Линки доступности

Таджикистан под ударом


Архив: деревня Номиткон к востоку от Душанбе. В августе 2010 года правоохранительные органы Таджикистана вступили здесь в бой с вооруженными исламистами.

Архив: деревня Номиткон к востоку от Душанбе. В августе 2010 года правоохранительные органы Таджикистана вступили здесь в бой с вооруженными исламистами.

Американские дипломаты, НАТО и штаб Центрального командования США, отвечающий за планирование операций и управление американскими войсками в случае военных действий в регионах Среднего Востока, Восточной Африки и Центральной Азии (CENTCOM) с беспокойством следят за развитием событий в Таджикистане. И не они одни: ситуация на афганско-таджикской границе оказалась в центре внимания на встрече глав спецслужб стран СНГ 9 ноября в Душанбе, где обсуждались вопросы взаимодействия на постсоветском пространстве.

Официальный Душанбе утверждает, что самостоятельно справляется с охраной своих границ. Как заявил председатель Государственного комитета Таджикистана по вопросам национальной безопасности Саймумин Ятимов, повстанцы в неспокойном регионе Раштской долины были разбиты, и только небольшому их числу удалось избежать задержания.

Ариэль Коэн

Ариэль Коэн

Вооруженные силы Таджикистана начали военные действия по зачистке Раштской долины после событий сентября 2010 года. Тогда 25 заключенных бежали из тюрьмы в Душанбе, убив пятерых охранников. В числе беглецов были члены радикальной группировки Исламского движения Узбекистана, которое имеет тесные связи с Аль-Кайдой.

Позже двое полицейских были убиты и 28 человек получили ранения во время первого в Таджикистане самоподрыва террориста-самоубийцы. А в конце сентября в засаду боевиков попал военный конвой, в результате чего, по официальным данным, погибло 28 солдат. Это был самый тяжелый удар для страны с момента окончания гражданской войны в 1997 году.

Несмотря на бодрые рапорты властей об успешном окончании операции, по данным частного исследовательского центра STRATFOR, число погибших и раненых в ходе зачистки приближается к нескольким сотням. Удаленность региона и деликатный характер операций по обеспечению безопасности сделали такие доклады трудно проверяемыми.

Будущее Раштской долины и всего Таджикистана вызывает большую озабоченность, в первую очередь из-за наличия тысячекилометровой границы с Афганистаном.
Афганские талибы могут свободно просачиваться через плохо охраняемую границу в Таджикистан.

Кроме того, через Таджикистан пролегают маршруты транзита афганских наркотиков, через афгано-таджикскую границу ежегодно перебрасывается, по меньшей мере, 100 тонн героина в год. С уходом американцев из Афганистана ситуация только усугубится. Все это может привести к дестабилизации региона, еще и потому, что радикальный ислам в последнее время ощутимо подтачивает основы таджикского государства.

До настоящего времени Таджикистану удавалось избегать религиозного фундаментализма, несмотря на то, что социальные предпосылки к этому есть. Но в последнее время ситуация стала просто угрожающей. В стране высокий уровень бедности, безработицы, отсутствие свобод, глубокий географический раскол и множество региональных политических и религиозных фракций, которые власти просто не в состоянии контролировать.

Растущие протестные настроения в стране играют на руку исламской оппозиции. Нестабильность в Таджикистане усиливается и из-за активности влиятельных группировок, в основном радикального исламистского толка, таких как Исламское движение Узбекистана (ИДУ). Как и в Афганистане, в Таджикистане появляется адская гремучая смесь из наркотиков и радикального, вооружённого исламизма.

С начала года открылись сотни новых мечетей и религиозных школ, все чаще молодые таджички покрывают голову согласно мусульманским обычаям, а молодые люди отращивают бороды.

Укрепление радикальных исламистов в Таджикистане угрожает и другим странам региона, так как ИДУ и другие группировки могут, в конечном итоге, расширить влияние за пределами Раштской долины, распространив влияние и на Ферганскую долину. Правительство Узбекистана пока справляется с этой проблемой, контролируя свою часть Ферганской долины, которую делит с Кыргызстаном и Таджикистаном. Но силы безопасности Таджикистана не столь эффективны, как, впрочем, и ослабленный революцией и этническими распрями Кыргызстан.

Возможно, что для обеспечения безопасности региона у центральноазиатских стран просто не останется скоро другого выхода, как обратится за помощью к государствам, которые имеют определенное влияние в регионе - к США и России. Сотрудничество Вашингтона и Москвы может помочь предотвратить распространение радикального ислама и терроризма в важном для обеих стран регионе. У США, кстати, есть успешный опыт действий в Центральной Азии. В 2001 году, именно при содействии США правительства стран региона пресекли деятельность ИДУ.

России в одиночку будет трудно оказывать помощь своим партнёрам по ОДКБ. Если США не примут участия в разрешении этих проблем, то на помощь придется звать китайских товарищей из ШОС. А для них Средняя Азия – ближнее зарубежье, куда инвестировать десятки миллиардов долларов. Так что серьезный выбор предстоит всем: руководству центральноазиатских государств, России и США.

Ариэль Коэн – ведущий эксперт Фонда «Наследие» по вопросам России, Евразии, и международной энергетической политики

  • 16x9 Image

    Ариэль Коэн

    Директор-основатель Центра энергии, природных ресурсов и геополитики (CENRG) Института анализа глобальной безопасности, и Директор International Market Analysis – компании, занимающейся развитием бизнеса и политическими рисками в области энергии и природных ресурсов. Ариэл Kоэн учился в Гарвардском университете и получил степень магистра и докторат во Флетчерской школе дипломатии и права (Университет Тафтс).

XS
SM
MD
LG