Линки доступности

Чарльз Купчан: приостановка «перезагрузки» – на 90% на совеcти Москвы


Владимир Путин

Владимир Путин

Американский политолог об отношениях США и России

В Вашинтоне с началом второго срока президента Барака Обамы все чаще задается вопрос о том, какой будет судьба политики «перезагрузки» США с Россией, начатой с приходом в Белый дом нынешнего американского президента и его команды 4 года назад.

Чарльз Купчан, бывший директор центра Европы в Совете национальной безопасности, ныне профессор международных отношений университета Джорджтауна дал эксклюзивное интервью Сербской службе «Голоса Америки». По просьбе Русской службы он ответил на следующие вопросы:

Вопрос: Что, по-вашему, происходит с политикой «перезагрузки»?

Ч.К.: Я не думаю, что «перезагрузка» завершена, однако, она точно приостановлена. Я считаю, что это на 90% результат действий Москвы, с точки зрения которой некоторые поступки США не принесли ничего кроме головной боли. Например, операция в Ливии, которая «охладила» Москву, и нельзя сказать, что беспричинно. Я имею ввиду одобрение Совбезом ООН миссии по защите гражданского населения, которая переросла в операцию по уничтожению Каддафи. Это привело к тому, что внешняя политика России стала крайне провокативной, и, в какой-то степени, саморазрушающей в том аспекте, что Москва оказалась изолированной в вопросе, касающемся Сирии. В какой-то момент получилось так, что Путин оказался сторонником режима, который международное сообщество, в большинстве своем, считает криминальным из-за того, что он убивает своих же граждан. В этом смысле то, что раньше было жесткой российской политикой, превратилось в нечто непонятное. В качестве еще одного примера можно привести реакцию России на так называемый «закон Магнитского». Американские конгрессмены решили отменить поправку Джексона-Вэника и нормализовать торговые отношения с РФ, чтобы в полной мере использовать факт вступления России во Всемирную торговую организацию. В новый закон было вписано положение о ситуации с правами человека, на что Россия отреагировала запретом на усыновление своих детей американскими гражданами. Это – не логичный поступок, а скорее признак злобы и показатель того, что политика России сошла с верного пути.

Я думаю, Вашингтон смотрит на это с точки зрения того, что нужно немного отступить и дать Кремлю время восстановить свое хладнокровие и уже потом вернуться к вопросу «перезагрузки».

Вопрос: Важна ли Россия для США?

Ч.К.: Я думаю, Россия очень важна. Я также считаю, что администрация Барака Обамы поступила правильно, попытавшись установить теплые отношения с РФ. Российская Федерация – ключевой игрок на рынке энергоресурсов, в сфере ядерного оружия. Россия стратегически важна, когда речь идет о доступе в Афганистан, в иранском вопросе, в частности, – в переговорах об иранской ядерной программе. Россия – ключевой игрок в сирийском вопросе. Если бы не сопротивление Москвы и солидарность Пекина, мы бы увидели более эффективные действия в том, что касается гражданской войны в Сирии.

Поэтому мнение России важно, однако если Москва будет действовать деструктивно, то для США будет очень трудно продолжать пытаться кооперировать с Москвой, как они это делали во время первого президентского срока Барака Обамы.

Вопрос: Что представляет собой главное препятствие: Владимир Путин или приоритеты российской внешней политики, которые останутся и без него?

Ч.К.: Мне кажется, что сейчас главным препятствием является Путин и консолидация власти, которую он проводит, апеллируя к интересам определенных групп в российской бюрократии, например, к силовикам или военным, которые настроены против Запада. Мне также кажется, что Путин чувствует себя уязвимым, потому что, несмотря на то, что он относительно легко, по западным стандартам, выиграл прошлогодние выборы, оппозиционные настроения никуда не делись, что-то изменилось в российской политике. Протестные настроения не сошли на нет. Протестное движение, безусловно, не то, что было раньше, в самом его начале, но оно, абсолютно точно, не подавлено. Принимая в это во внимание, лучшим объяснением поведению Путина, по моему мнению, может быть обусловленная уязвимостью попытка заручиться поддержкой регионов, путем обращения к националистическим лозунгам и антизападной риторике. Он всегда обращался к этой уловке, похоже, что делает он это и сейчас. Но это плохо сказывается на американо-российских отношениях и отношениях РФ с Западом.

Вопрос: Как вам кажется, он может отказаться от этой политике в будущем?

Мне кажется, интересы России ориентированы на западный мир. Я бы сказал, что РФ, по крайней мере, также сильно заинтересована в хороших отношениях с Европой и США, как и Европа и США заинтересованы в сотрудничестве с Российской Федерацией
Ч.К.: Мне кажется, интересы России ориентированы на западный мир. Я бы сказал, что РФ, по крайней мере, также сильно заинтересована в хороших отношениях с Европой и США, как и Европа и США заинтересованы в сотрудничестве с Российской Федерацией. Если задуматься о будущем России, о том, что лучше для страны – союз с Беларусью, Казахстаном и другими ее соседями или интеграция в европейские рынки – то сделать выбор не сложно. Однако, мне кажется, что, касательно этого выбора, на данный момент Россия принимает неверные решения по причинам, связанным с внутренней политикой.

Вопрос: Вы думаете «закон Магнитского» сможет повлиять на выгоды, которые Россия могла бы извлечь из своего членства в ВТО?

Ч.К.: Я так не думаю, хотя бы потому, что ВТО способствует большей экономической интеграции. В США был принят закон, нормализующий торговые отношения с Россией, для того, чтобы американский бизнес смог конкурировать на российском рынке на равных со всеми условиях. Это будет иметь положительный эффект, но все это происходит на фоне раздражения со стороны России «законом Магнитского». Вообще вся эта ситуация должна быть выгодна обеим сторонам: США отменили поправку Джексона-Вэника, Россия, наконец-то вступила в ВТО. В реальности же тучи только сгущаются. И это очень досадно.

Вопрос: То есть, вы считаете, что в двусторонних отношениях США и России на время наступит пауза?

Ч.К.: Я бы назвал это паузой, если бы наш разговор состоялся после победы Путина на президентских выборах. Однако эта пауза продолжается уже почти год. К тому же, в последние 6 месяцев ситуация обострилась. Это свидетельствует о том, что это не временное явление, а, возможно, постоянное, особенно на фоне возвращения Путина на пост президента. Мне кажется, что сейчас нам всем стоит ждать и наблюдать за развитием ситуации. Мне кажется, не стоит пока обращаться к Москве с новыми инициативами, поскольку, похоже, что Путин готов «укусить» любую протянутую к нему руку.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG