Центральной Азии с Индией, Китаем, европейцами, пакистанцами, – нельзя выделять одного привилегированного партнера вроде России. И продвигать там реформы можно только при наличии стабильных стратегических отношений, которые учитывают то, что стоит на повестке дня в этих странах – а не только у нас».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG