Линки доступности

Хиллари Клинтон: «Мы пойдем "другим" путем»


Хиллари Клинтон

Хиллари Клинтон

Госсекретарь США заявила, что Соединенные Штаты найдут новые способы поддержки российского гражданского общества

То, что сегодня происходит во многих республиках бывшего СССР – по существу, «ресоветизация» региона, проявляющаяся, в том числе, в усилившемся давлении на представителей гражданского общества, правозащитников и независимые СМИ. Об этом в четверг 6 декабря на встрече министров иностранных дел ОБСЕ в Дублине заявила Госсекретарь США Хиллари Клинтон.

Она добавила, что Соединенные Штаты, тем временем, попытаются найти новые способы поддержки российского гражданского общества в свете недавней криминализации финансовых контактов российских активистов и зарубежных доноров.

Шеф американской дипломатии также отметила, что в последнее время наблюдаются объединенные усилия по предотвращению американской и иностранной в целом поддержки правозащитников.

«Мы пытаемся этому противостоять, однако это непросто. Нам придется найти новые способы поддерживать вас, поскольку все, что мы делали в некоторых странах, в частности в России, теперь противозаконно. Последствия не так ощутимы для нас, но для вас они ужасны», – подчеркнула Клинтон.

Госсекретарь США, очевидно, имела в виду два нашумевших закона, принятых совсем недавно российской Госдумой и направленных на ужесточение контроля финансовой помощи российским правозащитникам и активистам из-за рубежа.

Оба законодательства – закон об «иностранных агентах» и закон о «государственной измене» – подверглись резкой критике как в самой России, так и далеко за ее пределами. Российская оппозиция и гражданское общество в унисон заявили, что таким образом власти окончательно решили вернуть современную Россию в советское прошлое.

Зарубежные правительства и организации-доноры также с большим беспокойством отнеслись к принятию этих законов, отметив, что теперь «Россия совершенно по-иному трактует угрозу своей безопасности».

Главной критикой законодательства является его «субъективность и юридическая неясность».

По мнению противников обоих законов, теперь силовики смогут избирательно преследовать неугодных оппозиционеров и активистов по уголовно наказуемым статьям.

Власти же придерживаются иного мнения. По словам председателя комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Ирины Яровой, в частности, авторы закона об «иностранных агентах» предлагают лишь административные санкции с максимальным штрафом до миллиона рублей. В комментарии британской радиостанции «Би-би-си» Яровая заявила, что, по ее информации, в США за подобные правонарушения предусмотрено до 5 лет заключения.

«Если вы действуете открыто и честно, вам нечего бояться, вам нечего стыдиться», – подчеркнула соавтор законопроекта Ирина Яровая.

Однако аналитикам пока неясно, как «по-новому» Госдепартамент собирается помогать россиянам, несогласным с политическим курсом Владимира Путина.

Профессор университета Альберты (Канада) Дэвид Марплс считает, что количество реальных вариантов оказания финансовой помощи авторитарным режимам всегда было весьма ограниченным.

«Я не уверен, что именно подразумевала госсекретарь под фразой "новые способы поддержки". Правозащитникам очень сложно получать помощь из-за рубежа, которая, к тому же, воспринимается властями той же России или Беларуси как вмешательство во внутренние дела извне. В Беларуси то, что называется “гражданским обществом”, практически не существует, да и ситуация в России все больше усложняется», – заметил Марплс в комментарии корреспонденту «Голоса Америки».

Марплс напомнил, что во времена СССР поддержка прав человека в этой стране зачастую была привязана к эпохальным международным инициативам, в частности, к заключенным в 1975 году Хельсинкским соглашениям.

«Возможно, Хиллари Клинтон имела в виду подобную идею применительно к современной России. Но тогда встает вопрос о том, какие стимулы Запад может предложить России, Беларуси, или даже Украине в обмен на введение более терпимой атмосферы? Не думаю, что есть большое количество разумных вариантов. Положение прав человека, например, в Беларуси вызывает большое беспокойство на протяжении последних 20 лет, и финансирование Западом некоммерческих организаций или оппозиционных политических партий не улучшило ситуацию. В целом, президенты бывших советских республик воспринимают политику Запада (в том числе и ЕС) как непоследовательную: некоторые страны подвергаются наказанию (например, Беларусь), в то время как другие, в той же мере пренебрегающие правами человека, просто игнорируются (например, Казахстан)», – заметил Марплс.

Между тем заместитель главы Московского отделения Human Rights Watch Татьяна Локшина отмечает, что российские некоммерческие организации не боятся показать информацию о том, сколько денег и от каких зарубежных доноров они получают; они просто не хотят называться «иностранными агентами».

«Практически все организации подобную информацию уже давно предоставляют. Почему же они тогда отказываются пройти процесс регистрации? Да потому, что они отказываются называть себя "иностранными агентами", как того требует эта процедура. В русском языке фраза "иностранный агент" подразумевает, что организация обслуживает интересы иностранного государства, что, фактически, абсолютная неправда. Таким образом, пытаясь зарегистрировать эти организации, власти заставляют их признать себя агентами зарубежного правительства. А это полнейший нонсенс», – подчеркнула Локшина.

Между тем профессор Рэдфордского университета Григорий Иоффе, хотя и называет вышеупомянутые законы «ужасными» и «отдающими сталинизмом», убежден, что они стали реакцией властей на поведение некоторых оппозиционеров.

«Не нужно забывать, что [законы] стали отражением – в некоем кривом зеркале правящих элит – того, что часть оппозиционного движения получает инструкции в некоторых западных посольствах», – заметил Иоффе.

По мнению профессора Рэдфордского университета, вашингтонскому политическому истэблишменту никуда не деться от более тесных контактов с правящей российской элитой. Иоффе убежден, что она не такая уж и монолитная, как это кажется многим на Западе.

«Безусловно, можно как-то помогать гражданскому обществу во всех этих странах, в особенности, его наименее радикальным представителям. Однако никогда нельзя терять из вида основного контрагента – правящий аппарат. Именно среди него нужно искать умеренных и наиболее договороспособных сподвижников и пытаться наладить с ними диалог», – заключил Иоффе.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG