Линки доступности

Хиллари Клинтон: попытка вовлечь Иран в диалог оказалась безрезультатной

  • Дэвид Голласт

Вопрос об иранской ядерной программе вот уже второй день обсуждается в стенах Конгресса. Одним из главных участников этого обсуждения является госсекретарь Хиллари Клинтон, принимающая участие в слушаниях, посвященных проекту бюджета Госдепартамента на ближайший год. Проект бюджета предусматривает ассигнование 53 миллиардов долларов на нужды внешней политики.

По мнению конгрессмена-республиканца Даны Рорбахера, попытка демократической администрации наладить диалог с Ираном, возможно, и пришлась по душе европейским союзникам США, однако тегеранские власти расценили ее как признак слабости. «Подыгрывать нашим либеральным европейским друзьям, привыкшим играть в поддавки – это, все-таки, не так важно для нас, как проявить твердость по отношению к репрессивному режиму мулл, режиму убийц, режиму, уничтожающему людей прямо на улицах», – заявил законодатель, обращаясь к главе внешнеполитического ведомства. И продолжил: «Не кажется ли вам, что этот примирительный тон, который, как вы только что признали сами, конечно же, не был принят муллами, отчасти способствовал тому, что боевой дух молодежи, вышедшей на улицы Ирана, чтобы попытаться положить конец режиму мулл, если и не угас совсем, то несколько утратил свой запал?».

Хиллари Клинтон признала, что призывы США к Ирану, призванные способствовать началу диалога об иранской ядерной программе, и в самом деле не возымели воздействия.

Вместе с тем она отметила, что речь при этом всегда шла о двойственном подходе, предусматривавшем, в частности, и угрозу применения жестких мер по отношению к Ирану. Хиллари Клинтон подчеркнула и то обстоятельство, что попытка администрации США вовлечь Иран в диалог в немалой степени способствовала тому, мировое сообщество, оценив проявленную ей добрую волю, сегодня поддержало США в вопросе о применении санкций.

Более того, заметила Хиллари Клинтон, двойная стратегия Соединенных Штатов пользуется широкой поддержкой среди представителей иранской оппозиции, в частности – бывших политзаключенных, с которыми ей пришлось беседовать. «Они полагают, – констатировала госпожа госсекретарь, – что президент Обама взял очень верный тон в своем подходе к Ирану, воодушевив тех, кто рискует жизнью – зная о том, что мы поддерживаем их усилия. Однако им еще предстоит пройти большой и трудный путь. А мы сегодня стремимся мобилизовать мировое общественное мнение, чтобы заставить иранские власти изменить свои расчеты».

По словам Клинтон, нежелание Ирана дать позитивный ответ на призыв США и то, что она охарактеризовала как вызывающее поведение тегеранских властей в вопросе о ядерной программе, продемонстрировали миру реальное положение дел – и сделало перспективу применения эффективных санкций более реальной.

«Я думаю, – сказала глава Госдепартамента, – именно потому, что мы хотели диалога, нас слушают сегодня с большим вниманием, чем слушали бы, поведи мы себя иначе. Полагаю, что важно и то, что наши действия в Совете Безопасности не должны рассматриваться как усилия, предпринимаемые лишь нами. Мы ясно заявили, что речь идет о двусторонних, а предпочтительно – о многосторонних санкциях, т.е. о санкциях, налагаемых государствами, признающими их необходимости и направляемыми Советом Безопасности».

Власти Ирана продолжают настаивать на сугубо мирном характере иранской ядерной программы. Однако, как недавно подчеркнула Хиллари Клинтон, ее подлинный мотив – стремление обзавестись ядерным оружием.

По словам главы Госдепартамента, Соединенным Штатам удалось достигнуть прогресса и в попытках убедить руководство России и Китая прислушаться к мысли о необходимости санкций против Ирана. По всей вероятности, обсуждение проекта резолюции состоится в течение ближайшего месяца или двух, сказала Хиллари Клинтон.

XS
SM
MD
LG