Линки доступности

Интервью с Джоном Фавро

Что общего между ковбоями и космическими пришельцами? Вероятно, не больше, чем между жанром вестерна и научной фантастикой. Однако создателей нового фильма это не остановило – они попытались извлечь лучшее и из того, и из другого. Фильм основан на графической новелле Скота Митчела Розенберга – однако он производит впечатление глубоко оригинальной кинокартины, а не экранизации.

23 июля на проходящей в Сан-Диего выставке Comic-Con 2011 состоится мировая премьера вестерна «Ковбои против пришельцев». Режиссер – Джон Фавро. В ролях – такие культовые актеры, как Харрисон Форд и Дэниэл Крэйг. Киностудия Paramount пригласила на премьеру две тысячи фанатов.

Накануне премьеры корреспондент «Голоса Америки» Галкина Галкина встретилась с Джоном Фавро.

Галина Галкина: Почему вы решили поставить «Ковбоев»?

Джон Фавро: Роберт Орки подумывал о комиксе Ковбои и пришельцы» еще в то время, когда я снимал «Железного человека». Это было так, словно твой друг встречается с девушкой, которая нравится тебе самому, а потом она начинает нравиться тебе еще больше. В конечном итоге на этой девушке женился я. Прочитав сценарий, который Роберт написал вместе со своими коллегами, я подумал, что если все сделать правильно, то может получиться замечательный фильм, хотя существуют и ужасные киноверсии «Ковбоев».

Г.Г.: Ваша история отличается от комикса.

Д.Ф.: Главная тема сохранилась – люди объединяются, противостоя инопланетным захватчикам. Но это – новая история про ковбоев и пришельцев. Обычно ковбои противостоят индейцам, но в данном случае индейцы не являются врагами – наоборот, ковбои с ними объединяются.

Г.Г.: Почему типажи вестерновских героев – такие запоминающиеся?

Д. Ф.: Не знаю. Но когда вы видите Джона Уэйна в «Искателях» или в «Красной реке», или Клинта Иствуда в «Непрощенном», то у вас не возникает вопроса: «А кто этот парень?» Мне кажется, что режиссеры и актеры часто забывают о том, что зрители порой не могут отделить ту или иную роль актера от его имиджа, который, как известно, создается и культивируется на протяжении всей его карьеры. Им кажется, что они действительно знают актера, но на самом деле они знают всего лишь некое отражение того, чем он является. Но актер и режиссер должны понимать, что это за отражение, – от этого зависит зрительское восприятие. Иными словами, для меня это еще один инструмент, которым я могу пользоваться как кинорежиссер. Поэтому когда Харрисон Форд согласился на роль полковника, то начали с таких вопросов: «Кто он такой? Кем он был раньше? Какое впечатление это произведет на зрителей?».

В сценарии есть сцена, в которой участвует парень с хлыстом. И я подумал, что если хлыст окажется в руках у Харрисона, то это будет совершенно другой образ по сравнению с тем, как если бы парнем с хлыстом оказался Дэниэл Крэйг. Мне было очень интересно соединить на экране Харрисона и Крэйга, олицетворяющих собой ковбоев и пришельцев. Надеюсь, что наш фильм окажется оригинальным на фоне сиквелов с супергероями и спецэффектами. Это сложнее для маркетологов, но я думаю, что зрители это оценят.

Г.Г.: Почему вы пригласили сниматься Оливию Уайлд?

Д. Ф.: Очень сложно найти кого-то, кто обладает всеми качествами, необходимыми для того, чтобы сыграть Эллу. Я видел другие ее работы. Как-то на каникулах мои дети несколько раз подряд смотрели ее фильм «Начало времен», и я вместе с ними. Мне показалось, что она играет очень сильно и смело: несмотря на то, что все исполняли комедийные роли, она нашла способ заземлить свою. И она очень интересно выглядела – очень необычно. Когда мы подбирали актеров для «Ковбоев», то я подумал, что надо не упускать ее из виду, – тем более что ее имя было упомянуто режиссерам по кастингу. Я посмотрел ее кинопробу, и мне было легко принять решение, что Элла достанется Уайлд. Насколько я помню, мы особенно и не обсуждали никого другого.

Оливия оправдала все мои надежды – она прекрасно сыграла. Она чрезвычайно работоспособна. У нее – определенная манера держаться, которая помогает ей выглядеть очень убедительно на экране. Она очень умна. Я считаю, что ум может заменить много других человеческих качеств и способностей.

Г.Г.: Что в этом комиксе заинтересовало вас, когда вы прочитали его впервые?

Д.Ф.: Само название. Это же не название, а просто шоколад с ореховой пастой – «Ковбои против пришельцев».

Г.Г.: Это ваш пятый фильм с монтажером Дэном Лебенталом. А монтаж – это ритм фильма. Что помогает вам с Дэном идти в ногу с ритмом фильма?

Д.Ф.: У нас с Дэном со временем образовался свой собственный язык, общаясь на котором, мы хорошо понимаем друг друга. Он знает, что я ожидаю от него очень многого, когда он приступает к редактированию того, что мы наснимали. Дэн показывает мне несколько версий одной и той же сцены, и мы вместе выбираем оптимальную. Он первый, кто сообщает мне о том, что мы что-то пропустили, или что-то не удалось, и надо переснимать. Это нелегко, зато режиссеры, у которых нет такого монтажера, как Дэн, рискуют, ведь они узнают о проблемах, когда их уже не решить быстро.

Г.Г.: В вашей картине произошло слияние жанров – вестерна с научной фантастикой. Как вы себе это представляли, и получилось ли у вас то, что вы хотели?

Д.Ф.: Этот проект был задуман не мной. Меня наняли в качестве режиссера. За год до этого я встретился на Comic Сon с продюсерами и сценаристами Алексом Куртцманом и Роберто Орси, которые сказали, что хотят сделать фильм «Ковбои против пришельцев». Это название меня очень заинтересовало. Потом я узнал, что поменялась команда сценаристов, в которую также вошел Марк Фергус, и что Стивен Спилберг стал продюсером картины. И я судорожно стал соображать, что можно сделать с картиной под названием «Ковбои против пришельцев».

Я думаю, что начиная с Квентина Тарантино, наше поколение кинорежиссеров делает картины, являющиеся отражением других картин. Мы не снимаем фильмы, основанные на собственном жизненном опыте, за исключением «Тусовщиков» и еще нескольких фильмов. А в остальных картинах мы интерпретируем то, что появилось до нас. Очень трудно быть оригинальным в такой атмосфере, и поэтому мы похожи на диджеев, которые просто крутят чьи-то пластинки. Что же здесь интересного?

Сейчас мы наблюдаем попытки возродить вестерн. Это интересный жанр, и не секрет, что многих выдающихся режиссеров выбросило на берег, когда вестерны вошли в моду. Интересно, что на определенном витке своей карьеры практически все режиссеры обращаются к вестернам, и некоторые из фильмов этого жанра – подлинные произведения искусства.

Как возродить вестерн? Один из способов – соединить этот жанр, который традиционно не является коммерческим для нашего поколения поствьетнамской эры, с жанром «нашествия пришельцев», чрезвычайно прибыльным для киностудий. На вкус это соединение напоминает смесь шоколада с ореховой пастой, и в результате у нас получился кекс REESE'S Peanut Butter Cup.

P.S. В российский прокат фильм «Ковбои против пришельцев» выйдет 11 августа.

Другие интервью со звездами Голливуда читайте в рубрике «Звезды Голливуда»

XS
SM
MD
LG