Линки доступности

Ядерный саммит и конфликт с Россией


В Вашингтоне на минувшей неделе прошел Саммит по ядерной безопасности. Каковой проигнорировала одна из главных ядерных держав – Россия. В Кремле сослались на «дефицит взаимодействия». Политолог Ариэль Коэн разбирает «Контекст» ядерных противоречий между мировыми игроками

В Вашингтоне на днях прошел Саммит по ядерной безопасности. Эта встреча, как и предыдущие три, результат усердий администрации Барака Обамы.

Очевидно, что в последний год второго президентского срока, значимость подобных встреч гораздо ниже, чем ранее. Отчасти этим объясняется отказ Москвы от участия в саммите, обозначенный еще в октябре прошлого года. Кремль однозначно дал понять, что мероприятие себя исчерпало и, более того, служит интересам лишь США, а не России. К тому же существуют глубокие разногласия между Обамой и Путиным. Последний видит в ядерном оружии гарантию суверенитета и с опаской относится к многосторонним усилиям ограничить право стран на производство сил ядерного сдерживания.

Другой вопрос, что происходит, когда северо-корейский диктатор, пакистанские генералы, а в будущем, возможно, и иранские муллы, контролируют такое оружье.

Но очевидно, что без участия России – страны, обладающей крупнейшим в мире ядерным арсеналом, саммит ощутимо потерял. Как, впрочем, и сама Россия.

Таким образом, по политическому наследию Обамы-миротворца был нанесен очередной удар, который явно не поспособствует укреплению имиджа американского президента.

Отказ Москвы от участия, однако, был не единственным негативным для саммита фактором. Положение в мире в целом противоречило установкам, сделанным двумя годами ранее, и повторенным сейчас.

Так, Северная Корея многократно усилила свой ядерный потенциал – теперь у страны-изгоя в наличии есть не только ядерные боезаряды, но и более или менее надежные средства их доставки. И если для континентальных США удар со стороны Пхеньяна пока является гипотетическим, то ближайшие союзники Америки в регионе, Япония и Южная Корея, находятся под прямой угрозой.

Кстати, Дональд Трамп во время саммита предложил неслыханную ересь – разрешить Японии и Южной Корее обзавестись собственным ядерным потенциалом. Обама резко ответил Трампу, указав, что тот не знает многого о внешней политике, о ядерном оружии, о Корее, и о мире вообще. С этим трудно спорить, хотя изоляционизм был характерен для США многие десятилетия до Второй мировой войны, особенно для республиканцев.

Говоря о вопросах безопасности в Азии, нельзя обойти вниманием Китай, который активно наращивает свое военное присутствие в регионе. И хотя, по уверениям китайских СМИ, «переговоры между Обамой и Си Цзиньпином прошли успешно», вопрос активности Пекина в Южно-Китайском море так и не был решен. Очевидно, что администрация Обамы не готова рисковать оставшимся политическим весом ради конфронтации с Китаем.

С Японией тоже не все ясно. США недовольны, что она будет производить 8 кг плутония в год на своих ядерных станциях. По крайней, мере, часть его уже эвакуирована.

Обама также объявил о успехе ядерной сделки с Ираном. Но и тут не все так просто. Недавние испытания ракет-носителей с надписью «Израиль должен быть стерт с лица земли» и поддержка террористической организации Хезбалла говорят сами за себя.

В чем консенсус был в той или иной степени достигнут – так это в вопросе угрозы ядерного терроризма. В свете недавних атак в Бельгии, Турции и Пакистане, нельзя отрицать стремление террористов нанести как можно больший ущерб Европе, Америке и другим странам, включая Россию. Ядерное оружье или «грязная бомба» была бы идеальным средством для этого.

Именно в связи с вопросом ядерного терроризма была поднята тема обеспечения безопасности в ядерной сфере – как военной, так и гражданской. Последствия террористической атаки на атомную электростанцию могут быть не лучше взрыва «грязной бомбы».

Все участники саммита согласились, что охрану ядерных материалов и технологий нужно обеспечивать лучше. Правда стоит помнить, что такие заявления делались уже давно.

Вполне возможно, что прошедший ядерный саммит стал последним. Он создавался по инициативе Обамы, и может последовать за своим создателем после окончания его срока. Пришедший на смену Обаме президент может как частично разделять его взгляды на международную безопасность, в случае с Хиллари Клинтон, так и находится в жесткой оппозиции к ним, если говорить, например, о том же Трампе.

  • 16x9 Image

    Ариэль Коэн

    Директор-основатель Центра энергии, природных ресурсов и геополитики (CENRG) Института анализа глобальной безопасности, и Директор International Market Analysis – компании, занимающейся развитием бизнеса и политическими рисками в области энергии и природных ресурсов. Ариэл Kоэн учился в Гарвардском университете и получил степень магистра и докторат во Флетчерской школе дипломатии и права (Университет Тафтс).

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG