Линки доступности

Виктор Орбан: неправильно понятый провокатор или будущий диктатор?


Виктор Орбан

Виктор Орбан

Возвышение противоречивого венгерского лидера поддержал Кремль

БУДАПЕШТ – Они выдержали снег и мороз. Несколько сот протестующих собрались в столице Венгрии, Будапеште, чтобы выразить свое недовольство поправкой, которую премьер-министр Виктор Орбан и его правящая партия «Фидеш» собираются внести в конституцию страны.

На этот раз неуступчивый Орбан – политик, которого не перестают клеймить европейские левые, — требует для правительства новых чрезвычайных полномочий, которые позволяли бы ему перед лицом «террористической угрозы» ограничивать распространение информации, приостанавливать действие положений основного закона, гарантирующих свободу собраний, закрывать границы и устанавливать комендантский час на срок до 60 дней.

«Этот план раз и навсегда поставит крест на демократии», — заявил в воскресенье, обращаясь к собравшимся организатор акции протеста и бывший министр в социалистическом правительстве Лайош Бокрош. Он выступил на митинге протеста у здания парламента, где протестующие переминались с ноги на ногу, замерзая от холода.

В последнее время в Будапеште антиправительственные акции протеста по выходным стали обычным делом. Это очень похоже на то, что происходило в Лондоне в 80-е годы, в период правления Маргарет Тэтчер, которая была еще одним политиком, решившим перетряхнуть систему и бросить вызов истеблишменту и либеральному мировоззрению.

С точки зрения венгерских и европейских левых это предложение о «режиме террористической угрозы», которое в следующем месяце должно быть обсуждено в парламенте, большинство в котором принадлежит партии «Фидеш», — это еще одна «черная метка» для Орбана.

У премьер-министра Венгрии становится все больше сторонников среди правых центрально-европейских популистов, разделяющих его анти-иммигрантскую позицию и восхищающихся тем, как он противостоит Брюсселю. Европейские левые не могут также смириться с его неприятием тесной европейской политической интеграции.

С тех пор как Орбан был переизбран премьер-министром в 2010 году, его критики решительно критикуют то, что они считают разрушением системы демократических сдержек и противовесов. И в Венгрии, и в других странах его называют деспотом, ксенофобом и даже венгерским Муссолини.

Американо-европейский новостной сайт Politico назвал его «следующим европейским диктатором».

Что же касается его сторонников, они говорят, что те, кто использует подобные преувеличенные эпитеты, руководствуются двойными стандартами.

Они говорят, что предложенная Орбаном поправка о «состоянии террористической угрозы» ничем не отличатся от жестких мер, которые предложены французским президентом-социалистом Франсуа Олландом и для принятия которых также необходимо внести поправки в конституцию страны.

Однако в отличие от Орбана, меры, предложенные Олландом, не дали левым повода сравнивать французского президента с авторитарными лидерами, такими как российский президент Владимир Путин или президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган.

Противники Орбана отмечают целый ряд других действий, чтобы обосновать свои утверждения о том, что венгерский премьер – настоящий диктатор в процессе становления. Они указывают на государственные контракты и тендеры на закупки, выигрываемые бизнесменами, придерживающимися «правильного» политического курса, возмущаются отношением властей к средствам массовой информации и тем, что Орбан презрительно относится к финансируемым из-за рубежа НПО, особенно к тем, которые оплачиваются американским миллиардером-инвестором венгерского происхождения Джорджем Соросом, который также выступает в защиту прав человека, и Европейским союзом. К слову, Орбан учился в Оксфорде на деньги, предоставленные в виде гранта Фондом Сороса.

Они также утверждают, что сейчас государственные СМИ выполняют функции органов государственной пропаганды. Они подчеркивают, что в соответствии с принятыми по инициативе Орбана законами о СМИ публикация «однобоких новостей» или публикация материалов, оскорбляющих «общественную мораль», считаются преступлениями, наказуемыми штрафами в размере до 900 тысяч долларов.

Тем не менее, по этим законам еще никого не осудили.

Как отмечает Тамаш Бодоки, главный редактор придерживающегося левых взглядов новостного портала atlatszo.hu, у Орбана нет необходимости использовать эти законы. Большинство коммерческих СМИ принадлежат политическим союзникам премьера.

«Есть огромное отличие от Турции и России, где за публикацию критических материалов можно попасть в тюрьму, где за это могут избить, подвергнуть пыткам или застрелить. В Венгрии ничего такого не происходит. Существуют политические и экономические рычаги воздействия, кампании дискредитации, но никто не прийдет сюда, чтобы меня избить», — говорит Бодоки.

Партия «Фидеш» начала свое существование на последнем издыхании коммунистического режима. Это было небольшое, выступающее в поддержку прав и свобод студенческое движение, однако начиная с 2008 года, оно под руководством Орбана постепенно превратилось в популистскую национальную консервативную партию, отвергшую основы свободной рыночной экономики, что беспокоит даже некоторых из сторонников партии, придерживающихся правых взглядов. Его идеи просты: национальному суверенитету угрожают глобализация, а банкиры и еврократы ослабляют национальные государства с их традиционной культурой и образом жизни.

Джералд Фрост, аналитик из будапештского право-центристского аналитического центра Danube Institute, говорит, что Орбан – это интеллектуал, который любит дебаты и обожает разжигать полемику. Ничто не доставляет Орбану больше удовольствия, чем испытывать терпение институтов ЕС и испытывать их на прочность.

Он не отказал себе в этом удовольствии в прошлом году, распорядившись построить 175-километровый забор из колючей проволоки на границе с Сербией и с тех пор с презрением критикует обреченные на неудачу попытки ЕС каким-то образом справиться с хаосом, порожденным охватившим континент иммиграционным кризисом.

Вызов, который он бросил Брюсселю, отчасти объясняет злобные нападки на него, считает Джон О'Сэлливен, бывший советник Маргарет Тэтчер и основатель Danube Institute. «Он скептически относится к идеям надгосударственности и глобального управления, лежащим в основе Европейского союза. Он нарывается на неприятности», — говорит О'Сэлливен.

Неприятности начались год назад, причем внезапно. Размышляя вслух на встрече со своми молодыми сторонниками, Орбан заявил, что либеральная демократия изжила себя, и что, может быть, лучше встать на путь «нелиберальной демократии». «Как только я это услышал, я знал, что эта фраза будет висеть у него на шее до конца его дней», — говорит О'Сэлливен.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG