Линки доступности

На международном форуме РФ-США в Вашингтоне обсудили перспективы американо-российских отношений

Участники международного форума РФ-США, который состоялся на этой неделе в Вашингтоне в одном из зданий Сената, обсудили перспективы дальнейшего развития американо-российских отношений. Многие давали пессимистичные оценки нынешнему статусу отношений между двумя странами, однако напоминая при этом, что цена эскалации напряженности будет слишком высока, чтобы продолжать придерживаться нынешнего курса.

Сергей Кисляк: «Россию невозможно изолировать»

Посол РФ в США Сергей Кисляк заявил, что он был озабочен хрупкостью отношений задолго до нынешнего кризиса, вызванного событиями в Украине, хотя не назвал бы происходящее сегодня «холодной войной», поскольку речь не идет об идеологических разногласиях – как США, так и Россия являются странами с рыночной экономикой.

«Мы продолжаем работать по вопросам, которые являются самыми важными – Сирия, Иран, нераспространение ядерного оружия… Вне сомнений, мы переживаем сложный период, – сказал Кисляк. – Но этот форум видел и более сложные времена».

Кисляк отметил, что напряженность в отношениях между странами росла еще до кризиса в Украине: «На Россию оказывали давление в связи с Сирией, пытаясь вынудить нас изменить позицию, хотя позиция [Запада] лишь воодушевляла террористов. Мы видели “закон Магнитского”. История со Сноуденом была инициирована не нами. Потом последовало свержение режима в Украине – хотя речь не идет о проблеме между США и Россией, но о неспособности самопровозглашенного правительства прекратить воевать с собственным народом и начать с ним разговаривать».

Российский посол выразил разочарование попытками США изолировать Россию.

«Россию невозможно изолировать, – заявил он. – К тому же это подрывает доверие к США как к партнеру в долгосрочной перспективе. Число вопросов, по которым мы работаем вместе, намного больше, чем тех, где мы не находим общих позиций. Нам необходимо вернуться к взаимовыгодному сотрудничеству».

При этом Кисляк отметил, что отношения между странами «еще во многом незрелые», пояснив, что «огромные возможности» для сотрудничества в экономической сфере, появившиеся после окончания «холодной войны», не были использованы в полной мере.

«Даже на пике товарооборот не превышал 40 миллиардов долларов в год – это явно не ставит нас во главе приоритетов США. Мы не видим контактов между Конгрессом и Думой, между Сенатами. Диалог в юридической сфере исчез. Иногда мы забываем о том, что мы являемся ближайшим соседом США после Мексики и Канады», – резюмировал Сергей Кисляк.
Sergey Kisliak, Russian Ambassdor to US, with Mead Treadwell, Lieutenant Governor of Alaska

Sergey Kisliak, Russian Ambassdor to US, with Mead Treadwell, Lieutenant Governor of Alaska

На эти слова посла РФ в США отреагировал вице-губернатор Аляски Мид Тредвелл.

«Меня всегда спрашивают – можно ли действительно на Аляске увидеть Россию из окна? Я отвечаю, что, поскольку эта территория вся была Россией, мы все можем видеть Россию из нашего окна. В 2017 году мы будем отмечать 150-летие приобретения Аляски», – отметил он.

При этом политик выразил озабоченность тем фактом, что федеральное правительство игнорирует решимость России добиваться прогресса в освоении Арктики: «Я призываю американцев не забывать про Арктику и не дать России оказаться там одной. Это может стать серьезным вызовом завтрашнего дня. Нам нужно разрабатывать порты, ледоколы, укреплять сотрудничество».

Вице-губернатор напомнил участникам форума об апрельской речи президента Владимира Путина, в которой он заявил он необходимости добиться преимущества РФ и в области транспортировки грузов по северным морям, «чтобы судовым компаниям было выгодно и удобно ходить под российским флагом».

«Было ли это вызовом России в адрес США? – спросил вице-губернатор Аляски. – Мы еще даже не ратифицировали морскую границу между Россией и Аляской, хотя договоренность была достигнута почти 25 лет назад. Множество проблем, связанных с охраной окружающей среды, доступ наших ученых к российской территории, диспуты о прилове – россияне вообще не признают такого понятия – эти вопросы надо решать до того, как они становятся проблемами. Я обеспокоен тем, что США не знают, что мы соседи, и что нам был сделан вызов».

Американский историк Стивен Коэн выступил на форуме с резкой критикой в адрес США и тех, кто, по его мнению, пытается замолчать в Америке «мнение меньшинства» по поводу реальных виновников кризиса в Украине.

«Сегодняшний кризис – худшая и потенциально наиболее опасная конфронтация между США и Россией со времен Карибского кризиса, – заявил он. – Это – новая “холодная война”, и ее эпицентр – не в Берлине, а на границе России. Нас – оппонентов этой “холодной войны” – мало, мы фактически одиноки. Меня уже называли “полезным идиотом Путина” и так далее. Любой, кто призывает остановиться на минуту и посмотреть, как нынешняя ситуация выглядит с перспективы Кремля, больше не патриот».

«Но мы на самом деле являемся патриотами национальной безопасности США, – продолжил Коэн, – потому что понимаем тяжелые последствия этого кризиса, который будет стоить Вашингтону потери самого необходимого партнера в жизненно важных сферах. Ни один лидер не может помочь нам больше Путина. При этом факты остаются фактами: каждый американский президент, начиная с Билла Клинтона, относился к России как к стране более низкого сорта. Украина является раздробленной страной, страдающей от социальных, политических, экономических разрывов. Кризис вызван не агрессией Путина, а “бархатной агрессией” США и НАТО, подталкивающей Украину в сторону Запада и НАТО. Аннексия Крыма была вызвана переворотом, а не Путиным. Путин быстро реагирует на события, но он не был их катализатором – им были мы».
Prof. Stephen Cohen

Prof. Stephen Cohen

По мнению профессора Коэна, худшим сценарием кризиса станет эскалация напряженности до гражданской войны, которая будет означать фактически войну между США и Россией: «Мы подошли к этому достаточно близко в Грузии. Другой вариант – разделение Украины на два государства, которые будут существовать в состоянии холодной войны – или холодного мира. Еще один вариант – Украина через переговорный процесс проходит процесс федерализации и регионы получают достаточно автономии. Для этого, вероятно, потребуется провести референдум. При этом ни при каких обстоятельствах ни Украина, ни Грузия, ни прочие бывшие республики СССР не должны в обозримом будущем становиться членами НАТО. Это вызовет цепную реакцию».

Коэн считает, что Киев должен немедленно остановить военную операцию, и ответственность за этот шаг лежит на администрации США, так как в противном случае Америка поддерживает нарушения прав человека украинскими силовиками.

С тем, что речь идет о новой «холодной войне», согласился также профессор Роберт Легволд из Колумбийского университета.

«А результатом новой “холодной войны” может стать огромный вред, нанесенный внешней политике США и России, – сказал он, – а также многим другим аспектам международных отношений – начиная с мониторинга и регулирования гонок вооружений, как ядерных, так и конвенциональных, – и заканчивая нераспространением оружия массового поражения и урегулированием региональных кризисов. К примеру, если снова взорвется конфликт в Нагорном Карабахе, США и Россия не будут сотрудничать по вопросу его урегулирования, скорее, они будут рассматривать друг друга как недругов и потенциальный источник проблем. Напряженная обстановка сложилась также в Приднестровье, в Молдове. И это будет отражаться на других проблематичных точках на Ближнем Востоке».

Один из участников конференции, политолог Николай Злобин, заявил «Голосу Америки», что речь идет не о «холодной войне», а о совершенно новом феномене передела сфер влияния, по поводу которого интеллектуальное сообщество пребывает в полнейшей растерянности.

Майкл Стопфорд, бывший заместитель помощника генерального секретаря НАТО по стратегическим коммуникациям, считает, что нельзя «позволить конкретным проблемам, с которыми мы столкнулись сейчас, довлеть над необходимостью диалога в долгосрочной перспективе и сотрудничества по более важным вопросам».

Стопфорд напомнил, что российская теннисистка Мария Шарапова, которая с 7 лет жила во Флориде, – лишь один частный пример многочисленных позитивных связей между США и Россией. Он отметил инвестиции в Россию нефтегазовой компании «ЭксонМобил», сотрудничество автомобильных производителей «Форд» и «Дженерал моторс», «Ситибанка» и «Кока-колы».

«Однако многообещающее сотрудничество в сфере освоения космоса было заморожено, – сказал Стопфорд. – Меня позабавила картинка, появившаяся в Твиттере Дмитрия Рогозина о том, что американских астронавтов придется теперь отправлять в космос с помощью батута. Но сотрудничество в этой сфере реально было очень эффективным – а теперь оно под сомнением. Также заморожен проект “СТАНДЭКС” по дистанционному обнаружению взрывчатых веществ в режиме реального времени в общественных местах, к примеру, на вокзалах, при помощи разных датчиков. Эта технология была разработана санкт-петербургским институтом».

Эксперт убежден, что перед США стоят более срочные вызовы, нежели новая «холодная война»: «Мне лично кажется, что некоторых откатов назад в Афганистане можно было избежать путем более активного диалога с россиянами. С нашей стороны было наивным полагать, что Россия после смены власти в Украине смирится со статус-кво. Мы могли ожидать чего-то вроде Крыма. Я не верю в то, что наши отношения с Россией являются игрой с нулевым результатом».

Вторая часть форума была посвящена телемосту между Москвой и Вашингтоном, который транслировался в Вашингтоне в Национальном пресс-клубе.

Глава партии «Справедливая Россия» Сергей Миронов заявил, что «Крым был, остается и будет русским».

«Те, кто утверждает обратное, совершают большую ошибку, – подчеркнул он. – Переговорам нет альтернативы. То, что в Киеве атакуют собственный народ в нарушение всех конвенций, это очень печально. Россия сегодня защищает свои интересы, защищает славянский мир, защищает мирных граждан против этих атак. Я совершенно убежден, что те, кто думает, что мир однополярен, тоже ошибаются. Мир многополярен, и проблемы невозможно решить без участия России – от изменений климата до терроризма».

Бывший премьер-министр России Сергей Степашин призвал к интенсивному непосредственному диалогу между странами – «говорить, задавать эти болезненные вопросы», а не черпать информацию из идеологизированных источников и СМИ, которые «бывают тенденциозными».

Степашин напомнил, что руководство США смогло разговаривать и договариваться во многих ситуациях – от времен правления Сталина до кризиса в Югославии: «Россия ни тогда, ни сейчас не могла согласиться с бомбардировкой НАТО одной из стран Центральной Европы, и все же мы слышали друг друга и смогли приостановить дальнейшую эскалацию военных событий. И вы знаете, обошлись как-то без санкций».

«Вообще санкции – это какая-то средневековая традиция, – заметил Степашин. – И давайте как-то попытаемся сами договариваться с нашими партнерами по Западной Европе по наиболее острым и сложным вопросам. Меня чрезвычайно смутило выступление в Вест-Поинте вашего президента. Никто и никогда, даже Гарри Трумэн, не говорил о том, что США сегодня будут делать то, что они считают нужным в мире, в том числе с точки зрения применения военной силы».

Владимир Лукин, бывший посол РФ в США, признал, что «состояние российско-американских интересов – печальное и становится еще печальнее». Он призвал в первую очередь добиться прекращения огня в Украине.

«Вести серьезные разговоры о более широких вопросах в условиях, когда идет острый конфликт, невозможно, – сказал Лукин, добавив, что он видит признаки «холодной войны» в американо-российских отношениях, включая идеологический окрас комментариев публичных фигур. – Я наблюдаю за высказываниями людей, работающих в важных сферах американского политического истеблишмента, и удивляюсь тому, как по сравнению даже с моими временами в Америке повысился уровень идеологизации и понизился уровень профессионализма».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG