Линки доступности

Кто стоит за стамбульским терактом: оценки аналитиков

«У терроризма нет ни национальности, ни религии, – сказал корреспонденту Русской службы «Голоса Америки» колумнист турецкой газеты Hurriyet Daily News Юсуф Канли (Yusuf Kanli). – Терроризм – глобальное зло. И я не думаю, что в этом контексте следует указывать на те или иные страны или регионы».

Другие, однако, указывают – с растущей определенностью.«Трое подозреваемых террористов-смертников, принадлежащих к «Исламскому государству» и убивших на этой неделе 44 человека… в главном аэропорту Стамбула, – … граждане России, Узбекистана и Кыргызстана», – сообщает агентство Reuters со ссылкой на турецких официальных лиц.

Газета «Ени Сафак» (Yeni Safak) уточняет: россиянин – уроженец Дагестана. Газета «Хюрриет» (Hurriet) называет имя: Осман Вадинов.И сообщает, что прибыл он из Ракки – «столицы» ИГИЛ на сирийской территории.

Почему так велик интерес к тому, откуда пришла беда, удивляться не приходится: аэропорт имени Ататюрка – один из самых загруженных в мире, напоминает Reuters. А напомнив – подчеркивает: удар нанесен по самому перекрестку дорог, ведущих из Европы в Азию и обратно. Министр внутренних дел Турции Эфкан Ала, выступая перед турецкими парламентариями, сообщил красноречивую деталь: из сорока с лишним убитых в ходе теракта девятнадцать – иностранцы.

«Возникает соблазн сделать вывод, что причастность к взрывам в стамбульском аэропорту граждан России и других постсоветских государств (надо полагать – радикалов-исламистов), возможно, обусловлена возмущением в связи с недавним потеплением в российско-турецких отношениях», – так прокомментировал случившееся Марк Катц (Mark Katz) – профессор политологии из Университета Джорджа Мэйсона (George Mason University). «Правда, – признает Катц, – план теракта наверняка начал разрабатываться до того, как это потепление началось».

Последнее обстоятельство делает всю гипотезу малоубедительной, считает Юсуф Канли. «Россия и Турция, – поясняет он, – пытаются разрешить проблемы в двусторонних отношениях – проблемы, наносящие ущерб не только Турции, но и России. Но до недавнего времени ничто не указывало на то, что усилия президента Казахстана и некоторых других посредников приведут к столь быстрым результатам. Конечно, говорить о том, что проблемы разрешены, рано.Но как бы то ни было, могли ли террористы знать обо всем этом заранее?»

Немаловажно и другое: происхождение подозреваемых – далеко не единственный фактор, существенный для понимания случившегося. Профессор истории ислама из Массачусетского университета (Дартмут) Брайан Глин Уильямс (Brian Glyn Williams) напоминает в этой связи о нестареющей традиции мифотворчества, мешающей непредвзятому анализу фактов. «Один из величайших мифов, возникших в ходе борьбы с терроризмом, – это шум вокруг так называемых чеченских супертеррористов, якобы работающих в глобальном масштабе, причем – именно на «Аль-Кайду». Эти мифические чеченцы якобы стояли за терактами, что называется, на всей планете и даже находились во главе отрядов Талибана в 2001 году… Но это не что иное, как миф, и когда я проводил полевое исследование в Афганистане (работая над книгой «Чеченский ад. Чеченские войны России, миф об «Аль-Кайде» и взрывы на Бостонском марафоне» (Inferno in Chechnya. The Russian Chechen Wars, the Al Qaeda Myth and the Boston Marathon Bombing), я не нашел никаких свидетельств присутствия в Афганистане чеченцев.И вот, наконец, появилось свидетельство чеченского участия в преступлении, совершенном «Исламским государством» – ответвлением «Аль-Кайды». Это, несомненно, вписывается в давно существующее представление о чеченцах как о приспешниках «Аль-Кайды» и глобального терроризма – представлении, имеющем мало общего с действительностью».

«Надо ясно сказать, – уточняет Уильямс, – что после 11 сентября, когда Америка начала войну с терроризмом, российские власти приложили немалые усилия, чтобы отождествить чеченских инсургентов, окруженных в горах на юге Чечни, с базирующимися в Пакистане боевиками «Аль-Кайды». И постепенно изображение всего чеченского движения как сборища подручных Бин-Ладена было без всякой критики принято западными СМИ».

Марк Катц подчеркивает значение другого фактора – сирийского. «В том, что граждане бывшего СССР оказываются причастны к взрывам в Турции, – поясняет он, – можно увидеть и продолжение той активной роли, которую некоторые из них играют в джихадистском движении в Сирии.Но если эти люди активно действуют в Сирии и Турции, то вполне возможно, что они начнут устраивать все больше терактов и в России. Так или иначе, обнаруживается, что взаимосвязь между джихадистской активностью на Ближнем Востоке и в России, а также других постсоветских странах, становится все более явной».

Юсуф Канли усматривает здесь еще одно доказательство старой истины: победа над терроризмом немыслима без сотрудничества всех, кто желает этой победы. «Нам всем брошен очень серьезный вызов, – подчеркивает турецкий журналист. – И справиться с ним своими силами не сможет никто».

  • 16x9 Image

    Алексей Пименов

    Журналист и историк.  Защитил диссертацию в московском Институте востоковедения РАН (1989) и в Джорджтаунском университете (2015).  На «Голосе Америки» – с 2007 года.  Сферы журналистских интересов – международная политика, этнические проблемы, литература и искусство

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG