Линки доступности

Клинтон: «США и Европа совместными усилиями должны убедить руководство России улучшить связь с Западом»

Хиллари Клинтон дала во вторник заключительное «глобальное интервью» на посту госсекретаря США, подведя в студии вашингтонского Музея журналистики и новостей Newseum итоги четырех лет работы. К концу интервью, во время которого Клинтон задавали вопросы по спутниковой связи из телестудий в разных странах, пришло сообщение о том, что сенатский комитет по международным отношениям утвердил Джона Керри на пост следующего Госсекретаря. «Замечательно, это хорошие новости!» – отозвалась Клинтон.

Периодические накладки со спутниковой связью в некоторой степени символически отражали вызовы, с которыми США сталкиваются в своем стремлении вести глобальный диалог. В целом, однако, в студии Newseum было интересно, а иногда и весело – особенно, когда два австралийских комика потребовали у главного дипломата США советы по дипломатической миссии в Антарктике.

Вопрос о провале «перезагрузки» с Россией задала госсекретарю Хиллари Клинтон Октавия из Франкфурта, упомянув про разногласия по поводу Сирии, про ядерные амбиции Ирана и «закон Магнитского». «По вашему мнению, нужна ли Европа в качестве посредника между США и Россией?» – спросила она.

«Думаю, одно не исключает другого, – заметила Клинтон. – У США очень важные двусторонние отношения с Россией. За последние четыре года у нас были несколько соглашений – новый договор об ограничении наших арсеналов ядерного оружия. Мы сотрудничали по Афганистану. Была двусторонняя комиссия, которая не произвела большого количества заголовков в прессе, но добилась результатов во многих сферах взаимных интересов», – отметила Клинтон.

Ошибка сервера

Ох, это совсем не то, что мы хотели вам показать! Служба поддержки уже проинформирована и работает над исправлением. Извините.

Please use Search above to see if you can find it elsewhere



Но также, по ее словам, важно работать с Европой, чтобы сформировать позитивные отношения с Россией. «Признаю: сейчас ситуация действительно непростая, Россия закрыла все наши программы помощи, в том числе по борьбе с туберкулезом, помощь детям, пострадавшими от насилия. Это потребует совместных усилий США и Европы убедить Россию – руководство России – как в двустороннем порядке, так и сообща – работать вместе, чтобы улучшить связь с западом, там будущее, и я надеюсь, что в ближайшие годы мы преуспеем больше в попытках добиться этого».

Одной из наиболее острых тем, затронутых в разных студиях, были последствия революций в арабском мире. Говоря о беспорядках в Каире Клинтон отметила, что «трансформации никогда не бывают легкими». Она также выразила надежду, что целью демонстрантов является участие в политическом процессе, а не его срыв. Клинтон также сказала и о риске усиления влияния экстремистов в Северной Африке: «Мы живем в опасном и непредсказуемом мире. Мы как государство делаем все, что можем, чтобы нам не пришлось жить в бункерах. Риску подвержены не только дипломатические представительства, но и бизнес-структуры, как продемонстрировал недавний кризис с заложниками в Алжире, и культурные институты. Но нам надо быть реалистичными – мы не можем отстраниться от мира».

Своими самыми значительными нереализованными задачами в Госдепартаменте Клинтон назвала мир на Ближнем Востоке, экономическое благополучие и права женщин. «Важно то, что мы будем продолжать работать над этим», – сказала Клинтон.

Студент из студии в Бейруте задал вопрос о возможности возобновления палестино-израильских мирных переговоров после переизбрания лидера правой партии Биньямина Нетаньяху. «Эти выборы открывают двери (для процесса), а не захлопывают их», – сказала Клинтон. По ее словам, США сделают все зависящее от них, чтобы процесс продвигался вперед.

Диалог кочевал из студии в Токио, где Клинтон задали вопрос о «провокациях Северной Кореи» – и она выразила разочарование выбранным молодым лидером курсом, в студию в Нью-Дели – где ведущая высказала пожелание, чтобы Клинтон была избрана на пост президента США в 2016-м году. Клинтон отшутилась, перейдя на более серьезный тон при обсуждении прав женщин. Как известно, в Индии имели место массовые протесты против дискриминации, поводом для которых стали случаи групповых изнасилований.

«Ситуация с правами женщин лучше, чем была, но до сих пор существуют двойные стандарты – от тривиальных тем, вроде того, как ты одеваешься, до серьезных – когда женщинам не позволяют голосовать или баллотироваться», – сказала Клинтон. Она отметила, что до сих пор существуют культурные и юридические препоны. «Даже в демократиях, подобных нашим, – обратилась Клинтон к гостям студии в Индии, – даже в такой, как ваша, хотя у вас, в отличие от США, женщина уже была главой государства, – существует дискриминация и нарушение прав женщин. Женщина, которая была изнасилована и скончалась – кто знает, каков мог быть ее вклад в общество? Дискриминация половины населения – это удар по всему обществу, и меня обнадежили протесты против этого явления, в которых приняли участие и мужчины, и женщины».

Вопросы по поводу политики администрации Обамы были заданы и через социальные сети. Пользователь «Фейсбука» спросил, зачем нужны санкции против Ирана, от которых страдает гражданское население.

«Мы не хотим, чтобы иранский народ страдал, но это дилемма для всего мира – действия и намерения иранского правительства вызывают озабоченность во всем мире. Они поддерживают террористов, и их ядерная программа также вызывает озабоченность. Народ Ирана заслуживает лучшего, нежели правительство, которое изолирует их от мира, и они могут дать это понять», – сказала Клинтон.

Другой вопрос – из Твиттера – коснулся отказа администрации Обамы вести переговоры с группировкой Хамас. «Хамас не заинтересован в демократии, – заявила Клинтон. – По большому счету, они являются военизированной группировкой сопротивления. Они смогут принять участие в политическом диалоге лишь тогда, когда откажутся от насилия».

По поводу возможных негативных последствий соперничества между США и Китаем в Азии, Клинтон заметила, что не видит никаких проблем в «здоровом соперничестве – когда есть правила игры».

Хиллари Клинтон высоко оценила экономические достижения и развитие демократии в странах Латинской Америки, отметив при этом, что отношения США со странами региона «так позитивны» именно потому, что дела в регионе «обстоят очень хорошо».

Отвечая на вопрос молодой женщины британско-пакистанского происхождения: о чем она вспоминает с наибольшим сожалением, Хиллари Клинтон ответила:
«Конечно, я глубоко сожалею о гибели американцев в Бенгази. В настоящее время я много работаю над тем, чтобы подобные инциденты больше не повторились. Когда вы занимаетесь подобной работой, необходимо с самого начала понимать, что все на свете контролировать невозможно. Сегодня очень тяжелое положение в Конго и Сирии – в странах, где, как мы хотели бы, международному сообществу удастся проторить ясные пути к разрешению конфликтов».

О политическом будущем Клинтон еще раз спросила студентка из студии в Лондоне.

«На данном этапе я ни о чем подобном не думаю, – сказала Хиллари Клинтон. – Я заканчиваю обязанности на посту госсекретаря и с нетерпением ожидаю возможности отоспаться, лет эдак за 20. Я не говорю о своих планах, но я хочу видеть больше женщин, которые баллотируются на высшие посты в своих странах».

В пятницу, 1-го февраля, Хиллари Клинтон официально покинет пост госсекретаря США.

Русская служба «Голоса Америки» сообщает

Как оценили интервью Хиллари Клинтон российские эксперты?
В российско-американских отношениях наблюдается явное торможение, несмотря на политический капитал, который – с обеих сторон – был вложен в «перезагрузку», сказал московскому корреспонденту Русской службы «Голоса Америки» Роману Ошарову генеральный директор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов. «В словах Клинтон, – отметил он, – отражается то разочарование, которые мы наблюдаем в Демократической партии в отношении перезагрузки российско-американских отношений. Несмотря на значительные усилия, наблюдается торможение в развитии отношений, а по некоторым направлениям явные отступления от достигнутых результатов».
По словам эксперта, торможение касается таких аспектов двусторонних отношений, как контроль над вооружениями, дискуссии по правам человека и целого ряда других вопросов. Однако просто списать «перезагрузку» администрация Барака Обамы не может — это было бы как минимум близоруко, считает Андрей Кортунов.
«При этом, – продолжает эксперт, – очевидно, что у демократов не так много достижений во внешней политике. Эти настроения и отражает уже теперь бывший государственный секретарь Хиллари Клинтон, когда говорит, что есть озабоченность усилением напряженности и увеличением разногласий между двумя странами».
«Думаю, что в России никто из политических деятелей не будут возражать против большей интеграции с Западом», – считает директор Центра изучения США имени Франклина Рузвельта при МГУ имени Ломоносова Юрий Рогулев. По мнению Рогулева, необходима более конкретная постановка вопроса: «С Европой интеграция выше – в особенности с некоторыми европейскими странами. С США этот показатель значительно ниже – и в первую очередь по экономическим вопросам». «Европа, – констатирует эксперт, – занимает более 50% в российском внешнеторговом и экономическом обороте, доля же США совсем небольшая».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG