Линки доступности

В мировом «Индексе восприятия коррупции» (2010 Corruption Perceptions Index), который ежегодно публикует неправительственная организация Transparency International, Россия показала крайне низкие результаты. По сравнению с рейтингом 2009 года ее позиции ухудшились: в этом году она получила 2,1 балла по десятибалльной шкале (в 2009 году – 2,2), и сместилась с 146-го на 154-е место из 178-ми возможных.

Елена Панфилова, генеральный директор Центра антикоррупционных исследований и инициатив «Трансперенси Интернэшнл – Р», которая принимала участие в работе над индексом, отмечает, что в последние годы рейтинг России колеблется незначительно: «Речь идет в пределах одной десятой балла, что показывает состояние коррупционной стагнации, в которой мы пребываем».

Методика рейтинга

Согласно докладу Transparency International, наивысший возможный рейтинг государства – 10 баллов (это означает, что коррупция практически незаметна), наименьший – ноль баллов (высококоррумпированое государство). При этом почти три четверти обследованных стран набрали не более пяти баллов, что означает, что мировая коррупция имеет ужасающие масштабы.

Георгий Дерлугян (Georgi Derluguian), профессор социологи Северо-Западного университета (Northwestern University) отмечает, что коррупцию замерять крайне сложно, и что рейтингам не следует доверять полностью: «По всем рейтингам Transparency International Исландия занимала первые места, – говорит он. – Пока мы не выяснили, какими там на самом деле были банки, как они контактировали с несколькими правящими семьями и с двумя политическими партиями, которые последние десятилетия правят страной. Этот пример демонстрирует, насколько несовершенен индекс».

Для справки: в рейтинге 2010 года Исландия набрала 8,5 балла и заняла 10-ю строчку, в 2009 году она получила 8,7 баллов и 8-е место в общем зачете.

Георгий Дерлугян обращает внимание на иной аспект проблемы: некоторые государства мира считаются коррумпированными, но при этом их экономика активно развивается: «Очевидно, что коррупция коррупции рознь. И возникает вопрос: при каких условиях коррумпированный доход вкладывается в производство, а не уходит в показное потребление?»

Воруют!

Коррупция традиционно считалась одной из наиболее болезненных проблем России. Писатель Виктор Шендерович сомневается в том, что взятки в России возможно искоренить. «Коррупция была и при царском режиме, и при коммунистах, и при Ельцине, но прежде она была в разы меньше, чем в путинское время. Это связано с тем, что в путинское время перестали работать механизмы контроля…», – отмечает он.

Однако, по словам Шендеровича, вопрос заключается в том, каковы размеры взяток и степень привычности коррупционного процесса. «Даже в Дании можно найти взяточника, другое дело, что там этот процесс чрезвычайно затруднен в силу общественных условий, – объясняет он. – В России чрезвычайно трудно жить, не давая взяток. Без взятки ничего не происходит. Без взятки нельзя ни родить ребенка, ни похоронить старого человека. Коррупция – это естественный фон России. В этом смысле стоит говорить не об искоренении коррупции, а об уменьшении ее в разы».

Схожее мнение высказывают и иные эксперты. Андерс Ослунд (Anders Aslund), старший научный сотрудник Института международной экономики им. Петерсона (Peterson Institute for International Economics), говорит: «Путинский режим – это сплошная коррупция. До тех пор, пока этот режим существует, коррупция будет не только сохраняться, но и увеличиваться в масштабах».

Ему вторит Роберт Орттунг (Robert Orttung), президент исследовательского центра Resource Security Institute: «Меня мало удивило место России в этом рейтинге. Это означает, что власти слишком много говорят о борьбе с коррупцией, но слишком мало делают».

Что делать?

Елена Панфилова отмечает, что президент России Дмитрий Медведев и генпрокурор Юрий Чайка жалуются на отсутствие прогресса в деле борьбы с коррупцией: «Они тоже осознают, что есть некая стагнация и некий саботаж антикоррупционных реформ».

«Место России в этом рейтинге характеризует не столько уровень коррупции, сколько не очень успешное противостояние коррупции. Рейтинг несколько ухудшился, потому что общественность и предприниматели на себе не ощущают позитивных изменений, связанных с реализацией антикоррупционных программ. С одной стороны, мы видим, что принимаются очень правильные и нужные законы и указы. Но сами по себе эти законы с коррупцией не борются. Очень важно качество, избирательность и постоянство правоприменительной практики», – говорит Панфилова.

По ее словам, в последнее время заметна активизация усилий властей по борьбе с низовой коррупцией («мелких взяточников стали ловить чуть более активно»). Однако, подчеркивает Елена Панфилова, «граждане видят и большую коррупцию – например, значительное несоответствие между налоговыми декларациями госслужащих и реальным положением вещей».

Роберт Орттунг считает, что изменить ситуацию в России будет крайне сложно, поскольку коррупция стала составной частью системы. «Прогресса можно добиться только в том случае, если в России изменится политическая система, что крайне маловероятно. Попытки исправить ситуацию без предоставления полной свободы СМИ и свободных выборов не дадут особых результатов», – резюмирует он.

Чтобы победить коррупцию в России, по мнению Ослунда, следует «"вывести" Путина из страны. С коррупцией всегда следует бороться по принципу “сверху вниз”».

Философия коррупции

Георгий Дерлугян предлагает оценить ситуацию с философской точки зрения: «Коррупция – это трение в машине, а государство и является машиной. Но это не означает, что с трением не надо бороться. В этом и заключается огромная проблема любого государственного управления в любой стране мира. Коррупция – это очень большая проблема, поскольку – хотим мы этого или не хотим – очень многое зависит от государства».

В рейтинге Transparency International 2010 года США получили 7,1 балла, заняв 22-е место. Это означает, что ситуация в Соединенных Штатах ухудшилась по сравнению с 2009 годом (соответственно, 7,5 балла и 19-е место). Андерс Ослунд считает, что регресс обусловлен тем, что в США стало меньше прозрачности: «Прозрачность – это главное. Америка недостаточно прозрачна».

Наилучшая ситуация в 2010 году отмечена в Дании, Новой Зеландии и Сингапуре (набрали по 9,3 балла), наихудшая – в Сомали (1,1 балл, последнее – 178-е место), Бирме и Афганистане (по 1,4 балла).

Новости мира читайте здесь

XS
SM
MD
LG