Линки доступности

«Коллективный Путин» и российская Фемида

  • Виктор Васильев

Владимир Путин и Дмитрий медведев

Владимир Путин и Дмитрий медведев

Меры Следственного комитета – реальный сдвиг или косметика?

Не слишком ли медленно разворачивается российская судебно-правовая система, которая должна, казалось бы, вплотную и очень активно заниматься вопросом нарушений на выборах в Госдуму?

По мнению политолога Дмитрия Орешкина, количество уголовных дел в связи с массовыми нарушениями на выборах в ГД «катастрофически мало». При этом он указал, что в статьях УК РФ 141-142 все четко прописано и за подобные преступления предусмотрено строгое наказание.

Реальная практика устроена так, что писаные законы проигрывают неписаным, считает политолог.

«Власть так устроена, что ей всегда тесно в своих собственных законах, – сказал Орешкин, комментируя по просьбе «Голоса Америки» ситуацию. – Главный закон, который ее устраивает – кто начальник, тот и прав. Руководитель избирательной комиссии отлично понимает: если он обеспечит правильный результат для начальника, тот его прикроет – и от закона, и от прокурора. А если будет действовать по закону, но начальника не удовлетворит, то тот его накажет, а способ легко найдет».

Напомним, что в субботу 21 января на официальном сайте Следственного комитета России (СКР) сообщалось, что по фактам нарушений в ходе выборов в Государственную Думу шестого созыва возбуждено 26 уголовных дел. Правда, в СКР отметили, что в ближайшее время количество возбужденных уголовных дел может возрасти, поскольку следователи не закончили проверки по десяткам обращений.

Как известно, недовольство граждан результатами и процессом декабрьских выборов вылилось в самые массовые выступления общественности в постсоветской России. Митинги на Болотной площади и проспекте Сахарова собирали по разным оценкам от 25 до 100 тысяч человек

Ранее Генпрокуратура РФ проинформировала, что всего выявлено около 3 тыс. нарушений избирательного законодательства, однако уголовные дела возбудили пока только по двум эпизодам.

«Нарушений не больше – настроение в стране изменилось»

Многие представители российской общественности сомневаются в эффективности и беспристрастной работе российской Фемиды. Телеведущий и один из идеологов протестных митингов Леонид Парфенов в интервью «Голосу Америки» сказал: «Решения наших судов, как правило, предсказуемы, и мы понимаем, почему кандидат юридических наук Медведев многократно сомневался в независимости российского правосудия».

Ссылаясь на своих знакомых, профессионально занимающихся выборным процессом, Парфенов утверждает, что фальсификаций, вбросов и приписок в декабре 2011 года было «не больше и не меньше, чем прежде».

«Просто настроение в стране изменилось, – констатирует Парфенов. – Надо сохранить в себе это настроение. Давайте дальше продолжать жить, имея в голове, что у нас не вполне легитимный парламент, и мы поощрительно относимся к тем кандидатам в президенты, которые говорят, что в случае победы досрочно распустят Госдуму и объявят новые выборы».

Такое настроение, по его убеждению, рано или поздно станет материальной силой – идеей, ведущей за собой массы.

Продюсер, бард и один из учредителей Лиги избирателей Георгий Васильев также полагает, что обращение в российские суды ничего не дает.

«Они (суды) все решают в пользу власти, это совершенно очевидно. Более того, суды не принимают к рассмотрению эти дела под самыми надуманными предлогами», – сказал он в разговоре с корреспондентом Русской службы «Голосу Америки».

На прошедшем в минувшую субботу митинге оппозиционных партий лидер КПРФ Геннадий Зюганов заявил, что коммунистами подготовлено около 1,5 тысяч исков по фактам нарушений на думских выборах.

«Из Интернета до сих пор присылают доказательства», – цитирует его Интерфакс.

«Меняют ли вождей на переправе?»

В последнее время руководители РФ заметно активизировали свои контакты с прессой. 21 января президент Дмитрий Медведев вслед за премьер-министром Владимиром Путиным встретился с главными редакторами ряда СМИ. Случайно ли это? Каковы сегодня настроения в российских властных структурах? Насколько предсказуемой и адекватной может быть политика Кремля?

Дмитрия Орешкина, по собственному признанию, давно интересует Путин как феномен коллективной власти.

«Так вот, “коллективный Путин” сейчас страдает шизофренией, – ставит он диагноз. – Одно его полушарие направлено на освоение (происходящего), другое – на говорение. Мы видим, что Путин расслаивается: Медведев предлагает одно, Путин – другое, Кудрин – третье, Володин – четвертое».

По его оценке, «коллективный Путин» хорошо умеет держать контроль над ситуацией.

«А вот ради чего, он объяснить вряд ли сможет», – заключил политолог.

В свою очередь, Георгий Васильев считает, что власть движется вспять.

«Она отступает, понемножечку, по пяди сдает свои позиции. Вопрос в том, насколько в итоге она согласна сдвинуться. Понятно, что каждый шаг назад расширяет плацдарм и возможности (оппозиции). В какой-то момент, наверное, произойдет упор», – обобщил он.

По его предположениями, есть два пути развития событий: либо власть потихонечку продолжит сдавать шаг за шагом свои позиции, либо произойдет «какой-то силовой вариант, которым всех пугают». Васильев не взялся строить далеко идущие прогнозы.

Как представляется Орешкину, власти слишком давно и понапрасну убеждают россиян, что те находятся на переправе, где лошадей не меняют:

«Это ощущение постоянного нахождения на переправе, в великом походе, во время которого нельзя менять вождя, – искусственно создающаяся реальность, которая не соответствует объективности. Мало кто верит, что США только тем и заняты, что вынашивают злобные замыслы против нас».

Соответственно, решая тактические задачи, они жертвуют стратегическими, подытожил политолог.

XS
SM
MD
LG