Линки доступности

Почему граждан России судят в Узбекистане?

  • Виктор Васильев

Светлана Ганнушкина

Светлана Ганнушкина

16 лет тюрьмы за российский паспорт

В конце января МИД РФ заявил, что предпринимает шаги по защите интересов россиянина Юрия Корепанова, приговоренного в Узбекистане к 16 годам лишения свободы. Как явствует из опубликованного документа, Корепанов был арестован в Узбекистане 30 октября 2010 года, а 11 января военный суд Ташкента, считая его исключительно гражданином Республики Узбекистан, приговорил к длительному сроку заключения.

Добавим, что по информации правозащитного центра «Мемориал», Юрию Корепанову на момент ареста минуло 63 года, он пенсионер, приехал в столицу республики Ташкент в гости к сыну (правда, не оформив визу). Суд квалифицировал его отказ от узбекского гражданства в начале 2000-х годов как измену родине.

Правозащитники из Ташкента, как заявил корреспонденту Русской службы «Голоса Америки» президент общества политических эмигрантов из Центральной Азии Бахром Хамроев, убеждены, что Корепанова осудили по сфабрикованному делу. «Я уверен, что когда власти преследуют по таким статьям, всегда выносится несправедливый приговор», – подчеркнул он.

Исчез в России, объявился в Узбекистане

Председатель комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина заявила, что это не единственный в своем роде случай. Она поведала историю беженца из Узбекистана Санджарбека Сатвалдиева, который, приехав в Россию, по упрощенной процедуре официально получил гражданство РФ. «Санджарбек обращался в «Мемориал» и говорил, что ему угрожают спецслужбы Узбекистана, просил помочь ему переехать в другую страну. Наверное, на мне лежит часть вины. Я пообещала, что если его арестуют, мы будем его защищать», – рассказывает правозащитница.

15 сентября 2010 года Санджарбека Сатвалдиева задержали люди, представившиеся сотрудниками милиции. «К несчастью, у него не было с собой российского паспорта, но Санджарбек поставил милицию в известность, что он гражданин России. И после этого пропал», – констатировала Светлана Ганнушкина.

По ее словам, ни на какие их призывы объяснить, куда исчез человек, им никто не отвечал. «Потом в прокуратуре РФ сообщили, что проводится проверка по возможному превышению должностных полномочий сотрудниками органов внутренних дел. Из этой формулировки уже стало ясно: его самого не ищут», – добавила она.

А в декабре в «Мемориал» пришел брат Сатвалдиева и сообщил, что Санджарбек обнаружен в андижанском следственном изоляторе. Там попросту стало холодно, рассказал он, и родителей попросили привезти ему теплые вещи. До этого он в течение месяца содержался под стражей в Ташкенте.

По поводу дела Сатвалдиева в «Гражданское содействие» позже все-таки позвонили из прокуратуры РФ и стали объяснять, какой он «нехороший человек». «Это говорит о том, что его исчезновение для них не тайна. Я ответила так: Даже если бы он был серийным убийцей, я бы все равно занималась этим делом. Потому что в данном случае заинтересована в том, чтобы у нас не было наказания «плохих» людей таким способом», – резюмировала Светлана Ганнушкина.

По ее утверждению, начиная с 2005 года, это первая незаконная передача гражданина России в Узбекистан. В 2005-м при схожих обстоятельствах из СИЗО был передан властям Узбекистана Алишер Усманов, который потом получил большой срок наказания. Светлана Ганнушкина считает, что в любом случае дела по экстрадиции должны вестись законным образом.

Экстрадиции или депортации?

«После задержания человека органы правопорядка обязаны сообщить об этом его родственникам. Потом решение об экстрадиции должна принимать прокуратура, а человек должен иметь право обжаловать это решение. Мы могли бы обратиться в Европейский суд по правам человека, который почти наверняка не разрешил бы его выдать в Узбекистан», – говорит Светлана Ганнушкина. По ее сведениям, Евросуд еще не разрешил передать ни одного человека в Узбекистан, поскольку там регулярно используются пытки, и есть опасность для жизни политзаключенных.

По данным комитета «Гражданское содействие», незаконные экстрадиции из России граждан сопредельных государств получили достаточно широкую практику. Известно по крайней мере о десяти подобных случаях, произошедших за постсоветский период. Показательна в этом смысле история другого узбека – Наби Султанова. Хотя ранее Евросуд запретил выдавать его в Узбекистан, в сентябре 2010 Султанова все-таки задержали в Московской области.

Судьба Султанова решалась на очень высоком уровне после вмешательства правозащитников, которые обратились в Генпрокуратуру. После долгих переговоров главного омбудсмена страны Владимира Лукина с прокурором Московской области задержанного отпустили на свободу.

Позже в «Мемориале» получили ответ по этому делу. Им сказали, что ничего противозаконного не произошло. Более того, указывает Орлов, там записано следующее: «В связи с тем, что не было нарушения закона, проверка не проводилась». На его взгляд, налицо сознательное саботирование российскими следователями уголовных дел такой категории. Правозащитники готовят по всем делам, связанным с похищениями людей в Москве и московском регионе и последующей незаконной выдачей их властям бывших постсоветских республик, жалобы в Европейский суд по правам человека.

Олег Орлов думает, что это сознательное, целенаправленное и последовательное распространение практики, отработанной на Северном Кавказе. «Потом это перешло на другие регионы России – Воронеж, Ставрополье, Ростов, теперь докатилось до московского региона. Это системная проблема», – добавил он.

Президент общества политических эмигрантов из Центральной Азии Бахром Хамроев подтвердил, что подобных случаев по России хватает. «Когда мы вовремя узнаем, что кого-то, незаконно арестовав, пытаются выдворить из страны, то с помощью правозащитников иногда успеваем предотвратить намечавшуюся экстрадицию. Но это бывает нечасто. Спецслужбы действуют быстро», – свидетельствует он.

В последнее время людей, по его сведениям, чаще всего экстрадируют в Узбекистан и Таджикистан. «Обычно это касается тех, кто находится в розыске, но по сфабрикованным делам. Российские власти всегда закрывают глаза на творящийся произвол и даже способствуют похищениям людей. Это говорит о серьезной угрозе другим вынужденным эмигрантам из Центральной Азии, которые находятся в поисках политического убежища в России. Тут можно говорить не об экстрадиции, а о депортации», – утверждает Бахром Хамроев.

В России эта тема не пользуется популярностью. «Голос Америки» обращался с просьбами прокомментировать ситуацию в Институт стран СНГ, в Государственную Думу. Там сказали, что им ничего неизвестно о сложившейся в России практике незаконной экстрадиции людей. Глава Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве Алексей Власов признал наличие проблемы и сказал, что его даже привлекали по одному такому случаю в качестве посредника. Но он не взялся тут стать судьей. «Когда дело касается мигрантов из Центральной Азии, чаще всего там есть некий политический контекст», – заметил Алексей Власов.

Новости России читайте здесь

Новости стран СНГ читайте здесь

XS
SM
MD
LG