Линки доступности

Профессор Стивен Коэн: «Мы находимся в двух шагах от новой холодной войны»


Профессор Стивен Коэн
Photo by Oleg Sulkin

Профессор Стивен Коэн Photo by Oleg Sulkin

Видный американский историк объясняет причины своего неприятия «закона Магнитского»

Профессор Нью-Йоркского университета, историк Стивен Коэн более сорока лет посвятил изучению России и Советского Союза. Автор нескольких книг, в том числе фундаментального труда о Николае Бухарине. Работал на телеканале CBS, пишет статьи в ведущие газеты и журналы США. Профессор Стивен Коэн по телефону ответил на вопросы корреспондента «Голоса Америки» Олега Сулькина.

Олег Сулькин: Как вы относитесь к «закону Магнитского»?

Стивен Коэн: Я его противник. И вот почему. Мы находимся в двух шагах от новой «холодной войны». Первый шаг – принятие «закона Магнитского». Второй – развертывание системы противоракетной обороны США у самих границ России.

Что такое «закон Магнитского»? Америка, облачившись в судейскую мантию, вознамерилась решать, что хорошо и что плохо внутри России. Юридических оснований – никаких, все определяет идеология.

Америка считает себя вправе диктовать волю России и учить ее гражданским свободам. Хотя, поверьте мне, получить разрешение на проведение уличной манифестации в Чикаго сложней, чем в Москве. Согласно Конституции США, Конгресс имеет веское слово во внешней политике. Но оно не звучало со времен войны во Вьетнаме. На Капитолии просто штампуют решения администрации. Хотите воевать в Ираке? Пожалуйста. Хотите начать войну в Афганистане? Добро! Фактически Конгресс перестал инициировать внешнеполитические акции.

И вот из-за того, что президент Обама всячески тормозил «закон Магнитского», ряд законодателей в обеих палатах Конгресса взяли инициативу на себя, чтобы поставить Белый дом перед фактом. И теперь конгрессмены намерены выявлять в России «плохих ребят» и наказывать их. Чистое безумие, напоминающее агрессивное поведение компании сильно выпившей шпаны. Месть, возведенная в ранг правосудия.

О.С.: Но разве Конгресс не намерен серьезно анализировать все предложения по включению конкретных лиц в «список Магнитского»?

С.К.: Сильно сомневаюсь. Смотрите, разрешения на въезд в США выдает Госдепартамент, вся визовая политика в его руках. В юрисдикции Госдепа – составление «черных списков» лиц, которым запрещен въезд в США. Обычно основанием служит криминальное прошлое, причем далеко не всегда проверенные факты, но часто только подозрения. Эта практика касается не только России, но и всех остальных стран мира.

В Госдепе есть отдел по организованной преступности, работают штатные и привлеченные эксперты. Не всегда эта практика эффективна, но она работает. Как то же самое собираются делать законодатели? Насколько они компетентны?

Большинство конгрессменов – провинциалы, никогда не выезжали за границу, у многих из них вообще нет паспортов (в США паспорт необходим только для выезда за границу, в качестве внутреннего удостоверения личности обычно используются водительские права. – О.С.). О международных делах имеют самое смутное представление, про Россию знают только, что Путин - плохой парень.

О.С.: Насколько легитимен «закон Магнитского»?

С.К.: О какой легитимности можно говорить, если предполагается наказывать детей и других близких родственников фигурантов списка? Скажем, вы олигарх-коррупционер, а ваш сын, допустим, работает программистом в Кремниевой долине. Так что, вашего сына депортируют из Америки, а его банковские счета заморозят? Это что, похоже на правосудие?

Насколько я помню, никогда прежде Конгресс не принимал таких законов. Санкции против стран-изгоев принимает Госдепартамент, а не Конгресс. Не исключаю, что принятие законодательным, а не исполнительным органом «закона Магнитского» нарушает принцип разделения власти.

О.С.: Что вы думаете о только что отмененной поправке Джексона-Вэника? Она ведь существовала очень долго, с 1974 года, но, похоже, в последнее время не сильно влияла на отношения Америки и России.

С.К.: Уж лучше бы ее сохранили... Поправка, хотя и имела силу федерального закона, была безобидной. Белый дом имел право каждый год ее замораживать. Что президенты и делали на протяжении последних двадцати лет. «Закон Магнитского» не по зубам президенту. Его придется исполнять.

О.С.: Как, по-вашему, будет это происходить?

С.К.: Вокруг «закона Магнитского» пышным цветом расцветут лоббистские группы и всевозможные интриги. Одна из самых очевидных лоббистских структур – группа Михаила Ходорковского. У имеющего хорошие связи в США Бориса Немцова, уверен, уже есть список лиц, который он предложит Конгрессу.

Эти группы будут водить хороводы вокруг ключевых законодателей, нашептывая им в ушко, кого из «плохих русских» следует наказать. Олигархические кланы, элитные междусобойчики будут использовать лоббирование для сведения счетов и подставы конкурентов, для отъема собственности, которым конкурент владеет на территории США. Достаточно иметь влиятельное ушко для нашептывания, и позиции конкурента могут серьезно пошатнуться.

О.С.: Но ведь нужно представить доказательства криминала, коррупции, нарушений прав человека?

С.К.: Какие доказательства?! Это же чисто политический билль! Вы же прожили в США достаточно долго, чтобы понять: в отношении России всем здесь правит идеология, а именно стереотипы холодной войны. Вы что думаете, конгрессмены поедут в Россию и будут изучать, есть ли основания для включения того или иного чиновника в «список Магнитского»?

Нет, конечно. Роль экспертов сыграет, допустим, Freedom House (правозащитная организация, существующая на гранты правительства США. – О.С.). У меня на памяти есть только одна организация, которая в похожей ситуации очень достойно делала такую работу. Это департамент по расследованию военных преступлений при министерстве юстиции США.

Там работали опытные юристы, которые искали нацистских преступников, и находя их, доводили дело до суда. Каждое дело тщательно готовилось годами, они ездили за доказательствами в Германию, Польшу, другие страны. Здесь близко ничего такого не будет. А если вас кто-то будет убеждать в обратном, что ж, хотите верить сказкам – верьте.

О.С.: Можете дать прогноз, как будет эволюционировать «закон Магнитского»?

С.К.: Неизбежно выйдет из-под контроля. Права человека можно трактовать очень широко. Не так давно Михаил Прохоров предложил узаконить возможность увеличения рабочей недели до 60 часов.

В ООН подобные инициативы квалифицируются как грубейшие нарушения прав трудящихся. Так что же, есть основания и Прохорова дописать в этот лист? Но главное – закон может трагически осложнить достижение компромисса по противоракетной обороне.

Вполне вероятно, что заступивший на второй срок Обама согласится на приемлемый для России вариант ПРО. Но его злейшие оппоненты в Капитолии могут подложить роковую мину. Как, Обама договаривается с Путиным?! А разве Путин не есть главный нарушитель прав человека в России? Включить его в список Магнитского! Сие вряд ли осуществимо, но самим скандальным шумом можно подорвать любые дипломатические усилия.

О.С.: Возможна ли отмена закона?

С.К.: Конгрессмены – народ самолюбивый и гордый. Способны ли они признать, что коллективно допустили ошибку, приняв этот закон? Нет. Так что он, боюсь, навсегда. Его будут пытаться использовать все антироссийские силы в Америке.

Его будет пытаться использовать оппозиция в России. Он станет камнем преткновения на пути налаживания сотрудничества с Россией по важнейшим проблемам - борьба с международным терроризмом, наркотрафиком, торговлей людьми. Я предвижу сворачивание сотрудничества США и России по всем важнейшим направлениям. Куда все движется?

Думаю, Россия просто махнет рукой на Америку. Ей фактически нужно от США только одно – гарантии ядерной безопасности. А во всем остальном она уже давно проводит независимую внешнюю политику, укрепляя связи с Европой и Азией. Мы жили врозь долгие годы холодной войны. Теперь «закон Магнитского» разведет нас еще дальше.

Смотрите также записанные в разное время интервью Владимира Кара-Мурзы-мл. и Билла Браудера об инициативе и необходимости принятия «закона Магнитского»

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG