Линки доступности

Демифологизация коррупции в России

  • Вадим Массальский

14 апреля президент РФ Дмитрий Медведев утвердил национальную стратегию и национальный план противодействия коррупции на 2010-2011 годы. Стратегия является программным документом и направлена, как отмечается в справке к президентскому указу, «на устранение конкретных причин коррупции». В свою очередь национальный антикоррупционный план обновляется каждые два года. Он предусматривает развитие нормативно-правовой базы по борьбе с коррупцией, обучение госслужащих, организацию работы кадровых служб и различных комиссий, проведение социологических исследований.

Государственно-правовое управление Кремля подчеркивает, что одна из главных задач антикоррупционной политики состоит в том, чтобы обеспечить коренной перелом в сознании россиян, сформировать в обществе атмосферу неприятия коррупции. Но насколько выполнима эта задача? Своими комментариями на этот счет с Русской службой «Голоса Америки» делятся известные российские эксперты.

Как отмечает депутат Госдумы от партии «Справедливая Россия», руководитель общественного антикоррупционного комитета Антон Беляков, уровень коррупции сегодня не растет потому, что он уже достиг того максимума, когда «коррупционная составляющая» проникла во все сферы, будь то правоохранительная система, органы власти, бизнес, медицина, образование…

Вот почему, по словам депутата, важно, что в указе президента Медведева разделяется вопрос многолетней стратегии и двухлетнего плана. «Сегодня все российское общество глубоко коррумпировано, – повторяет Антон Беляков, – если мы хотим переломить ситуацию, а не просто выполнить какую-то норму по «посадке» чиновников, то мы должны формировать общество, которое через 10-15 лет будет иметь четкие антикоррупционные социальные стандарты».

С таким подходом согласна руководитель российского центра «Трансперенси Интернэшнл» (Transparency International) Елена Панфилова. Вместе с тем, представительница некоммерческого сектора обращает внимание на то, что Кремль, готовя новые антикоррупционные документы, не посчитал нужным «посоветоваться с обществом», провести дополнительные социологические исследования, спросить у рядовых россиян, как они сами видят основные задачи и критерии оценки борьбы с коррупцией. Это, по словам Елены Панфиловой, является, возможно, главным недостатком президентских инициатив.

«Что-то придумывать, изобретать велосипед, как предлагают сейчас некоторые правозащитники, на мой взгляд, излишне, – продолжает свою мысль депутат Антон Беляков, – в мире уже давно обкатаны все эффективные механизмы борьбы с коррупцией». К их числу депутат относит контроль за расходами государственных чиновников. «Этот механизм может хоть завтра заработать и в России, – утверждает Антон Беляков. – Но тогда, боюсь, что весь западный сектор пригородов Москвы в одночасье опустеет, потому, как ни один из тысяч чиновников не сможет объяснить, откуда у него дом стоимостью в пять миллионов долларов и три автомобиля «Порше Кайан» во дворе…»

Антон Беляков разделяет последовательную осторожность, с которой подходит президент Медведев к противодействию коррупции. В противном случае, считает Беляков, страна может остаться вообще без профессионально подготовленных кадров, способных осуществлять текущее управление на всех уровнях. Депутат также обращает внимание на то, что нельзя уповать на «план по посадкам» чиновников, учитывая несовершенство отечественного судопроизводства. Сегодня, по словам Антона Белякова, в России и так судами выносится только 0,7 процента оправдательных приговоров, тогда как в странах Европы и в США эта цифра составляет до 40 процентов. «Кстати, во времена Сталина количество оправдательных приговоров было около 14 процентов. Другими словами – в 20 раз больше, чем в сегодняшней демократической России», – добавляет Антон Беляков.

Как бы там ни было, но председатель общественного антикоррупционного комитета Антон Беляков с оптимизмом смотрит на стратегическую перспективу борьбы с этим социальным злом в стране. «Я знаю немало людей в системе законодательной и исполнительной власти, в правоохранительных органах, которые разделяют мои взгляды, – заключает депутат российского парламента, – а потому, я считаю, что нынешняя антикоррупционная стратегия президента Дмитрия Медведева – это все-таки не попытка отложить вопрос в долгий ящик или успокоить общественное мнение. Это взвешенные, оправданные действия, которые получат поддержку и в обозримом будущем принесут успех».

