Линки доступности

В Нью-Йорке вручены награды «За мужество в журналистике»


Лауреаты награды «За мужество в журналистике». Ирина Халип - слева

Лауреаты награды «За мужество в журналистике». Ирина Халип - слева

Международный фонд женщин в СМИ (International Women's Media Foundation – IWMF) вручил награды «За мужество в журналистике» белорусскому корреспонденту российской «Новой газеты» Ирине Халип, а также радиорепортеру из Камеруна Агнес Тайе и журналистке из Ирана Джиле Баньягуб.

Выступая на церемонии в Нью-Йорке, председатель комитета фонда по присуждению наград, корреспондент Общественного телевидения США Джуди Вудрафф сказала, что «эти замечательные журналистки сделали выбор в пользу освещения новостей в трех странах, где поиск правды ставит их под угрозу ареста, физической расправы и даже гибели». Одна из получивших награду журналисток – иранская феминистка Баньягуб – не смогла приехать в Нью-Йорк на церемонию. Во время массовых демонстраций против предполагаемой фальсификации выборов в Иране летом этого года она в очередной раз была арестована и по-прежнему находится в заключении.

Специальная награда за выдающиеся достижения на протяжении всей ее карьеры была присуждена корреспонденту израильской газеты «Гаарец» Амире Хасс. Вручая ей престижную награду, международный корреспондент CNN Кристиан Аманпур отметила бескомпромиссную позицию журналистки, уже более двух десятилетий освещающей израильско-палестинский конфликт. Хасс – единственная из израильских журналистов, живущая среди палестинцев в Рамалле. Она сообщает нелицеприятные факты как о правительстве Палестинской автономии, так и о действиях Израиля в отношении палестинцев, сравнивая последние с «режимом апартеида». В результате Хасс часто называют «предателем». По словам Аманпур, Хасс хорошо знает, что работа журналистов способна навлечь на них гнев «не только в странах, где правят диктаторы, но и там, где существуют демократические режимы».

Отсылка к «диктаторам» в данном случае имела конкретный адрес: Аманпур имела в виду режим Александра Лукашенко в Беларуси. В сообщении для прессы о присуждении награды за мужество Ирине Халип говорится, что премия досталась «белорусской журналистке, которая часто подвергается арестам и ночным допросам в полиции». Принимая награду, она сказала, что «до сих пор не понимает, как в Беларуси появилась диктатура». «В нашей стране не было путча или переворота, власть не захватила хунта, – добавила она. – Была просто Беларусь, молодая страна, пытавшаяся найти себя... Я не знаю, когда именно мы начали постепенно терять свободу. Может быть, это произошло, когда была закрыта моя газета?»

41-летняя Халип более 15 лет занимается журналистской деятельностью в Беларуси, считающейся одной из самых неблагоприятных и опасных для журналистов стран. В настоящее время она работает в Минске специальным корреспондентом независимой российской «Новой газеты», хотя сама газета в стране запрещена. В интервью после присуждения ей премии Ирина сказала, что белорусский читатель может найти ее материалы на интернет-сайте «Хартии-97», где она ведет регулярную колонку, и где перепечатываются ее статьи из «Новой газеты». К тому же Халип принимает участие в издании подпольной газеты. «Она печатается в подпольной типографии тиражом в полмиллиона, – рассказала она. – Ее разносят ребята, пока их не арестуют».

До этого три газеты, в которых работала Халип, были закрыты властями. «Сначала 10 лет назад закрылась газета «Имя», – рассказала она, – потом «Белорусская деловая газета» и «БДГ для служебного пользования». Более всего журналистка сожалеет о потере газеты «Имя». «Буквально пару недель назад я вызвала по телефону такси и когда назвала свою фамилию, меня водитель спросил: «Вы та самая Ирина Халип?», – рассказала она. – Он меня знает, потому что читал газету «Имя». Прошло 10 лет, а газету помнят. Мне это говорит о том, что мы делали хорошее дело».

По словам Халип, сегодня независимых журналистов в Беларуси «очень мало, но тем ценнее все, что они делают». «В Беларуси многие ушли в государственную пропаганду, и их можно понять, – сказала она. – Когда человек говорит: «Моя газета закрыта, а у меня маленький ребенок. Что мне делать?», мне нечего ему ответить».

У самой Ирины – двухлетний сын, с которым она очень любит проводить время. В общении с ним она черпает вдохновение для своей работы. «Он еще не понимает, что происходит, – говорит Халип, – но когда я на него смотрю, я не хочу, чтобы мой мальчик вырос при диктатуре, чтобы его заставляли вступать в Белорусский союз молодежи, чтобы в свои 16 лет его задержали на 15 суток за участие в митинге. Я хочу, чтобы он был свободным человеком в свободной стране».