Подобного оптимизма не разделяет президент Института проблем глобализации Михаил Делягин. По мнению этого аналитика, коррупция является «основой благосостояния правящего класса» и «основой государственного строя Российской Федерации», поэтому реально воевать с ней невозможно, так, по сути, это значит «воевать против самих себя». Как считает эксперт Делягин, сегодня тема борьбы с коррупцией используется в пропагандистских целях, например, для того, чтобы «отстроиться» президенту Медведеву от премьер-министра Путина.

«В документах, подписанных Дмитрием Медведевым, нет главных инструментов в борьбе с коррупцией, – анализирует доктор экономических наук Михаил Делягин. – Во-первых, нет освобождения взяткодателя от ответственности при сотрудничестве со следствием. Во-вторых, нет конфискации активов, в том числе добросовестно приобретенных активов, у членов организованных преступных группировок. В-третьих, нет принципа неотвратимости наказания для любого гражданина, даже если он оказывается «другом» высшего руководства страны».

Весьма скептически Михаил Делягин смотрит и на улучшение ситуации в борьбе с коррупцией, в случае прихода к власти «либеральной оппозиции», которую аналитик считает «не менее коррумпированной», чем нынешняя власть. По прогнозу экономиста Михаила Делягина, Россию ждет системный кризис и «утрата управляемости» всеми значимыми сферами общественной жизни, после чего произойдет «революция замов».

«Люди, которые награбили очень много, улетят в свои швейцарские замки, а люди, которые наворовали на «квартирку в Лондоне, останутся здесь, – моделирует будущий ход событий Михаил Делягин. – И этим «бывшим замам», чтобы сохранить власть в условиях системного кризиса, придется проявлять ответственность и защищать интересы общества, а не только свои личные».

В 2009-м году международная неправительственная организация «Трансперенси Интернэшнл» (Transpаrency International), измеряющая уровень коррупции в различных странах мира, поставила Россию по индексу восприятия коррупции на 146-е место в мире. А «рынок российской коррупции» эта же организация оценила примерно в 300 миллиардов долларов. С такой критической оценкой категорически не согласен член комитета по безопасности Госдумы РФ Сергей Абельцев. Он убежден, что у российского руководства без подсказок из-за рубежа «хватит политической воли и возможностей» самостоятельно справиться с коррупцией.

Депутат делает акцент на то, что эта неправительственная организация использует методику составления рейтинга без участия российских экспертов. «Этот рейтинг является субъективным, так как зависит от личного отношения экспертов к России», – настаивает Сергей Абельцев.

В январе 2010 года, напоминает депутат, на заседании совместной российско-американской рабочей группой по развитию институтов гражданского общества, действующей в рамках президентской комиссии Медведев – Обама, было достигнуто соглашение о сотрудничестве в мониторинге уровня коррупции в Российской Федерации и Соединенных Штатах. Это, по мнению доктора юридических наук Сергея Абельцева, позволит выработать «универсальный критерий оценки коррупции» с учетом опыта двух стран.

«Методика исследований нашей организации в различных странах действительно не предусматривает участия национальных экспертов, – признает руководитель центра «Трансперенси Интернэшнл» в России Елена Панфилова. – Однако, я думаю, что это не совсем конструктивно, когда люди обижаются на 146-е место своей страны в рейтинге, но совершенно не расстраиваются от того, до какой степени коррупция захлестнула Россию».

Елена Панфилова приводит «вопиющие факты», озвученные уже самим российским руководством. Например, что средняя взятка в стране выросла за год в три раза, а средняя взятка в бизнесе достигает уже 1 миллион 800 тысяч рублей. Вместе с тем, Елена Панфилова разделяет главные идеи новой антикоррупционной стратегии и национального антикоррупционного плана и считает, что озвученные в этих документах цели могут быть достигнуты. «Одна из главных наших задач – демифологизация коррупции в России, как неизбежного зла, как якобы национальной кармы, – утверждает руководитель российского отделения «Трансперенси Интернэшнл» Елена Панфилова. – И если многие другие страны смогли добиться значительных успехов в снижении коррупции, то я не вижу оснований, чтобы этого не смогла бы достичь и наша страна».

Читайте также:

Почему коррупция в России продолжает расти | Россия | Русская ...

-

Российские борцы с коррупцией – ее потенциальные жертвы | Новости ...

-


  • 16x9 Image

    Вадим Массальский

    журналист, блогер, специализируется на теме американо-российских отношений

    Твиттер: @V_Massalskiy                                           Facebook: Vadim.Massalskiy

XS
SM
MD
LG