Многие из коллег Ирины покинули страну. «Люди предпочитают уезжать и находить работу в ныне свободной Украине и даже в России, которая по сравнению с Беларусью для кого-то может казаться относительно свободной, – сказала она. – Наличие там некоторых независимых изданий, особенно деловых газет, позволяет журналистам найти там свои ниши».

Халип была несколько удивлена, узнав от корреспондента «Голоса Америки», что в Индексе свободы прессы, представленном накануне организацией «Репортеры без границ», Беларусь опередила на два пункта Россию, заняв 151-е место. Журналистка объяснила это следующим образом: «Россия большая, там существуют федеральные территории, мэры, губернаторы и местные князьки, которые могут из своих соображений «мочить» местных журналистов. Но это может не быть частью государственной программы по уничтожению независимой прессы. Беларусь – страна маленькая, и если у нас давно нет независимой прессы, то и нарушать ее права государству уже не приходится».

Принимая награду, Халип заявила, что проводимая сегодня Западом в отношении Беларуси «прагматичная политика, определяемая маршрутами транзитных нефте- и газопроводов... перечеркивает усилия независимых журналистов, ведущих борьбу за свободу слова и прессы».

В интервью «Голосу Америки» она пояснила свою мысль: «Фактически сегодня оппозиция выдавливается из любых контактов с Западом. Раньше Лукашенко давали понять, что если он хочет говорить с Западом, ему нужно прислушиваться к оппозиции, которой отводилась роль посредника в этих контактах. Сейчас оппозиция оказалась никому не нужна. Сегодня ребята из западных фондов подсказывают оппозиции, что она должна поддержать Лукашенко, чтобы вместе противостоять Российской империи. Мол, они хотят нас поглотить, и давайте пойдем с флагами вместе с Александром Григорьевичем отстаивать белорусскую независимость. На кого-то такие аргументы действуют».

Сама она их отвергает. Во время митинга против объединения с Россией в 1997 году Халип попала под дубинки омоновцев, которые затем тащили ее за волосы. Отец журналистки, производивший на митинге документальные съемки, был избит до потери сознания. Муж Ирины – Андрей Санников – один из лидеров белорусской оппозиции, и это означает, что вся ее семья из-за своей политической деятельности подвергается опасности. Ирина Халип так определяет мужество: «Я уверена, что мужество – это состояние души, когда человек испытывает страх, но продолжает свою деятельность, потому что его мотивации сильнее». Страх, по ее словам, входит в привычку, как и все остальное. «Ты не перестаешь совсем бояться, – пояснила Халип. – Ты просто к этому чувству привыкаешь, и оно становится нормальным. Могу сказать, что я страх уже не замечаю».

Ирина Халип считает, что «журналист, живущий при тоталитарном режиме, не может быть объективным». «Объективность – это привилегия демократического общества, – говорит она. – Будучи однажды избитым, ты превращаешься в активиста, в борца».

С точки зрения журналистики в ее западном понимании – это спорная концепция, но Халип, как бы подчеркивая отсутствие грани между журналистикой и гражданским активизмом, охотно сообщает, что 16 октября этого года в Минске она была одним из организаторов несанкционированной акции солидарности с политзаключенными и исчезнувшими политиками, которая была разогнана ОМОНом.

Отвечая на вопрос Русской службы «Голоса Америки», Халип сказала, что в тоталитарном обществе «практически нет грани, потому что журналист не может оставаться только журналистом». «В том случае, когда свободной прессы нет, и вариантов докричаться до аудитории мало, – продолжила она, – нужно использовать все имеющиеся методы. Кроме всего прочего, нельзя забывать о тех, кто сидит в тюрьме. Если единственная возможность напомнить о них – это выйти на площадь, значит нужно ею воспользоваться. Если кто-то говорит, что журналист должен сидеть в кабинете за своим компьютером – это неправда. Я в это не верю».

Международный фонд женщин в СМИ был основан в 1990 году. Сегодня эта организация объединяет журналистов более чем 130 стран. Награда IWMF «За мужество в журналистике» присуждается женщинам-журналистам, рискующим своей жизнью и средствами к существованию. В 2002 году этой награды удостоилась российская журналистка, корреспондент «Новой газеты» Анна Политковская. В 2006 году она была убита в Москве за свою профессиональную деятельность.

XS
SM
MD
LG